В поисках Единственной

6 месяцев назад Ахилла

Когда я рассказала мужу, что хочу написать заметку про девственность, брак и мужчин, то он рассмеялся и спросил: «А при чем тут мужчины?»

В православие я пришла лет в четырнадцать, потому можно смело утверждать, что мое мировоззрение установилось под его активным влиянием. Мое, как это принято говорить, воцерковление было довольно долгим (более десяти лет), неспешным, осторожным, в какой-то мере вдумчивым.

В определенном возрасте вопрос замужества стал более чем актуальным, и я оглянулась по сторонам. Сторон было две: церковная молодежь и светские друзья — до сего дня мое окружение, за исключением нескольких человек, разделено на эти две группы, так уж исторически сложилось. Четкого образа будущего избранника, как у настоящей невесты на выданье, у меня не было, но одно я знала точно: он должен быть верующим православным христианином и, конечно же, из Московского Патриархата. Тем более, что робкие попытки завязать роман с нецерковными молодыми людьми терпели крушения еще в зародыше из-за разных взглядов на многие моменты, которые мне тогдашней казались очень важными и непоколебимыми. В общем-то оставался один путь, и я решительно развернулась лицом в сторону воцерковленных православных женихов.

К моему огромному удивлению, неженатых мужчин в Церкви оказалось более чем достаточно, а это вселяло надежду и сладостные мечты о настоящей православной семье. Что такое настоящая православная семья я тоже представляла слабо, но крайне романтично.

О православных невестах сказано-пересказано, писано-переписано, все разложено по полочкам и разобрано на цитаты, общественность осведомлена и о ХБМках, и о “православном напа́лме”, и о перепуганных девушках-неофитках, и о забито-задавленных авторитарными духовниками особах, и о не сильно заморачивающихся православными условностями барышнях, кстати, обладающих наивысшими шансами на замужество.

О мужчинах, хотящих и готовых создать православную семью, если что-то и написано, то написано мало, я, во всяком случае, ничего подобного не встречала. Да и что тут писать? Человек хочет создать семью, но годами, а иногда десятилетиями, ждет свою суженую, и далеко не всегда ожидание заканчивается маршем Мендельсона, пардон, венчанием.

Причин таких неудач можно назвать миллион, но большинство сведется к одному большому и важному требованию – чистоте будущих супругов. Для меня всегда непонятным было то, что это требование в итоге предъявляется к будущей жене, а о мужчине как-то скромно умалчивается. Неудобно как-то, право… это ж мужчина.

Каждый из нас пришел к Богу своим путем, и мало кто в детстве, потому у каждого из нас своя история: болючая, трагичная, но со счастливым концом. Каждый помнит свою Первую Исповедь и то чувство, когда ТЫ ПРОЩЕН! И вот, мужчина, израненный, уставший, может, даже надломленный, со своим прошлым, приходит к Тому, Кто прощает искренне кающегося, и у него вырастают крылья, и он парит над землей от счастья, он окунается в изучение Святого Писания, Святых Отцов, Апостольских правил, постановлений Соборов, предания старцев… В этот момент вдруг приходит понимание, что его избранница не может быть какой-то «грешницей», пусть даже покаявшейся, нет, а только и исключительно «образ чистой красоты». Кстати, в этой мысли ему помогают утвердиться другие мужчины: духовники, воцерковленные друзья и т.д.

Он забывает, сколько девочек испортил, теперь ведь он же чист, он исправился, знает, как должно быть по правилам, нарушать которые категорически не намерен, и пускается на поиски той Единственной. И именно в этот момент он, сам прощенный, отказывает в праве на ошибку женщине, а его предыдущий опыт играет против него…

У нас на клиросе есть неженатый чтец, ему лет сорок. Он мечтает о семье, потому с завидной настойчивостью пытается ухаживать за каждой новой девочкой, которая приходит к нам в хор. Интересно, что внимание он уделяет исключительно девушкам лет до 20-22, более старшие его не интересуют. Стоит ли говорить, что разница в двадцать лет барышень слегка отпугивает, а на сверстниц он не смотрит. Интересно, почему?

Я долгое время ездила в паломничества, у нас был добрый установившийся коллектив, с которым мы объехали всю Украину и пол-России. Среди нас был молодой мужчина-балагур, уже не первой свежести, и девушка, обычная себе скромная девушка с кучей достоинств, но одним существенным недостатком – она была его ровесницей. Все мы прекрасно видели, что он к ней неравнодушен, и она вроде как не была против. Затаив дыхание, держали кулаки и ждали: когда же?!

И вот, в одно из паломничеств с нами неожиданно поехала шестнадцатилетняя девочка, только-только окончившая школу, она оказалась невестой балагура. Мы были, мягко говоря, в шоке. Спустя время мы узнали, что у него есть благословение духовника жениться только и исключительно на девственнице. Не знаю, что там и как уж вышло, возможно, узнав о паре-тройке его жарких романов и гражданском браке до воцерковления, будущая избранница испугалась, может, что другое произошло, но дело до брака так и не дошло.

А наша любимица, не прошедшая кастинг по возрасту, удачно вышла замуж и… несмотря на, казалось бы, «возраст», сделала своему мужу бесценный подарок в первую брачную ночь. На балагура страшно было смотреть — печать «девственница» на лбу не носят. Она воспитывает с мужем двух чудных детей, а балагур до сих пор ищет ту Единственную, которая бы соответствовала главному критерию.

В теории оптимизации при определенных условиях и ресурсах существует одна оптимальная траектория, а Бог любую траекторию может сделать оптимальной.

Подобных историй знаю немало. К чему я это все пишу? А к тому, что надо быть честным перед самим собой в первую очередь: и если ты сам не сохранил себя до брака и изрядно подтоптан, то на чужой каравай роток не разевай.

Тетяна Чворун