Главное в церкви — читать Евангелие, жить им

3 месяца назад Алексей Алешин

Мы публикуем очередной текст из нашего нового проекта «Путь к Богу». Присылайте свои истории на почту «Ахиллы»: ahilla.ru@gmail.com

***

Удивительно я заболел и стал инвалидом после принятия меня в пионеры, возможно, это просто совпадение, не знаю. Заболел я энцефалитом в 11 лет, летом 1987-го.

Атеизм был в то время свойственен большей части общества. Скоро, с развалом СССР, пришли свобода и вседозволенность. Я крестился в 1991-м, как и большинство не очень осознанно. Пришли в храм, денежку заплатили, батюшка прочитал, что надо, и пошли мы без всякого понятия о вероучении. В моём случае на крещении настояла бабушка (мать отца). И вот я покрестился, а крест отказывался носить ещё долго. Через полгода его надел, а после крещения дома снял. И повязывал ещё долго пионерский галстук, с ним ходил.

По болезни не смог школу закончить, окончил лишь девять классов. Наступило время свободы, и в страну хлынули массой разные христианские и околохристианские учения. Христианские протестанты, в основном. В Санкт Петербурге вдруг открыто начала вещать христианская радиостанция — радио «Теос». Она и сейчас существует, но теперь чисто баптистская. А тогда принадлежала общине Евангелической Российской церкви, новому протестантскому образованию, возникшему по воле одного канадского пастора. Церковь либеральная и терпимая ко всем церквям. Особенно лояльная к православию. Но об этом чуть позже.

Надо упомянуть, что радио «Теос» изначально позиционировало себя как межконфессиональную радиостанцию. Раз в неделю полтора часа в прямом эфире шёл православный пастырский час. Его вели два священника, преподаватели СПбДАиС — протоиерей Борис Безменов и протодиакон Андрей Чижов (ныне покойный). Потом уже к отцу Борису, после кончины отца Андрея, присоединился иерей Константин Пархоменко. До принятия сана о. Константин с супругой вёл получасовую передачу, которую записывал в семинарии. Батюшки выступали в четверг, и перед ними шла передача Константина Пархоменко, тогда ещё студента.

В пятницу бывал в эфире архиепископ Михаил (Мудьюгин), также шли трансляции проповедей из Никольского собора протоиерея Богдана Сойко. В течение недели ещё много православных гостей приходили на радио. Много, конечно, и протестантских передач было, большинство. Разные пасторы бывали. Католики приходили, но меньше. У них позже появилось своё радио «Благодатная Мария».

Вернусь к себе: я помню, что годы, проведённые в общине ЕРЦ, были для меня самыми счастливыми. Там у меня появилось много знакомых, со многими связь уже утратил, к сожалению.

Был момент, когда я один остался после школы. «Друзья» из школы с презрением перестали со мной общаться. В болезни ты часто одинок. Чего стоит общение людей, только серьёзная болезнь показывает. Бросили, так значит имели к тебе просто шкурный интерес…

И я оставил на радио свой телефон, записав на автоответчик обращение, мол, мне не с кем общаться. И сразу шквал звонков, ктото, конечно, отсеялся сразу, кто-то со временем. Но плотное общение мне было обеспечено. Некоторые звонят до сих пор.

Далее я очень плотно и много читал, сравнивая православие и протестантизм. И года через четыре, в 1999-м, перешёл в православие. Очень помогли в этом книги отца Александра Меня и проповеди на радио наших отцов. Константин Пархоменко помог немало. Но с ним у меня не сложилось отношений, пусть батюшка не сердится. Сложились отношения с иереем Виктором Пантиным, учеником отца Василия Ермакова. И то, пока батюшку не перевели в Архангельскую область, не поеду ж я за ним.

Както наш бывший благочинный о. Валерий Швецов сказал: «Покажите мне хоть одного христианина, кто живёт по Евангелию и исполняет все заповеди. Я приду к такому, поклонюсь в ноги и спрошу: как жить?!»

Я встречал таких, всего трёх. Это отец Василий Ермаков — батюшка получил дар прозорливости при жизни, считал грехом деньги брать священнику с человека. Отец Виктор Пантин, его ученик, филолог по образованию, светлый батюшка… И владыка Михаил (Мудьюгин), он жил как монах в миру, ничего не имея, ни машин, ни резиденций. Живя в однокомнатной квартирке, предоставленной ему нашей протестантской общиной, был всегда открыт людям для общения. Не то что нынешние епископы. Это проректор-то нашей семинарии не получал практически помощи от РПЦ, которой всю свою жизнь отдал… Знал и общался он с отцом Александром Менем и такие лекции записывал, нынешним далеко до него.

Ну, перешёл я в РПЦ, первое время казалось, что там глубина знаний. А ЕРЦ както вдруг ушло в тень, радио продали баптистам. Скандалы всякие, с бывшим пастором. Не хочу об этом писать. Легко в интернете можно найти, статья в Википедии даже есть…

В РПЦ мне повезло общаться не с закосневшими в своём консерватизме батюшками, а с либеральными. Наша епархия всегда славилась своей терпимостью к инославным. Да и город тоже. Недавно хотел пойти назад в ЕРЦ, но в храме подошёл ко мне наш настоятель отец Михаил Браверман. Как мысли прочитал. Поговорили коротко, и я увидел: вот она, любовь-то где. Не там и не там, а в этом храме и других храмах. А епископы это ж не вся церковь.

И ещё подошёл друг по молодёжному православному клубу, говорит: «А ты знаешь, что они в клубе у отца Михаила Евангелие изучают и по кругу толкуют сами, как протестанты. А после встречи идут на служение ближнему в детдома или больницы». Я подумал, что это и есть главное в церкви читать Евангелие, жить им. И чтоб Христос обрядами не заслонялся. Я решил, что именно здесь моё место!

Читайте также: