Почему мне так хорошо?

6 месяцев назад Ахилла

Автор — протоиерей РПЦ — занимает ответственную должность, поэтому вынужден публиковаться под псевдонимом «Череповчанин».

***               

С большим интересом стал постоянным читателем «Ахиллы». Слава Богу, появилась площадка, где можно откровенно (или не очень – но это на усмотрение автора) сказать о том, что волнует и беспокоит.

О себе: священник в большом городе, не настоятель, хотя небольшой опыт уже был, рукоположен в 1990-е из второго класса семинарии, да так без духовного образования и остался, хотя светское высшее есть.

Читая сайт, все время задаю себе один и тот же вопрос: а почему я так счастлив? Да, наша Церковь радикально изменилась даже за последние годы. Да, я солидарен с некоторыми блогерами, которые говорят, что они «приходили в другую Церковь». Да, я вижу (и не только в интернете) те безобразия, которые творятся в высших эшелонах. Да, мне тяжело от самодурства отца настоятеля и его беспрестанных смен решений и настроений. Да, передо мной горы инструкций, циркуляров и прочей макулатуры, которой наши церковные чиновники хотят подменить реальную работу с людьми, которой они никогда не занимались. Да, я переживаю за своих детей, которые (два из трех – точно) вряд ли пойдут по моим стопам. Да, мне сложно объяснить супруге, работающей «в миру», зачем нужен двухсотдневный пост в году, который заставляет больше думать о том, чем и как накормить домашних, чем читать Иоанна Лествичника.

Но почему я счастлив?

Я не знаю, как ответить на этот вопрос. Может быть, счастье – это частички на дискосе во время литургии. Может быть, счастье – это когда перед тобой Тело и Кровь Христа. Может быть, счастье – это возможность донести людям своим косноязычным слогом отблеск любви Божией, изливающейся в момент Причастия.

Я пришел в Церковь в поисках свободы. Это было в середине 1980-х годов, еще при Советской власти. Я прекрасно видел, что декларации наших тогдашних вождей расходились с тем, что нас окружало. Но и диссидентское шипение меня тоже не устраивало – все сводилось к тому, как бы вырваться в «свободный мир». А там была настоящая свобода – свобода думать, свобода чувствовать, свобода любить.

Карл Маркс писал: «Свобода есть осознанная необходимость». Очень правильная, на мой взгляд, мысль. Ведь подлинную свободу, которая есть свобода во Христе, мы обретаем только преклонив свою главу под необходимость подчиниться воле Божией.

А в чем воля Божия? В циркулярах и начальственной дури? Вспоминается святитель Григорий Богослов: «Краска легко смывается, а я люблю то, что проникло в глубину».

Пройдет время, и оно смоет всю эту напускную имитацию деятельности, всех бесчисленных «референтов», «главных специалистов» и «ответственных за…». А Церковь останется. И останется в ней Христос. И я не хочу уходить отсюда, не потому, что боюсь остаться «без работы» или опасаюсь за судьбу ближних, а потому, что я люблю Христа.

И поэтому я счастлив.