Ответ анонимного священника брезгливому батюшке

5 месяцев назад Ахилла

Я очень благодарен священнику Константину Пархоменко, что он, нечеловеческими усилиями превозмогая чувство гадливости и брезгливости, все-таки дочитал до конца мое интервью. И вот я подумал: экие все-таки коллеги мои кисейные барышни, все вам ладаном должно пахнуть. А где не пахнет, там они, видите ли, брезгуют… Но зато называют себя духовными врачами, а Церковь — лечебницей. Но брезгуют своими же нарывами и гнойниками:

Сразу предупреждаю, что Я БЫ ВООБЩЕ НЕ РЕКОМЕНДОВАЛ ЧИТАТЬ ЭТО ПИСЬМО. Не смущайте себя, не портьте себе настроение. Я, когда читал его первый раз, дочитал лишь до половины и закрыл, потому что на душе стало отвратительно и как-то грязно. Потом, когда стали задавать вопросы, я понял, что мне от этого никуда не уйти и надо дочитать до конца — работа такая.

Ну что ж, посмотрим на результаты этого труда.

Итак, некий анонимный священник (сильно сомневаюсь, кажется, это состряпанный безбожниками фейк) отвечает на вопросы.

Вот это одна из тех позиций, которая всегда меня удивляла: если гладят против шерсти, то это обязательно безбожный фейк. Ну, конечно, мы ж в Церкви какаем исключительно бабочками и источаем святое миро, а если кому-то неприятно пахнет, то он точно безбожник, не может выносить нашего райского благоухания. Это одна из самых отвратительных церковных (а так же сектантских) аксиом: кто нас критикует — слуга дьявола. А аксиому нужно принимать без доказательств и исследования. Это грубая ловушка, годная только для ловли очень примитивных умов. По счастью, примитивных умов много.

Мы имеем дело с человеком, потерявшим веру. НЕ ПОТОМУ ОН ПОТЕРЯЛ ВЕРУ, ЧТО ТАК ВСЕ ПЛОХО В ЦЕРКВИ, А ПОТОМУ ЕМУ И ПЛОХО, ЧТО ВЕРУ ПОТЕРЯЛ. Чувствуете разницу?

Нет. То, что вы называете религиозной верой, я не терял. Я сознательно от нее отказался, как отказываются от употребления героина. Потому что ваша вера это то, что не дает человеку реально и критически мыслить, то, что заставляет его склонять голову перед фантомами и не видеть реально существующих вещей и проблем. И отказ от этой веры дался мне совсем нелегко и очень даже болезненно.

Помните книжку Волкова «Огненный бог марранов»? Про что книжка? Про веру в «благодатный огонь». Марраны думали, что Джюс творит божественное чудо, высекая огонь из пальца, а у него просто была зажата в кулаке зажигалка. Вот от этой марранской веры в чудо, в волю некоего высшего существа во всем, что происходит, я отказался. Поэтому я спокойно говорю: в церкви никакого Бога нет, а есть набор техник по промывке мозгов разной степени сложности. Они работают, это факт, но чуда в них нет. Этой же техникой пользуется любая религиозная секта.

Моя жена через мое плечо глянула на это письмо и сказала: «Бедный, веру потерял. Ну, так пусть уходит из священства и идет работать на светскую работу».

Я прокомментировал: «Не может…»

Жена, искренне: «Почему не может?»

В моей жизни всегда было много людей, которые заглядывая через плечо, учили меня жить. Обычно я их посылал очень грубо, но здесь скажу только: жене — большой привет.

Я задумался. А ведь на самом деле не-может, а не хочет, потому, что там надо работать, а тут плыви себе по течению: оттарабанил службу, положил денежки в карман и давай, отдыхай.

Спасибо, что признаетесь, что священник в РПЦ именно этим и занимается. Ни вы, ни я здесь не исключение.

Мы скажем: Но ведь это очень подлая, непорядочная позиция…
Ну, — ответит наш батюшка, — потому я такой подлый и непорядочный, что Патриарх плохой, да церковники.

