Война как средство против «размягчения человека»?

9 апреля 2018 Алексей Плужников

Вчера, в праздник Воскресения Христова, в день победы Жизни над смертью, патриарх Кирилл принял участие в телемосте Москва — Хмеймим (Сирия). Патриарх поздравил российских военных с праздником, подчеркнув, что считает участие России в военных действиях в Сирии борьбой с «мировым терроризмом», защитой сирийских христиан и «деянием огромного исторического значения». Также он дал понять, что война в Сирии (и, видимо, не только в Сирии) является полезным средством против «размягчения человека», имеет «духовное значение» для молодежи:

«Военные действия никогда не бывают простыми. Всякая военная операция связана с высокими рисками, и для того чтобы ее осуществлять, нужны мужество, знания, выучка и, конечно, чувство долга. Все это вы сегодня блестяще демонстрируете, и воинский подвиг, который вы совершаете, имеет не только политическое или гуманитарное значение, но и значение духовное, особенно для нашей молодежи. Что греха таить, достаточно комфортная жизнь, особенно в больших городах, размягчает человека. Комфорт ослабляет способность сопротивляться внешним обстоятельствам, волевые качества снижаются. Но ваш подвиг является очень ярким примером того, как в наше время люди, верные присяге, верные долгу, совершают мужественные поступки, спасают других — иногда, к сожалению, ценой собственной жизни. Все это является ярким примером того, что не иссякла сила нашего духа, служит замечательным примером для современной молодежи».

Сто лет назад участник подобных ратных подвигов, военный священник архимандрит Спиридон (Кисляков) тоже высказывал свои мысли по поводу «духовного значения» убийств одними вооруженными людьми других, а также по поводу участия в этом христиан:

«Больше всего я в эти минуты проклинал самого себя. Я говорил: да будет на веки вечные, да будет проклят тот час, когда я родился! Да будет, да будет проклят тот час, когда я рукополагался во священника! Пусть уже одно правительство отвечает и отвечало бы за этих несчастных цветущих здоровою юною жизнью воинов, насильственно влекомых им в объятия холодной смерти! Но вот горе, зачем я, священнослужитель алтаря Христова, являюсь сторонником войны, этого кровожаднейшего государственного правительства? Зачем я являюсь поборником народной христианской войны? Зачем я натравляю одних христиан на других? Зачем я именем Христа вдохновляю воинов на убийство? Зачем в одно и то же время я проповедую людям Христову любовь, Царство Небесное и в то же время этих же людей посылаю с их христианским Богом и божественною религией в царство смерти? О, Боже мой, до чего я дожил! До каких ужасных преступлений я дошел! Дальше этого греха уже идти мне больше некуда. Я стал убийцею, и каким ужасным убийцею!»

И еще:

«После одной моей проповеди один солдатик обратился ко мне и дрожащими устами спрашивает меня: «Милый батюшка, ради Христа, ради Самого Бога, скажите мне, мой дорогой, грех ли воевать или нет?» – «Страшный грех», – ответил я. «Грех? – переспросил солдатик. – Так зачем же вы нас гоните на бой? Зачем же вы нас гоните на бой? Зачем же вы, наши пастыри, от имени Самого христианского Бога освящаете войну и посылаете нас не по-христиански умирать? Вот и верь вам! Где же в вас правда?» («Исповедь священника перед Церковью»)

Где правда: с патриархом Кириллом или с архимандритом Спиридоном? Священники и сейчас присутствуют на военных базах, причащают солдатиков Телом и Кровью Христовыми и благословляют убивать. Во имя Христа. Как это и происходило на протяжении последних двух тысяч лет. Одобряет ли это Христос? Церковь говорит: да.

Да?

Фото: свящ. Игорь Палкин/foto.patriarchia.ru

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: