Бывает и по-другому

6 месяцев назад Ахилла

Письмо-отклик от автора статьи «Что вы ищете в Православии?»

***

Часто просматриваю статьи «Ахиллы», спасибо Создателю, и вот увидел статью Марии Абловой «Всюду проповедь войны и страдания…» − мысли автора оказались удивительно созвучны моим собственным. Поэтому я решил написать свой комментарий к ним. Хотелось бы поддержать автора.

«Кричит на них и утверждает, что они должны всю оставшуюся жизнь посвятить церкви за то, что отправили безвинных детей в ад…»

Понимание крещения как омовения от первородного греха действительно создает такую проблему. В Новом Завете крещение – это погружение в смерть Христа, обещание (просьба) доброй совести. Отсюда я понял, что крещение имеет смысл только в сознательном возрасте. Человек должен лично присягнуть на верность Богу, осознав пустоту жизни без Него. Дети же освящаются верующими родителями (Первое послание к Коринфянам 7:14).

«Смотрю службу, а у самой в голове такие мысли: сколько же лишних слов в нашем богослужении! Повторений, такого нелепого, что хоть оторви и брось».

А я с некоторого времени перестал понимать, зачем столько раз повторять «Господи, помилуй».

«Бог во Христе простил вас» (Послание к Ефесянам 4:32). Простил! Вы, те, кто тысячи раз просит «помилуй», что вы хотите? Чтобы Бог еще сколько раз посылал на смерть Своего сына?!

Да и Христос сказал: «А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны…» (Св. Евангелие от Матфея 6:7).

«И разве не нелепость огромный храм, где стоят три старушки на службе, не понимая ни слова. Но как же — содержать эту махину Сам Бог велел».

Бог со времени Христа не велел строить храмов. В них просто отпал всякий смысл. Жертва принесена Христом раз и навсегда. Новый храм Бога – это христиане (Первое послание к Коринфянам 6:19). Удивительно, но почему-то никто не скажет этого бойцам-храмозащитникам.

«На собранные деньги тут же пьют…»

Православная аскетика не позволяет сказать грешнику, что он совершает грех. Это очень странная и небиблейская идея, что чужой грех надо замалчивать. Однажды меня поразили слова одного протестантского проповедника: «Обличи ближнего твоего, и не понесешь за него греха» (Книга Левит 19:17). Если ты не обличаешь грешника, то ты сам будешь виновен в его грехе. В результате такие люди садятся на шею к православным, а протестантов (я видел это лично) они бояться, потому что библейские слова рубят их по живому.

«Иногда Ему больше в мире места, чем здесь, в Его доме».

А разве там Его дом? Разве Он говорил об этом? «Разве не знаете… храм Божий свят; а этот храм — вы» (Первое послание к Коринфянам 3:17).

«Теперь о текстах и житиях святых. Некоторые из них безнадежно устарели, и скорее могут рассказать об эпохе, когда они писались, чем о смысле праздника».

Более того, представьте, если бы святой отшельник из жития XV в. оказался в нашем времени, куда бы его поместили?

«Другое дело, что думать нам запрещено».

Потому что это − ортодоксия – вера в правильное исповедание. «Мнение – мать падения».

«Проповедь войны. Культ войны».

Многие мои знакомые, как и я сам, пришли в Православие через идею войны за Святую Русь. И вот однажды, глядя на золотой купол храма, я подумал примерно так: «Здорово, что у нас такая воинственная вера − мы против всего мира, только вот еще бы Христа с распятия убрать…» Потом я понял, что словами «за други своя» можно оправдать даже агрессивную войну. Хотя Христос говорил совсем о другом.

«И проповедь страдания, как единственно возможного пути спасения, изнурения себя».

Именно! В православных житиях я встретил такую идею: Христос умер на кресте, и теперь, чтобы спастись, нужно повторить подвиг Христа − истязать себя на столпе, в яме, в пещере и т.д. Вероятно, подобное представление возникло в Сирии, именно там еще с дохристианских времен была распространена практика самоистязания.

В Новом Завете я вижу совсем иное: Христос умер на кресте вместо людей, чтобы избавить их от подобной участи. Теперь спасение обретается верой во Христа, которая проявляется в делах любви.

«Разве и так не достаточно скорбей, чтобы лишать себя простых радостей в жизни? Не думаю, что наши хлопоты, скорби и радости — суета. Это жизнь. И хочется научиться проживать ее осмысленно и с благодарностью».

Однажды на собрании христиан (протестантов) я услышал одну простую и немного наивную песню − я был потрясен. Текст у нее был такой:

В нашей жизни самое прекрасное

Не ценою денег покупается.

Даром с неба светит солнце ясное,

И луна нам даром улыбается.

Даром, даром Бог даёт спасение,

Даром, даром Бог даёт прощение.

Даром на распаханные полосы

Льётся дождь со щедростью обильною.

Даром ветер гладит наши волосы,

С дуба листья рвёт рукою сильною.

Даром птичьим пеньем наслаждаемся.

Зорями, восходами, закатами;

С близкими, любимыми встречаемся

И вдыхаем воздух не за плату мы.

Никакой монетой не заплатите

За ребёнка ласку необычную,

За супругов нежные объятия.

За любовь, за дружбу бескорыстную.

Но всего дороже, драгоценнее

Нам в подарок Богом преподнесено —

В Иисусе вечное спасение,

Принимай и улыбайся весело.

Посмотри, как Бог к тебе склоняется,

И пойми, что, как свет солнца ясного,

Не ценою денег покупается

В нашей жизни самое прекрасное.

Они славят Бога за жизнь, солнце, ветер, урожай, супружескую любовь и дружбу. Разве это не важнее правильных догматов? Если бы не страх и не предвзятое отношение в нашем народе… 

«Со дня Пасхи прошло чуть более двух недель. И о Пасхе в службе почти ничего. О любви, радости — почти ничего».

Однажды, мой знакомый христианин рассказал мне, как он зашел в один православный монастырь зимой и воскликнул в церковной лавке: «Христос воскрес!» Женщины в лавке впали в ступор, потом произнесли: «Но ведь сейчас не Пасха». Он ответил: «А у меня всегда Пасха!»

Так что бывает и по-другому…