Я нигде не говорил, что моя позиция честная и порядочная. Моя позиция — это всего лишь моя позиция. Я ее сформировал за 10 лет, и отказываться от нее пока не собираюсь. Вы можете вешать на мою позицию какие угодно ярлыки, мне это безразлично. Во всяком случае, я знаю, о чем говорю, и знаю ситуацию изнутри. Но у меня, в отличие от вас, кожа пупырышками не покрывается от мысли, что придется критиковать Церковь. Для меня нет ничего в Церкви такого, чего нельзя было бы подвергнуть критике.
По поводу моей анонимности — тут тоже все ясно. Я полностью отдаю себе отчет, что мое интервью тянет на «высшую меру» по шкале церковных наказаний. Но пока такого удовольствия я никому не доставлю.

А ведь все именно так! Мы имеем дело с человеком, который абсолютно не соответствует занимаемой должности — НЕВОЗМОЖНО БЫТЬ НЕВЕРУЮЩИМ СВЯЩЕННИКОМ.

А кто соответствует? Наверное, голубенькие монашики? Епископы, которые покупают себе митры за 500 000 р., или духовники, которые готовы считать человека духовно больным, только потому, что его зачали в пост? Наверное, своему месту соответствуют игуменьи, которые благословляют подтираться пальцем вместо туалетной бумаги, или Патриарх с чудотворными невидимыми часами и книгами, покрытыми нанопылью?

Неверующим священником быть можно, потому что священник в РПЦ — это устройство для размахивания кадилом, бездушное, безмозглое, безглазое, не имеющее своего мнения и своей воли или притворяющееся таковым. Если бы священники были бы верующими и действительно ревнителями истины и здоровой церковной жизни, то современные архиереи искали бы пятый угол. А пока что этот угол ищут батюшки, которым не хватает ни ума, ни воли, ни мужественности поставить всю эту зажравшуюся элиту на место.

Неверующим священником в Церкви быть можно. Самостоятельным и независимым — крайне редко, и то в виде исключения, подтверждающего правило.

Так что не надо мне говорить о вере. Вашей так называемой веры хватает с избытком, чтоб читать мне мораль. Тоже мне, удивили! Вы мне покажите священника, который пошлет своего архиерея к чертовой матери за то, что тот спит с мужиками, или рукополагает за деньги. Я не знаю, во что будет верить этот смельчак, но я ему пожму руку с удовольствием. Но вам, отец Константин, на это веры точно не хватит.

А вот неверующим, то есть не имеющим своего личного духовного опыта, не имеющим личных отношений с Богом, — невозможно!

Возможно. Потому что то, что вы считаете своим духовным опытом, это именно то, что в нашей субкультуре принято называть прелестью. То есть это ваша ложь, направленная вами на самих же себя. Проверить это очень легко: продемонстрируйте наглядно, в чем заключается ваш духовный опыт? Что есть в вас такого, что отличало бы вас от человека, на этот опыт не претендующего? В чем таком выражаются ваши ЛИЧНЫЕ отношения с Богом? Просто, конкретно, наглядно и объективно продемонстрируйте это. Обычно на такие просьбы я получаю стандартный ответ: «если вы не верите, то вам понимания таких вещей недоступно, потому показать вам ничего не можем, вернее, можем, но вы все равно ничего не увидите». Если вы сможете предложить мне в ответ, что-то более вменяемое, то рад буду ознакомиться.

Любой психолог скажет (а интуитивно мы и так все это знаем), что при общении важны даже не слова, а таинство общения. При общении мы считываем 90% информации, идущей от собеседника подсознательно.

Кстати, вот еще одна отвратительная черта т.н. «духовности». «Духовный человек» с поразительной легкостью рассуждает от имени всех психологов, всех ученых, всех космонавтов, всех шпалоукладчиц, доярок и системных администраторов. Как это ни удивительно для русского языка, но невежество и всезнание — это синонимы.

Уйди честно и служи в миру людям, но не надо лгать, стоя у престола, произнося молитвы. Мы не верим этим молитвам и твоим советам. Мы слышим молитвы, но в сердце нашем они не откликаются, потому что это бездушные механические слова.

То человек сетует на мою анонимность, то, оказывается, он слышит мои молитвы. Какое такое «ваше сердце»? Что такое в нем «не откликается»? Поймите простую вещь: ложь не перестает быть ложью, если в нее кто-то верит. Напротив, ложь может существовать только тогда, когда в нее верят. Поэтому, даже если вы верите в то, что ваша «духовная жизнь» и «богообщение» наделяют вас какими-то особыми качествами и дают вам какой-то особый опыт, то вы просто верите в ложь. Вы самый обычный человек, но вы можете бесконечно лгать себе, что у вас с Богом какие-то особые отношения. Собственно на этой лжи самому себе о том, что верующие имеют какие-то особые дары, способности, знания, вся система по промывке мозгов и держится.

Позиция автора письма абсолютно инфантильная, тут полная личностная незрелость. Автор письма, как ребенок, считает, что старшие за него должны все сделать. Только если они будут что-то делать и менять, тогда станет хорошо.

А ты, дорогой, что лично ты делаешь в этом отношении? Не смотри на других, делай сам. Кто мешает проповедовать, окормлять паству, преподавать?..

Я перестал врать самому себе. Я считаю это самой великой своей победой. Можете считать это инфантильностью.

Итак, когда увидел проблемы — нужно «делать ноги». Хорошая позиция.

Да, есть такие болезни, узнав о которых, надо покупать не лекарства, а гроб. Есть такие больные, которым ничем не поможешь, но заразиться от них и самому погибнуть проще простого. Делать ноги в таких ситуациях — самое разумное поведение.

Ведь это Церковь родного мне, открывшегося мне Христа, моего Спасителя, Который умер за меня и обещал мне Царство Божие!.. Знакомство с христианской историей даже на самом поверхностном уровне показывает, что в Церкви всегда были проблемы и язвы, потому что Церковь — это сообщество людей, а люди, сами-знаете…

Странно мне вам напоминать, что Церковь, по православным представлениям, это Тело Христово, а не просто сообщество моральных и интеллектуальных калек.

Позвольте вам предложить аналогию: если я вдруг перестану мыться, чистить зубы и соблюдать прочие правила личной гигиены, то на мне заведется целый зоопарк паразитов, а тело мое покроется струпьями и язвами. Это понятно. Вопрос: кто виноват? Мое сознание. Проще говоря: если тело в дерьме — виновата голова. Поэтому вы хотите представить нам Христа или как паралитика, неспособного ухаживать за своим телом, или как голову, живущую отдельно от тела своей собственной жизнью.

Вы говорите, что вам Христос обещал Царство Божие. Ну! И где оно? Внутри вас? Покажите! Вы что-то получили, кроме места на приходе? Если это так, прошу продемонстрировать! А то получается как в анекдоте:

— Ты обещал на мне жениться!

— Мало ли чего я на тебе обещал.

Вы уверены, что вам обещали целое Царство? Ждите. А пока ждете, будете как миленький платить за коммуналку. А если не заплатите, то ЖЭК, а не Бог, устроит вам конец света. Ну, а внутри своего воображения вы, конечно, во дворце.

А как же…

Список можно продолжать долго.

От всего этого захочешь — и не отречешься! Мне, во всяком случае, моя вера дает неизмеримо больше, до стыдного больше, чем я — ей.

Согласен, что список ваших эмоциональных переживаний можно продолжать не просто долго, а бесконечно. Дело в том, что ничуть не меньше восторга и радости можно получать и от музыки, и от живописи, и от науки, и от экстремального спорта, даже от выигрыша в лотерею. Чем ваше чувство восторга от собственной веры выше восторга спортсмена или дирижёра от собственной работы и успехов? Вам дала это вера. А они получили это без веры. И они любят свое дело больше жизни, и при этом не думают ни о каком Боге, и не ждут никакого обещанного Царства. Они просто любят жизнь.

Скажу больше: я и свинарник, и грязь нашу целую, потому, что это грязь людей, которые мне дороги.

Если ваш «духовный опыт» заставляет вас целовать грязь, то мне очень жаль. Лично я влечения к нечистотам не испытываю, от кого бы они не происходили, хоть от ближних, хоть от дальних.

