Условный суд

2 месяца назад Ахилла

Сегодня Верх-Исетский суд Екатеринбурга вынес приговор блогеру Руслану Соколовскому: 3,5 года условно. Предлагаем некоторые комментарии блогеров, общественных деятелей, верующих разных конфессий по поводу приговора.

***

Дмитрий Москвин, политолог, общественный деятель, Екатеринбург:

Не получается комментировать эти «три с половиной года условно» Руслану Соколовскому. Здесь либо смиренное приятие произвола, либо полное его неприятие. Иного не может быть. Этот судебный процесс — историческая мерзость. В России должны судить и осуждать коррупционеров, воров, убийц и насильников, а вместо этого суды тратят время на изыскания формулировок об «оскорблении чувств верующих».

У каждого человека есть чувства. И то, что творят власти всех уровней в России и с Россией — это оскорбление наших чувств.

P.S. И не покупайтесь на фразу «гуманное решение». У произвола не бывает гуманных решений. Все — против человеков.

***

Юрий Пидопрыгора, астрофизик, православный церковнослужитель со стажем более 20 лет:

Это тот случай, когда нет слов, а одни выражения… Ну, можно, конечно, начать разбирать, что его действия в самом худшем случае могли бы быть квалифицированы как нарушение общественного порядка с наказанием в виде штрафа — и то, только если бы его задержали прямо в храме. То, что он показывает в своем видеоблоге — по большому счёту его личное дело, не нравится — не смотри, если возмущаться по поводу всех идиотов в сети, которые ведут видеоблоги и говорят что-то для кого-то оскорбительное — так и с ума можно сойти, их же миллионы! Да, я понимаю, что был бы человек, а статья найдётся, но ведь это просто новый уровень абсурда! Хорошо, что хоть условно, но три с половиной года! За что?! Кто, что и кому хочет таким образом доказать?

Отдельные «добрые» слова следует сказать в адрес священнослужителей и верующих, которые выступали со стороны обвинения. Правильно сказала свидетельница со стороны защиты Елена Санникова: они, по-видимому, «по ошибке записались в данную конфессию».

***

Эдуард Бердник, студент Украинского Католического Университета, православный. Украина:

Фарс. Бравирование. Бряцание оружием. РПЦ держится за власть зубами. А власть она бензопила. Вот и рвет церковь на маленькие кусочки. Сам процесс над Соколовским — это поражение. Любой приговор — поражение. Отпустить его, извинившись, — победа. Но болезненная. Победа христиан. Не власти. Такой результат был бы чудом.

Сейчас РПЦ не на полпути к «дарованиям» реальных сроков. Оно уже перешло эту черту. Соколовский «покаялся», и его пожалели. Можем с барского плеча жалеть, а можем и покарать.

***

Алексей Мастерков, Москва:

Очень грустно. Акт подталкивающий верующих забыть, что христианство — это нечто происходящее в связке Любви, Свободы, Веры и ответственности. Разговор о щеках, кои надо подставить, заменяется на уверенность в жесткой соотнесенности государства и Веры. Дисциплина заменяет сердце и мозги, ибо не положено, а мы дружно делаем шаг к секте, ориентированной только на царство мира сего, забывшей о горнем и стремительно теряющей «соль».

***

Анна Скворцова, доцент, кандидат философских наук, Москва:

Не победить идеи пушками! Нужно не наказать человека, а его исправить. Если ловец покемонов снял противоцерковный ролик, значит, у него к Церкви есть претензии. Надо его выслушать и с ним поговорить. Лучше, если это сделает умный, доброжелательный священник. Может, ему удастся Руслана переубедить или смягчить. А тюремное заключение только озлобит, усилит антихристианский пафос как самого пострадавшего, так и общества.

***

Юрий Хващевский, журналист, редактор газеты, г. Канск, католик:

Для меня как для неправославного, но с православными активно общающегося, эта ситуация — еще одна препона на пути к диалогу. Я знаю, что об этом я им вопроса не задам — они личной вины в этом не имеют, и на ту часть Церкви, которая такие «решения» принимает, не влияют. Они же в свою очередь еще чаще будут упирать глаза в пол. И мы — и они, и я — будем знать, что между нами висит теперь еще и это «дело», и другие, коих уже наделано много. Они не виноваты, я не спрошу, но неловких пауз и фигур умолчания с каждым разом все больше и больше. Что с этим делать мне — не знаю. Что делать им — советовать не имею права.

***

Анастасия Медведева, Санкт-Петербург, историк, католичка:

В отличие от предыдущего католика из Канска могу сказать, что мне лично этот приговор никаким препятствием ни к какому диалогу стать не может. Этот приговор и вся история — она об обществе. Которое состоит из людей. То, что патриарх не выступил, а Чаплин выступил — так бывает везде. Ничего между нами от этого не висит, кроме того, что висит между всеми людьми. Кто-то ругается матом, сорит в подъезде и лезет в драку, кто-то нет. Некоторые судьи кричат в процессе, некоторые — нет. Некоторые полицейские бьют девушек, некоторые вежливы. Некоторые молодые люди ловят покемонов, а некоторые — бьют поклоны. Некоторые епископы умные, а некоторые — дураки.

