Пасхальный Куличик

3 месяца назад Алексей Плужников

Жили-были дед и бабка. Однажды говорит дед бабке:

— Испеки-ка ты мне, старая, колобок! Хочу!

А бабка ему и отвечает:

— Что ж, ты, старый дурень, не знаешь, что нонеча Пасха будет?! Испеку-ка я тебе не колобок постный, а куличик пасхальный, утром разговеться!

На том и порешили. Испекла бабка куличик, вышел Куличик на загляденье: важный, поджаристый, на голове пышная шапка гоголя-моголя, из изюминок глаза, из цукатов – нос, из фиг бабка рот ему выложила. Поставила бабка его студиться на окошко.

Утром проснулся дед, взял ножик и к окошку, чтоб разговеться куличиком. Глядь, а куличика и след простыл.

А дело было так: рано утром мимо пробегала курица и рассказала Куличику, чтО бывает с теми, кем разговляются:

— Вот взяли у меня яички, сварили, выкрасив их в луковой кожуре, теперь собираются катать их, бить, чистить, есть!! И с тобой то же будет.

Испугался Куличик, спрыгнул с окошка и был таков. Идёт он по лесу крестным ходом и поёт канон пасхальный во всю глотку на радостях. Тут ему навстречу Заяц:

— Колобок, колобок, я тебя съем!

А Куличик ему в ответ:

— Скотина ты неправославная, Заяц! Не знаешь, что я не Постный Колобок, а Пасхальный Куличик?

— Неа, — удивился Заяц, — первый раз вижу такого.

— И не знаешь, как правильно на Пасху надо приветствовать встречного-поперечного? – важно спросил Куличик.

— Неее… — открыл рот от удивления и необразованности Заяц.

— Грешник! – сказал ему презрительно Куличик и потопал дальше, распевая хвалитные стихиры на весь лес.

Тут ему навстречу Лиса подгребает с улыбочкой скоромной:

— Христос воскресе, Куличик!

— Хм, — говорит Куличик, — это ты верно заметила, лисонька, но сможешь ли ты пропеть мне ипакои Пасхи «Предварившия утро яже о Марии…» без запинки?..

— Эээ, мм, ааа… — ошарашенно завращала глазами Лиса, а Куличик ухмыльнулся краем рта из фиг и слинял по-быстрому.

Топает он дальше по дубраве и что есть мочи распевает пасхальные часы. Тут ему Волк выскакивает навстречу и сходу начинает частить:

— Предварившия утро яже о Марии и обретшия камень отвален от гроба… — и дальше по тексту. Это Волк, оказывается, подслушал разговор Куличика с Лисой, сбегал срочно в приходскую библиотеку в деревенский храм, спросил Триодь Цветную, нашёл нужное, вызубрил и прибежал, надеясь разговеться Куличиком.

Удивился Куличик, выслушал, благостно покачивая гоголем-моголем:

— Это пять, но сможешь ли ты пропеть знаменно все ирмоса Пасхального канона, серый?

Пока Волк раскрывал глаза и пасть, чтоб удивиться, Куличика уже и след простыл.

Идёт Куличик дальше и читает наизусть вслух «Поучительное слово Иоанна Златоустого» для вразумления сорок и белок, сидящих на ветках и глазеющих на святого Куличика, забредшего в их грешные края. Тут ему встречается пенёк, а на пеньке сидит Медведь. Встает Куличик перед Медведем в позу миссионера среди папуасов Гвинеи и спрашивает:

— Медведь, Медведь, а сможешь ли ты объяснить нам, в чём смысл смены облачений всех цветов во время Пасхальной службы?..

А Медведь посмотрел задумчиво на Куличика и сказал лишь:

— Вот как славно! Гам! – и проглотил Куличика.

— Так нечестно!! – заорал возмущённый Куличик из утробы медведевой. – Ты мне не пропел ещё тропарь с кондаком!!

— Неа, — сытно гмыкнул Медведь, — скотина я неправославная, неграмошная, но спечён ты славно, спору нет!

— Я протестую! – ещё громче завопил Куличик из тьмы адово-желудочной. – Ты просто кощунствуешь над святыней! Я ведь Пасхальный Куличик, значит, свят по определению!

— Да заткнись ты, — благодушно заметил Медведь. И Куличик заткнулся навечно.

А медведь пошёл доедать малиновое варенье, ибо малина ещё весной не поспевает.

А дедушка очень расстроился, не найдя Куличика на окошке, но бабушка его утешила: пошла, купила дедуле бутылку самогону, достала шмат сала да палку сервелата – вот дедушка и разговелся, аж щёки у него порозовели, как положено на праздничек. А бабуля напекла пышек, плюшек, ватрушек и прочих пирожков, а вечером с дедулей чайку-то и попили всласть.

А Заяц, Лиса и Волк записались в приходскую библиотеку, начали посещать воскресную школу и, на всякий случай, школу звонарей, чтобы, значит, в следующем году не оплошать и разговеться по-православному, по-правильному.

А Медведь что – Медведь ничего, живёт себе, зимой спит, летом бродит по малиннику и в ус не дует, и катехизис не учит, ибо широка и легка дорога грешников, и трудна и сурова участь пасхальных праведников. Аминь.