Я, как говорят в Одессе, «дико извиняюсь», но ведь Церковь действительно есть оплот патриотизма, хранитель исторической памяти и всяких там скреп.

Об этом я и сказал в интервью. Только истинно верующий и «духовный» человек, может гордиться тем, что живет в дерьме, потому что в этом дерьме он, видите ли, молится. А лечиться вы все равно будете непатриотичными лекарствами и есть непатриотичные продукты. Потому что патриотизмом ни насморк не вылечишь, ни самолет в небо не поднимешь.

Про историческую память я вообще молчу. Там такие авгиевы конюшни, что и рота Гераклов не справится. Один только фейковый праздник 4 ноября чего стоит.

Какие такие «скрепы» может хранить Церковь, если из всех людей, которые называют себя верующими, Символ Веры могут вспомнить от силы 5%? Понятно, что теми, кто называет себя верующими, но не имеет представление о своей вере, очень легко манипулировать, выдавая за истинное православие борьбу с масонами, ИНН, ГМО, абортами, театрами, художниками, режиссерами, анатомическими выставками, но называть все это способом хранения духовных и нравственных ценностей я бы не стал.

Да, эти лозунги сегодня опошлены и девальвированы, но ведь это, все-таки, так и есть. Да, мы, священники, сами не показывающие примера, вещаем об этом своими «скверными устнами», но ведь в этих словах — правда.

Нет никакой правды ни в патриотической, ни в имперской риторике, которую постоянно транслирует Церковь. Патриотизм, величие государства — это такая же идеология, как и любая другая и цель у нее одна — манипуляция как можно большими массами населения. И тут у Церкви и государства совершенно общие интересы. Государство поддерживает Церковь с ее идеологией «духовных скреп», а Церковь поддерживает государство с никуда не годной экономикой и низким уровнем жизни населения, и с совершенно безумными амбициями. Вы легко можете нагуглить изречения Патриарха и Чаплина, где воспевается бедность и осуждается желание людей жить хорошо и в достатке. Отсюда такая вражда ко всему, что происходит в цивилизованной Европе, потому что там у людей есть права, потому что там живут лучше и дольше, чем в России, и как-то умудряются это делать без религии и поклонения вождю.

Конечно, наша церковно-патриотическая болтовня стремится всю европейскую цивилизацию свести к бесконечным гей-парадам. Однако же самые упоротые православные патриоты, типа Милонова, все равно таскают из гейропы санкционную рыбку, ездят туда отдыхать, лечатся там, учат там своих детей. Потому что прекрасно понимают, что все эти патриотические крики под звон кадила — для лохов, для массы, для самой тупой части населения страны. А умные люди получают образование и развивают технологии без всякого православия и патриотизма. И у них это отменно получается.

Грустно мне читать про то, как Церковь придумывала законы, абсолютизирующие власть царя и епископа, как благословляла гонения на старообрядцев, иноверцев, поддерживала крепостной режим… Я уже молчу про инквизицию и все прочее, но ведь мы определились, что Церковь — это люди. И они могут ошибаться.

Я говорил об этом и могу повторить: если моя рука пытается выколоть пальцем мне глаз или выбить кулаком зубы, то проблема не в руке, а в голове. Рука без головы — просто мясо и кости, и ничего не может сама по себе. Поэтому, если вы в извинительном тоне говорите о том, что Церковь — это люди, вот люди и напакостили, потому что они люди, а люди ошибаются… Конечно, если речь идет о каком-то клубе, партии, то вопросов нет. Но если вы говорите о Церкви как о Теле Христовом, то или Христос самым непозволительным образом запустил свое тело, бросив его на съедение червям, или это кусок мертвечины, который вы хотите пришить ко Христу исключительно силой вашего воображения и пропаганды. Вот на этот вопрос пусть каждый сам ищет для себя ответ.

А чем Патриарх Кирилл вам не нравится? Часто слышу: «Кирилл! Кирилл!» А спросишь: в чем конкретно есть претензии к Патриарху? — и как-то задумываются.

Я не знаю, кого вы имеете в виду, но я в своем интервью сказал об этом вполне конкретно.

Надо строить храмы? Надо. Патриарх инициировал программу строительства сотен храмов, и это очень нужно! Нужен Исаакий верующим? Конечно! Хватит из храма делать музейный бизнес-проект. Или вы за то, чтобы ничего не строилось, главное — спокойствие и согласие с безбожниками?

Строить храмы надо кому? 5% воцерковленных людей. Теперь простая математика: медицинская помощь нужна 100% населения, образование нужно 100% населения, хорошие бытовые условия нужны 100% населения. Храмы нужны 5% населения. То есть строительство храмов — это проблема организации, охватывающей всего 5% населения страны. Поэтому крайне неправомерно думать, что можно у кого-то забрать парк и построить там храм, забрать помещение школы или детского сада и заселить туда монахов. А такие случаи сплошь и рядом. Если вы хотите строить храмы ТАКИМ способом, то будьте готовы к тому, что их разрушат или подожгут. И дело тут не в безбожии, а просто в чьих-то непомерных аппетитах и желании залезть на стол с ногами.

Что касается Исаакия, это вообще анекдот. Зачем РПЦ Исаакий, если она элементарно не может содержать даже ХХС в Москве и превратила его в бизнес-площадку. Теоретически любой человек может оплатить аренду Зала церковных соборов и устроить там презентацию хоть новой коллекции женского белья. Вы хотите Исаакий в это превратить? Нет? Тогда вообще непонятно, чего вы хотите. Служить и молиться там уже давно никто не мешает.

А ответ на этот вопрос на самом деле очень простой: Исаакий — это большая толстая труба, через которую течет неслабый денежный поток — миллионы долларов в год. Присосаться к этой трубе — это та цель, за которую стоит подраться, что мы и видим. Почему-то никто в Патриархии не рвет на груди тельняшку по поводу восстановления огромного количество храмов, пребывающих до сих пор в руинированном состоянии по всей стране. А тут такое пирожное с кремом посреди Питера! Глупо было бы не попытаться его хотя бы лизнуть.

И наше священноначалие заняло такую позицию: обидеться и наказать. Мы можем не соглашаться с этим, но ведь и эта позиция имеет права на существование.

Нет, в Церкви в принципе быть не может такой позиции, которая позволяла бы применять насилие в ответ на действия, не сопряженные с насилием. Если священноначалие выбирает в ситуации с Пусси Райот позицию обидеться и наказать, то это священноначалие слабое, инфантильное, заносчивое и мстительное. Причем мстительность эта на уровне детской песочницы. Но когда этим занимаются взрослые люди, да еще и именем Божьим на устах, это выглядит как полный позор.

Позиция Патриарха очень проста: если меня кто обидит, то мне Евангелие не указ. Но зато у меня есть золотая шапка и большая бляха на пузе с изображением Богородицы, и потому я служитель Божий, хоть и кладу на Бога с прибором! И потому Церкви потребовалась целая прокуратура, чтобы расквитаться с тремя панкушками. Вот и вся духовность.

А никого не удивляет, что сегодня открыто публикуются материалы, в которых высказываются критические замечания к церковной жизни (тот же о. А. Кураев, о. В. Чаплин) и никто их не затыкает?

По поводу Чаплина говорить не хочу. Это тема на стыке парадоксов церковного администрирования, психиатрии и наркологии. Человек просто нуждается в лечении. А вот Кураева заткнуть пытались и очень активно. Плохо получилось, потому что о. Андрей личность очень крупная (и не только по физическим габаритам) и независимая, и способов реального давления на него у Патриархии нет. Легче игнорировать Кураева, чем с ним бороться.

И еще: Патриарх — это начальник, если хотите, босс. Мы можем быть с его мнением не согласны, но босс — он, а не мы. Мы ведь на своей светской работе можем быть не согласны с мнением начальника, он не обязан действовать так, как нам нравится. Это — право начальника. У него другой уровень компетенции, видение вещей, и он может принимать решения, которые нам не близки.

Ну, тогда мне совсем непонятно, почему вы своего босса называете «Святейшим великим господином и отцом». Думаю, вам самому надо бы определиться с тем, кто для вас Патриарх.

