Славные дела, или Как я работала в епуправлении. Часть 3

4 недели назад Татьяна Хаванская

Социальная защита, милосердие и «первый парень на деревне» в отдельно взятой епархии

Епархиальных отделов в епуправлении десять. Но я коснусь лишь одного: по социальному служению.

Когда еще не было самой отдельно стоящей епархии, не было структуры отделов, социальная защита населения в этой местности силами церкви уже была. И отцом-основателем ее был отец Сергий Б. Теперь он секретарь епуправления.

Ну, красавец, ну, богатырь: рост 190, власы и борода пригожие, глаза, правда, несколько печальные, сенбернаровские. Образования не получил, но от природы имеет дар, который для здешних мест прямо загляденье и редкость небывалая: слушать умеет и подать совет правильный. Как жить, как не зашибать сильно (в плане пития и веселия), жену не бить и денежку тратить с умом. А народ здесь весьма и весьма несчастлив по одному только месту прописки: климат кошмарный, летом — беспросветная духота, зимой холодрыга и снежные заносы, все остальное время — тоска, и спасает только шопинг. Никогда нигде не встречала такого количества магазинов и промзон.

Люди здесь живут не бедные, хозяйственные, но развитие имеют ниже среднего. Многие при первой же возможности уезжают и никогда более сюда не возвращаются. Есть такой всемирно даже известный писатель из этих мест, по фамилии Маканин, так вот он в своем романе «Лаз» исчерпывающе описал жизнь и нравы своих сородичей и земляков. Правда, и он уже умер, хоть и жил на чужбине большей частью. И никто более не напишет и не прославит собой это тусклое место.

Деньги-то есть, а смысла жизни нет. А отец Сергий подскажет, направит и придаст этой тоскливой жизни смысл и пользу. Предприниматели, народ активный, но куда перенаправить потоки излишек не всегда понимают, поэтому нужен такой вот авторитетный человек, заметный со всех сторон, с хорошей репутацией, чтобы организовать доброе дело.

Он и организовал — приют для бездомных бродяг. Причем, по принципу дома призрения св. праведного Иоанна Кронштадтского. В этот образцовый странноприимный дом бомжи стекаются даже из столицы. Сама такого, слепого на один глаз, отправляла. Прижился там человек. А некоторые ходят уже в подмастерьях по писанию икон. То есть даже круче чем у святого: не только живут и трудятся, но и искусствами занимаются. Это уже ближе к дворянским, таким в стиле графа Шереметева, установкам.

Сам отец Сергий пишет иконы. И не какие-нибудь мелкие, которые в карман помещаются, а такие, метр на полтора, чтобы уж все было мощно, красиво и видно издалека. Несколько в эклектичном стиле: тут тебе и афонская школа, и декадентский врубелевский стиль, и живопись Васнецова. Живописец-самородок. Уральский талантище. Мне даже кажется, что он лично знаком с Зурабом Церетели. Потому что однажды с мужем мы ему краски через кого-то передавали, а местом передачи был православный грузинский храм по соседству с особняком вышеназванного художника-монументалиста, глобалиста. Может, сам Церетели ему краски и растирал, как подмастерье. Но это не точно.

А еще стараниями о. Сергия воздвигнут монастырь в этой печальной местности, и обитают в нем монахини, все как есть старушки, у которых мужья померли давно, потому как для мужиков здесь жизнь особенно тяжка и непосильна. Редко кто доживает до пенсии. А старушки живут и живут. Климат, видно, для них подходящий. Но жить им скучно. Поэтому для развлечения и пользы им построена богадельня в виде монастыря. Между прочим, в нем организована неплохая торговля бездрожжевым хлебом (полезным, значит), разносолами и даже шоколадом из Бельгии, видимо, по рецепту самого Эркюля Пуаро. Отчего там явился импортный шоколад, не ведаю, но едала его, угощали, действительно хорош. Хлеб мне не пошел. Я не фанат ЗОЖ.

***

Вроде описала все как есть. Противу совести не погрешила. Социальная защита здесь стараниями одного только попа (отличного в своем роде) налажена для нескольких десятков представителей страждущего человечества, а остальные как же? Наше щедрое государство и так не особо печется даже и о ветеранах ВОВ, а уж об остальном нищебродском народишке и говорить нечего. А тут получается подмена церковью основополагающих функций государства, типа, мы (государство) оптимизируемся для укрепления самих себя, а вместо нас — вот вам монастырики и богадельни одномоментно и отвяжитесь христа ради.

Я когда еще за бомжами хаживала в столице и слушала наставления ныне епископа Пантелеимона (Шатова), отлично запомнила его слова, что мы не призваны подменять собой структуры государства, а токмо помогать страждущим, по мере сил. А что на деле выходит? Разве не подмена? А тогда почему не развивается медицина и социальная защита в этом направлении, а только происходит эта жуткая оптимизация по принципу утилизации живого населения? Нет, я, конечно, не в полной мере эксперт по соцвопросам, но кое-чего соображаю и еще помню, как сама ходила в минсоцзащиты столицы за бумажкой с печатью, подтверждающей мои полномочия при покупке билета для бездомного инвалида в места его когда-то проживания. Но я не припомню, чтобы там, куда я его посылала по месту прописки, было хоть одно соцучреждение, готовое его принять и призреть (старинное наименование, если помните, из царских времен). Человек, по сути, отправлялся в никуда. Лишь бы избавить столицу от себя и, как после войны и разрухи, поправить имидж и престиж государства на мировой арене. Тогда «самовары» ссылались на Валаам. Сейчас они рассовываются по местным вокзалам, куда прибывают поездами из Москвы, там же и остаются навечно. То есть до своей кончины.

Так что выходит? Государство ничего как не делало, так и не собирается, народ инвалидный и неимущий пребывает в недосмотре, где-то некоторые, конечно, как у гоголевского попечителя Земляники, «выздоравливают как мухи», но проблема попечения не решается. А церковь, как пионер-герой, спасает всех подряд и переводит старушек через улицу.

Странно все же.

Не от того ли нет никакой тут преемственности, развития, как было, так все и есть. Запустение.

Больницу онкологическую лет пятнадцать как не достроят. Один фундамент торчит. И рядом церковь целителя и великомученика Пантелеимона.

Фото: из церковной лавки

Читайте также:

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: