Старческая тень

3 месяца назад Алексей Плужников

Эта статья написана десять лет назад, вскоре после выхода рецензируемой книги.

***

Книга «По вере вашей да будет вам…» вышла в петербургском издательстве «Благовещение» в 2007 году, а составили её священник Геннадий Емельянов и его матушка Лидия — распространители культа лжесвятого «отрока Вячеслава Чебаркульского».

Посвящена книга духовному отцу четы Емельяновых – пензенскому «старцу схиигумену Алексию (Шумилину)», скончавшемуся в 2005 году. Кстати, по уверению Лидии Емельяновой, именно по его благословению она написала книгу о мальчике Славике (орфография и пунктуация цитат оставлена без изменений):

«Когда я приехала к схиигумену Алексию в Пензу и рассказала батюшке, что прочитала книгу об удивительном отроке Вячеславе и тут же спросила:

— От Бога ли отрок, батюшка?

— Отрок от Бога.

Старец сказал это сразу, утвердительно и как-то торжественно.

— Батюшка, книга эта, такая важная по содержанию, но написана как конспект. Я бы хотела встретиться с мамой отрока…

— Благословляю…

— Побывать там, где он жил, учился, встретиться с людьми, в общем нужно написать новую книгу…

— Благословляю.., благословляю.., благословляю.

Батюшка благословлял все мои предложения горячо и как-то жданно, было такое чувство, что и Старец думал об отроке, как и я все эти дни и, как итог, радостное – благословляю». (Л. Емельянова «Бог говорит избранникам своим…». СПб., ПБЦ «Благовещение», 2007, с.5.)

После выхода моей статьи о культе «отрока Вячеслава» мне пришлось услышать в свой адрес несколько критических замечаний: мол, работа написана без любви и жалости к бедному мальчику, слишком резкие слова я говорю про Славика. Я вынужден был объяснять, что моя статья была посвящена тому образу «Отрока Вячеслава», который нам навязывали авторы книги о нём. Это разные вещи – я писал не о мальчике, а о суеверных авторах, ибо их «творчество» принесло огромный духовный вред.

Так и теперь, чтобы предупредить упрёки в непочтительности к «святому старцу» (которого я никогда не видел и не слышал), сразу оговорюсь, что я пишу рецензию не о данном персонаже, а о творчестве четы Емельяновых.

Книга «По вере вашей да будет вам…» составлена по той же схеме, что и «Бог говорит избранникам своим…». «Предисловие», написанное некой Е. Поповой, призвано убедить читателей в значимости данного труда и личности самого старца:

«Важно проследить, как постепенно «внешний» человек под воздействием молитвы старца приобретает духовное разумение, которого он прежде не знал в себе. Важно понять, что духовное разумение приходит не из богословских наук, не из «планомерного» изучения святоотеческих Преданий, не из «новинок» духовной литературы и не из православных печатных органов, где обсуждаются общецерковные проблемы». (с.15-16)

Это основной лейтмотив всей книги: на первом месте – Старец и книги о нём, а все остальные «печатные органы» — нечто второстепенное и маловажное. А создание книги о Старце – это «крайне трудное дело» и «нужна высокая словесная культура, всегда отличавшая любое произведение древнерусской духовной литературы, чьи традиции мы обязаны свято хранить, соблюдать и продолжать поныне». (с.4-5) Что сия книга Емельяновых полна «высокой словесной культуры», я убедился, проштудировав её: как и труд про Славика, она изобилует орфографическими и пунктуационными ошибками, написанием всюду приставки «без-» (чтобы бесам нос утереть) и постоянной путаницей в «иЗ(иС)целениях». Глубоко пошлый стиль у всех авторов – тоже, наверное, продолжение «древнерусских духовных традиций».

Первая часть книги – «житие» старца Алексия, написанное известным «агиографом», специалистом по отысканию «святых», матушкой Лидией Емельяновой.

Вторая, самая большая часть – рассказ некой Надежды о своём духовном пути под руководством старца. Как и в книге об отроке, её рассказы перемежаются «духовными комментариями» батюшки Геннадия Емельянова.