Закономерность есть, она пугает, но она — зараза, поражающая Церковь извне, потому что Церковь открыта миру, как бы некоторым не хотелось это отрицать. И те, кто этот приговор принимал и оправдывает — не просто заразились. Они заболели и умерли. И смердят.

***

Виктор Норкин, выпускник Екатеринбургской семинарии, свидетель защиты по делу Соколовского:

Рад, что победил народ, победил интернет, победил здравый смысл. Дело Соколовского уже давно вышло за пределы собственно его поступка. Дело Соколовского стало вопросом о границах свободы — в государстве, церкви, обществе. Ведь каждый может пойти по его стопам. Общественная реакция на это дело показало то, что люди могут добиться успеха, перемен, если захотят. Сегодня победил разум, здравый смысл, свобода. Они победили кровожадность и мракобесие. По итогу, конечно же, победил Христос. Может этот звучит немного пафосно, но это так. Переживаю сейчас радость схожую с пасхальной. Поэтому всем мира и добра.

***

Андрей Богословский, редактор издательства ЭКСМО, Москва:

Сравнение Иисуса (и даже не «Господа нашего Иисуса Христа», а просто Иисуса одновременно с пророком (!) Мухаммедом) с покемоном, оказывается, оскорбляет чувства верующих. В то время, как преступным не является утверждение «епископ — это образ Христа», вместе с упоминанием некоторых конкретных имен архипастырей приобретающее зловеще-кощунственный характер, но верующих это почему-то не оскорбляет. Ей-богу, сравнение Иисуса с покемоном порой кажется безобидным, невинным, пусть и ошибочным, богословствованием…

Увы, приходится вновь и вновь добавлять, что высказывая свое мнение в поддержку, мы защищаем вовсе не частное дело молодого человека сомнительных моральных качеств, а кое-что другое, гораздо более важное и имеющее отношение ко всем нам.

***

Михаил Нечаев, выпускник Московской духовной семинарии:

Приговор не был неожиданным. Это политический процесс, который отличается от других только «религиозным» аспектом. Поэтому то, что в итоге оглашает в зале суда председательствующий, зависит вовсе не от убедительности позиций сторон, а от политической конъюнктуры. Если «важные люди» решили устроить показательную порку в назидание другим, значит так тому и быть.

Судя по отзывам, председательствующий и гособвинитель в ходе процесса озвучивали вещи и смешные, и даже способные по-настоящему задеть религиозные чувства верующих людей. Да, такова реальность. Теперь всем достаточно хорошо видно, что случается, когда государственные институты защищают веру в Бога. Получается комедия с элементами гротеска.

***

Алена Чепель, создатель и редактор сайта «Острова»:

Почему государство вообще вмешалось и решило защитить попранную честь РПЦ в случае Соколовского? Вероятно, потому, что чувствует, что покемоны угрожают самому принципу власти — ведь власть у попа и у епархии тоже санкционирована чиновниками, никакой другой, независимой от государства власти у РПЦ нет. Поэтому совсем без наказания не могли оставить, но идти против рассерженного мнения общества в данном случае тоже не было серьезной причины. Про веру и верующих в этой истории нет ничего. Ближе всех к тому, чтобы быть верующим, пожалуй, сам Соколовский.

***

Анна Адельгейм:

«Чувства надо воспитывать, а права человека надо защищать!» (о. Павел Адельгейм)

Раньше, лет 30 тому назад, защищали чувства неверующих. Какая разница! Не в этом суть, а в том, что людьми манипулируют, а они подставляются. Дефицит образования, недостаток воспитания, самолюбование всегда приводят к кризису. Но ведь дальше тоже жизнь дана. Можно рассматривать позитивные положения в ситуации, можно — негативные. Но это не важно. В этом работа троллей заключается. Увести в сторону и ничего не решить, не понять.

***

Григорий Михнов-Вайтенко, епископ Апостольской Православной Церкви, Старая Русса:

На основании вынесенного прИговора, признать оскорблённых верующих — верующими условно…

***

Георгий Гупало, издатель:

В стране до сих пор стоят сотни разрушенных храмов, не войной или временем, а своими же людьми разрушенных. И в каждом разрушенном храме можно встретить продукты жизнедеятельности человека, оставленные местными жителями, сейчас, не в далеком 1937-м. Еще живы люди, которые сажали и убивали священников, но они полностью защищены законом и их деятельность не осуждена обществом.

В такой стране самое время судить человека за глупые игры в храме. У нас можно без всякого суда и следствия убить царскую семью, миллионы простых людей разных сословий, разрушить и осквернить тысячи храмов и уйти от ответственности. Более того, общество не вынесло даже морального приговора, осуждения преступления, а руководителей государства, создавших систему уничтожения людей и памятников истории и культуры всячески возвеличивает. Но на глупость какого-то мальчишки реагируют куда жестче, чем на тех, кто храмы разрушал.