Архиереи и были неподсудными феодалами — это печальный факт. С этим я отчасти согласен. «Отчасти», потому что именно при нынешнем Патриархе был учрежден Церковный суд. Туда может обратиться несправедливо обиженный клирик.

О существовании церковного суда в РПЦ можно говорить только после того, как со своей кафедры полетит первая голубая митра, и первый епископ будет лишен сана за симонию. Пока этого не произошло, суда в Церкви нет.

Патриарх — прекрасный проповедник и оратор! Это факт, нравится нам или нет, но признайте правду. Мы можем быть с ним в чем-то не согласны, но то, что Патриарх говорит вещи мудрые, правильные, сбалансированные и избегающие крайностей.

« — Я очень люблю ПЖ!

— А я его еще больше КУ!» (из фильма «Кин-Дза-Дза»)

Церковное священноначалие не идет вопреки власти. А нужно, чтобы шло? Нужно, чтобы, вместо созидания, шла работа на разделение общества?

А вы считаете, что называя с амвона бойню в Сирии «священной войной», Церковь способствует объединению общества? И это только один пример. Церковь не идет на конфликт с властью по одной простой причине — она ориентирована на союз с сильной стороной. И именно поэтому во время ВОВ там, где были фашисты, Церковь благословляла фашистов, а там, где была Красная армия, Церковь благословляла Сталина. Церковь в лице своей иерархии совершенно ясно дает власти понять: что бы вы ни сделали, мы поддержим, только не давайте нас в обиду и давайте денежки. Поэтому, какие бы людоедские законы правительство не штамповало, все они будут Церковью поддерживаться. Яркий тому пример — высказывание Патриарха, где он решил поиграть в великого экономиста, и доигрался до того, что чуть ли не объявил падение рубля благом для страны.

Никаких независимых от государственной власти поступков и суждений от человека, которого охраняет ФСО, ждать не надо в принципе. А то, что он сам себя позиционирует как духовного лидера, только добавляет юмора в и без того смешную комедию.

А я вообще за то, чтобы священники не скрывались за никами и анонимными аватарками. Мне бывает противно, когда я читаю какую-нибудь гадость и знаю, что за ником скрывается священник.

Я могу привести массу примеров, когда человек выступает анонимно или скрывается за псевдонимом по вполне понятным причинам. Моя анонимность на самом деле лишает вас только одного — возможности заниматься обсуждением лично меня, хотя вы все равно делаете это на протяжении всей своей статьи. Но, как показала полемика вокруг моего интервью (которое, кстати, без всякого моего ведома, почему-то назвали в редакции «исповедью», что странно, потому что каяться я в этом интервью точно не собирался), обсуждать лично меня гораздо интереснее, чем обсуждать круг обозначенных мною проблем. Вот и вы называли меня уже и вором, и инфантильным, и еще как-то… А что вы возразили по сути? Практически ничего. Дифирамбы Кириллу не в счет.

Все время стонут, что можно лишиться прихода. Да какая разница? Ты Богу и людям пришел служить, или приходу? Я совершенно не привязываюсь к месту своего служения. Если меня завтра отправят в глухую деревню, буду трудиться там.

Я тоже могу быть на бумаге очень смелым. А в реальной жизни я выживаю без всякого геройства. Для меня есть разница — сыты мои дети или нет, могу я их собрать в школу или не могу. Вам все равно, а мне нет. Поэтому отдавать себя на растерзание ради правды я не стану. Я не доставлю такого удовольствия тем, кто это может со мной сделать. Достаточно того, что я точно знаю про себя, что я не вру, когда говорю о том, что вижу в Церкви. А каждый сам пусть понимает сказанное мной в меру своего развития или испорченности.

Если какой-то батюшка просил благочинного (!) одолжить денег, то значит, у этого священника вообще нет духовных чад. И как это характеризует этого батюшку?..

Вообще-то у этого батюшки умирал отец. Но что вам с того? Надо ж дать ему плохую характеристику только за то, что он просил взаймы у благочинного. Не дали — сам виноват. Вот так, походя, вы смешали с грязью человека, которого вообще не знаете. И вы, лицемер, будете мне читать мораль? На какие бонусы вы рассчитываете, оправдывая мерзавцев и втаптывая в грязь честного человека, который оказался с больным отцом на руках и без денег? Честное слово, после прочтения ваших аргументов хочется просто монитор помыть с мылом. Если подобное отношение к людям основывается на вашей вере, то это лишний раз подтверждает то, что я говорил о вере в интервью.

Я вот знаю, наверное, сотню священников, и среди них не знаю ни одного атеиста. Наверное, такие беспринципные обманщики есть, но их единицы. И я не знаю ни одного священника, который бы отпел сатаниста или цинично высказался по поводу святыни.

Простите, но у меня есть все основания считать, что вы лукавите. Вы прекрасно знаете священников, которые могут отпеть кого угодно и освятить что угодно за деньги. Если скажете, что не знаете, я не поверю. Я не осуждаю священников, которые так себя ведут. В конечном счете, люди приходят в Церковь получить услугу, и им эта услуга оказывается не потому, что они верующие, а потому что платят. В конце концов, требы и придуманы для того, чтобы на них зарабатывать, иначе никак нельзя объяснить такие ритуалы, как освящение автомобиля, например, или массовые соборования, вычитки, наклеивание крестиков на стены квартиры, продажу всевозможных «святынек» и прочие культовые услуги.

Это откровенное вранье. Есть социальная деятельность, и она усилилась после прихода к церковному рулю Патриарха Кирилла.

Болтовня на эту тему усилилась многократно, но положение вещей осталось в реальности таким же. Если говорить о частных моментах, то все это, конечно, зависит от того, как поставлено дело на местах. Я понимаю ваше желание еще раз лиз… похвалить нынешнего Патриарха, но все это, увы, в стиле путинских разглагольствований о неизбежном светлом будущем. Как в анекдоте: «Пью, пью, а все хреновей и хреновей…» Работа идет, но в результате один абсурд наслаивается на другой под бодрые крики о том, как «Церковь цементирует общество».

Если под звон церковных колоколов накормили нескольких бомжей, это хорошо. Плохо думать, что для того, чтобы кормить бомжей, нужна Церковь.

У меня встречный вопрос к автору письма: а что должен сделать Патриарх, чтобы наши батюшки начали заниматься социальной деятельностью? Какие кнуты или пряники использовать, чтобы расшевелить обленившихся?..

Да не надо священнику заниматься социальной деятельностью. Вернее, ему не обязательно этим заниматься, потому что для этой деятельности не нужно быть священником. Вне своих богослужебных обязанностей, я считаю, священник может заниматься, чем хочет, хоть социальной деятельностью, хоть разведением кроликов. То есть тем, чем ему интересно. У каждого свой талант и пусть каждый его реализует доступными ему способами. Например, один мой знакомый священник прекрасно играет рок-н-ролл на гитаре.

Патриарху же для начала нужно прекратить врать о том, какая огромная социальная работа ведется Церковью и как Церковь облагораживает народ. Просто перестать врать на фоне того, что Россия занимает одно из первых в мире мест по количеству абортов, самоубийств, наркомании, алкоголизма, безпризорщины, количеству людей, живущих за чертой бедности. Как бы очковтирателям не захотелось себя зарекомендовать, статистика не на их стороне. Конечно, Патриарх никогда не признает бессилие РПЦ в сфере социального служения, но это был бы единственный его честный поступок в данной ситуации.

Кстати о «голубизне»…

Есть такие люди в рядах священнослужителей. Их немного, и они тщательно шифруются.

Ничего они не шифруются. В любой семинарии любой студент вам скажет, кто тут какого цвета. Это чистая биология: зверь прячется в случае, если у него есть естественные враги, если их нет, ходит гордо и спокойно. Семинарии и монастыри — это естественная, подчеркиваю — естественная среда обитания голубой популяции.

К людям нетрадиционной ориентации я отношусь спокойно, без лишних предубеждений. В моем светском круге общения у меня есть знакомые гомосексуалы. Ни слова плохого, как о людях, я о них сказать не могу. Они такими родились, это их выбор, у них своя тусовка. Но другое дело, когда голубая тусовка прикрывается Распятием и четками. Это принципиально иная история.

Как семейный системный психолог (есть у меня такое образование) скажу совершенно ответственно: тот, кто через 10 лет видит жену шлюхой, — на самом деле ничтожный супруг!

Увы, иногда некоторые женщины — шлюхи сами по себе. Можно много говорить об этом как о грехе, хотя на деле это просто способ существования. И эти метафоры спокойно можно проецировать на способ существования современной РПЦ, для которой продажа себя тому, кто платит, или тому, кто сильнее, занятие совершенно заурядное. Достаточно вспомнить некоторых персонажей в сане, которые, отсидев в сталинских лагерях, умудрялись петь Сталину дифирамбы, а потом еще после смерти были назначены святыми.

Вставать в подчиненную позу перед тем, у кого власть, это именно тот способ, благодаря которому РПЦ дожила до сегодняшнего дня, а совсем не благодаря крови новомучеников, которые, если б заранее увидели, во что превратится то, за что они умирали, думаю, застрелились бы сами, не дожидаясь, когда за ними придет НКВД.

А вообще, стоит задуматься о том, что это за отношение такое: сначала абсолютный восторг и идеализация, затем полное обесценивание и отвержение.

Да. Полное обесценивание и отвержение — это единственный способ соскочить с зависимости: наркотической, алкогольной или религиозной. Нельзя завязать с наркотиком на 40% или 70%. Только два варианта — или ты слез, или ты наркоман.

Стараюсь никого не осуждать, но тут просится с языка: лентяй и обманщик! Разуверился — иди на завод работать, иди дворником. Не обманывай людей, которые с израненными и искренне открытыми душами приходят к священнику, как к Богу.

Нет, обманываю людей не я, а вы. Вы говорите людям, что из-за чтения их заупокойных записок родным на том свете будет легче. Это вы, а не я, уверяете, что если кого-то семь раз помажут маслом, то он выздоровеет от тяжелой болезни. Это вы, а не я, рассказываете сказки про бесов, которые внушают людям мысли и желания, и тем самым развиваете в людях страх и комплекс неполноценности, Это вы, а не я, умудряетесь выступать одновременно против абортов и контрацепции. Это вы, а не я, учите молодых людей видеть в своем теле постоянный источник греха и искушения, и выступаете одновременно против полового просвещения и за гармоничные отношения в семье.

Я лично видел парня, который до крови разбивал себе пальцы в кровь об стол, потому что в Церкви ему священник сказал, что все, кто занимаются мастурбацией, будут гореть в аду. Я знаю женщину, которая терпела от мужа страшные побои только потому, что батюшка велел нести ей свой крест и все терпеть. Эти поломанные судьбы, вымотанные нервы, несбывшиеся мечты именно на совести тех, кто всерьез верит вместо того, чтобы всерьез задуматься.

А мы пока в нашей несовершенной, но любимой Церкви будем трудиться, чтобы исправить плохое и укоренить хорошее. Нам наша супруга нравится. Мы знаем ее, и морщинки, и прыщики, но от этого любим ее только сильнее.

Любить кого-либо за дефекты, это, простите, девиация.

P. S. Как и следовало ожидать, вся полемика вокруг моего интервью свелась к обсуждению моей личности. Я это предвидел с самого начала и потому не стал подписываться даже вымышленным именем. До меня дошли слухи, что в некоторых епархиях начались чуть ли не служебные расследования с целью изловить ужасного «анонимного священника». Ну что ж, значит, есть эффект, значит, шапку на воре все еще можно поджечь. Значит, каждый архиерей знает, что дает достаточно поводов для того, чтобы кто-то из священников его епархии смог дать такое интервью.

А тем, у кого розовые контактные линзы уже прочно вросли в глазное яблоко, я могу посоветовать или жить с ними до смерти и умереть, так и не посмотрев на т.н. «духовную жизнь» трезвыми глазами, или отдирать эти линзы иногда с болью, иногда с кровью… но я считаю, что оно того стоит. Но пусть каждый будет хозяином самому себе.