В третьей части книги приводится акафист и молитва «великомученику и целителю» Старцу Алексию Пензенскому, чтобы никто не сомневался в его святости и в способности авторов находить и прославлять «избранников Божиих», старцев и отроков. Как и в случае с мальчиком Славиком, старец удостоился чина «великомученика», хотя никто его не расстреливал, не казнил. А в корявом и чрезвычайно безграмотном, с жалкими потугами на рифмовку, акафисте намекается на всех будущих критиков: «Радуйся, схиигумене, посрамление книжных умников». (с.479)

Не буду пересказывать «житие», выделю лишь некоторые особенности. Главное недоумение вызывает сам «факт» рукоположения будущего старца в священный сан. Вопреки всем мыслимым и немыслимым церковным канонам, был якобы посвящён человек, инвалид детства, не владеющий ни руками, ни ногами, прикованный к креслу, не держащий голову, с серьёзными дефектами речи. Но, как уверяет матушка Лидия, таков был «Промысл Божий». А проверить истинность «Промысла» теперь непросто.

Как всякий старец, иеромонах Михаил, а впоследствии схиигумен Алексий, занимался непрестанной молитвой, руководством духовных чад, принятием исповедей, постройкой монастыря в посёлке Победа под Пензой. В промежутках он отчитывал бесноватых, исцелял, прозревал и пророчествовал. Причём его способность к прозрениям была близка к абсолютной, как у Славика: он всё знал о человеке и его грехах, о будущем и прошлом, разбирался во всех житейских мелочах, вплоть до знания радиодела, хотя нигде ничему не учился.

Особенностью старца была таинственная «непонятность»:

«Когда Батюшке задавали вопросы, он отвечал притчами, очень лаконичными фразами, смысл которых предстояло „разгадывать”». «Батюшка показывал то, что ещё должно произойти, взывал к глубокой правде, открытой ему, но не нам. Поэтому понимание приходило не сразу, и не всегда. Трудно приходилось и тем, кто слышал старца в первый раз. К их радости матушка Зиновия, много лет проведшая подле старца, помогала людям понимать его слова. (..) Полноценное же общение с Батюшкой было возможно только при настроенности на единую духовную волну». (с.60-61)

Это банальная мошенническая схема создания сект – у нас был «спаситель», «избранник», которого могли понимать только мы, его «апостолы», потому что мы на «единой духовной волне». Поэтому мы его вам растолкуем, объясним, направим на истинный путь. Есть у нас и «святые матери», которые растолкуют «апостолов». Так создаются многие культы, яркий пример – секта сумасшедшего Порфирия Иванова, вокруг которого собрались кандидаты наук и узурпировали право на понимание и истолкование его бреда. А что многие, включая священников, воспринимают духовных чад старца Алексия как секту, подтверждает сам священник Геннадий:

«Много спустя побывал я в храме мученицы Татьяны в Нижнем Новгороде. Потрапезничали с батюшкиными чадами, сидим, мирно беседуем, вспоминая старца. Тепло на душе у всех.

Заглядывает священник, что-то спрашивает и сразу удаляется. Перехватываю его колючий взгляд. Вспоминаю, как старец шутливо спрашивал диакона Андрея: «Как ваши попята поживают?»

Мария Степановна, как бы уловив моё настроение поясняет: «Он нас всех сектантами считает». Жалко. Вспоминаются и другие слова старца: «Кто не ищет старческого окормления, тот погубит себя и свой приход». Но такова сегодняшняя реальность». (с.416-417)

Как говорил протоиерей Иоанн Мейендорф: основная черта сектантов – это уверенность в том, что спасутся только они, а остальные все погибнут. И ещё – они получают огромное наслаждение от этой мысли. Разве не об этом говорит о. Геннадий? Всё их совместное с матушкой Лидией творчество настойчиво проповедует эту идею: спасутся только чада нашего Старца, поклоняющиеся отроку Вячеславу. При этом ненавязчиво так авторы напоминают нам, кому мы должны быть благодарны «открытием» старца:

Батюшка Алексий незадолго перед смертью сказал одной женщине: «Когда приедешь в Москву, позвони отцу Геннадию и матушке Лидии, которые написали книгу («Дорога к старцу» — А.П.) и послали тебя сюда, что я их очень люблю. Обязательно передай. Обязательно». (с.407)

По словам матушки Лидии, старец много пророчествовал, но в книге пророчеств мало, и они банальные, не идущие ни в какое сравнение с откровениями про динозавров «отрока». Так, старец призывал не надеяться «на мирских начальников, пенсионные фонды», обещал скорую войну с севера «за веру», советовал запасаться пшеницей, «садиться» на землю, чтобы выживать своим огородом, ждать голода и людоедства. Действительно, пророчества скромные, но думается, мы ещё услышим продолжение пророчеств, ведь есть «апостолы», которые хранят их до времени, да ещё и будут удостаиваться «видений» и «откровений».

Немногословный и скромный (по словам агиографов) старец иногда говорил о себе не вполне скромные вещи:

«- Отца духовного после меня у вас не будет. В красивых одеждах будут, в золочёных ризах будут, а такого у вас больше не будет. Приходите ко мне на могилку, просите, а я вам помогать буду». (с.415)

«Батюшка говорил: «Кто мне будет помогать, того четыре поколения спасутся»». (с.382)

«А старец духом весь наш разговор слышал, как мы кичились друг перед другом своими молитвенными подвигами. И говорит он вдруг тихо, печально и очень серьёзно:

— Песчинки… Вы песчинки перед Богом, а я гора. Ваша молитва без моей – ничто». (с.368)

После смерти старца главным занятием его чад стал сбор материалов, воспоминаний о нём, для дальнейшего его прославления (причём они явно не надеются на официальную канонизацию, их больше устраивает «народное» почитание).

Основу книги составляют воспоминания духовной дочери Надежды, несколько лет окормлявшейся у старца и жившей поблизости. Надежда, простая деревенская женщина, ветврач. На протяжении 400 страниц Надежда выворачивает перед читателем все свои грехи, включая блудные, описывает скорби, насылаемые за эти грехи, и помощь Батюшки на пути исправления и осознания своей греховности. При этом, рассуждая о своей падшести, Надежда не забывает уже на следующей странице из грешницы превращаться в проповедницу и обличительницу общей испорченности человеческой породы. Сам старец обещал ей, что она будет «пророчествовать», «рассказывать людям о Боге». И в своей роли «пророчицы» она ничуть не сомневается:

«В это самое время во мне окрепло решение рассказать про духовного отца. Взялась за карандаш, лист положила перед собой, сперва страшно было: как напишется? А потом словно кто-то невидимый диктовал, а я едва успевала записывать, а слова всё шли и шли.

Потом перечитаю листки и задумаюсь: я ли всё это написала? Словно и не я, но кто же тогда? Поняла: я только записывала. Старец духом диктовал мне, а я только исполняла волю Божию». (с.431) Вот вам и новый «иоанн богослов» в юбке из посёлка Победа.

 Если посмотреть на жизнь Надежды в целом, то она состояла в основном из болезней, насылаемых за стародавние грехи (так, у неё заболели женские органы в наказание за шалость, совершённую… в шестилетнем возрасте!), и исцелений от них по молитвам старца; из злодейств со стороны соседей, завистников, и особенно из колдовства и порчи, спасение от которых становится возможным только предстательством старца. Я насчитал 10 случаев колдовства и порчи, наведённых лично на Надежду, её дом и скотину. По сути, вера рассказчицы – смесь бабьих суеверий, язычества с православной терминологией.

Но самое странное во второй части – это комментарии о. Геннадия Емельянова. Точно так же, как и в книге о Славике, он по любому житейскому пустяку (даже по поводу гавканья собаки) изливает порцию «добротолюбных» речей, смысл которых в итоге он сводит к одному: без Старца нет спасения. «Старец для нас – око Божие на земле: всё видит, всем стремится помочь». (с.390) «В отличие от нас старец, как сотаинник Божий, живёт в духе Святой Троицы и обладает всей полнотой знания во всех сферах (! — А.П.), на которых сконцентрировано внимание его воли». (с.275) Абсолютизация роли старца – основная идея данной книги. Как пошутил один священник: «Православие – это минное поле, без сапёра-старца не пройти».

Думается, эта книга во многом даже опаснее, чем культ «отрока Вячеслава», ибо «Славик» — это откровенный бред, от которого отвернётся любой здравомыслящий человек. Но прочитав такую книгу про старца, в которой нет вопиющих безумств про динозавров и НЛО, а лишь мутный поток «духовности», православный человек сделает только один вывод: пора собираться в дорогу на поиски Старца, ибо нет нам спасения в обычной приходской жизни, нет толку от обычных «попят», нет смысла читать святых отцов и Евангелие, ибо всё равно невозможна духовная жизнь вне старческого окормления, когда требуется брать благословение на каждый вдох и выдох. Как сказал церковный историк А. Карташёв по поводу одной кандидатской работы по богословию: «…где Христос, где апостолы, где Церковь? Всё затмила собой огромная тень Старца…» (цит. по протопр. А. Шмеман. Дневники, М., «Русский путь», 2005, с.539)

 А вот информация с официального портала Саратовской епархии по поводу первого издания книги «По вере вашей да будет вам…» (статья также была опубликована на «Русской Линии» 16.09.2006):

«Если суммировать впечатления от прочитанной книги, то сказать можно так: от нее веет каким-то страшным духовным нездоровьем, более того, она вся проникнута не только прелестным, но и в полном смысле этого слова сектантским духом.

Естественно, что поскольку на книге стоит благословение правящего Архиерея Пензенской епархии Архиепископа Пензенского и Кузнецкого Филарета, сотрудники информационно-издательского отдела Саратовского епархиального управления обратились за разъяснением в епархиальное управление в Пензу. Там был получен следующий ответ: благословения на издание данной книги Владыка Филарет не давал. И более того — документов на такого клирика, как схиигумен Алексий (Шумилин), в Пензенской епархии нет.

А между тем книга, о который мы говорим, лишь одна из пяти, уже вышедших в данной «серии». И активно распространяются эти издания не только в Пензенской, но, в частности, и в Саратовской епархии. Ведется серьезная «агитационная» (иначе не скажешь) работа, собираются средства на «часовню на могиле старца», на «монастырь» и на другие, менее, может быть, определенные цели. И уже звонили и обращались в епархиальное управление люди, столкнувшиеся с напором почитателей «старца Алексия» и этим напором смущенные и обескураженные. А кто-то уже успел и деньги пожертвовать и теперь скорбит о том, что куда с большей пользой мог бы их израсходовать, однако — назад дороги уже нет.

Кем был «отец Алексий»? Трудно сказать. Единственное чувство, которое возникает по отношению к нему после знакомства с жизнеописанием, — острая жалость. Один священник, просматривавший опубликованные в книге фотографии, увидел снимок, на котором «старец» лежит, буквально примотанный ремнями безопасности к заднему сиденью «Газели». И одно только и смог сказать: «За что ж они его так мучили-то, бедного!..» Действительно — жестоко это. Но тут мы уже ничего не сможем сделать. Другое не менее жестоко: людям, ищущим пищи духовной, вкладывать в протянутую руку «камень» в виде такого жизнеописания, «чудес» и акафиста. Потому-то и предостерегаем мы всех потенциальных читателей этой книги: «По вере вашей будет вам». Поэтому не верьте лжи, верьте только истине». (игумен Нектарий (Морозов))

Я беседовал с человеком, который развозит по епархиям книги издательства «Благовещение», спрашиваю: почему на книге «благословение» пензенского, а не петербургского архиерея? Тот засмущался: «К нему попасть непросто…»

P.S. Когда десять лет назад вышла эта моя статья, я еще по наивности волновался, думая, что огласка привлечет внимание священноначалия к деятельности священника Геннадия Емельянова и его супруги. Но как выяснилось, никому из архиереев нет никакого дела до того, что пишут и проповедуют их священники. Лишь бы вовремя платили взносы и не выступали открыто против патриархии, или пока не грянет очень громкий скандал. А я уже давно понял, что каждый должен думать своим умом, не надеясь на решения начальников. Поэтому вновь публикую свои старые статьи о разных книгах и их авторах, о культах, которые проповедуются в этих книгах, чтобы читатели могли трезво сами решить: что им читать, кому верить и за кем следовать в духовной жизни. Или не следовать вовсе ни за кем.

Читайте также:

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: