Какое время — такие и фильмы

3 недели назад Сергей Зубарев

Еще была солистка Леночка,

Та, что училась на год младше.

У неё была склонность к завышению,

Она была влюблена в ударника.

Ударнику нравилась Оля,

Та – что играла на «Ионике».

А Оле снился соло-гитарист

И иногда учитель пения.

(слова из песни «Чиж и Ко»)

Давеча у меня выдался редкий случай: в школах объявили карантин, бабушки-дедушки забрали детей к себе, и мы с женой, ошарашенные внезапно навалившейся на нас свободой, отправились в кино – конечно же, на «Матильду»! До этого последний раз я был в кино в детстве, на «Старике Хоттабыче»…

Вероятность того, что фильм заинтересовал бы меня без рекламной кампании г-жи Поклонской и иже с ней, равна нулю. Но после такой рекламы не сходить было уже невозможно (вот до чего все-таки человек детерминированный, управляемый субъект, а! Сделай грамотную рекламу любого явления – и люди уже готовы за него платить).

После 10-й минуты просмотра я заметил, что мою душу начинает мутить, и предложил благоверной супруге, ничтоже сумняшеся, удалиться из зала сего – да и потратить драгоценное время с куда большей пользой. Но супруга у меня из кубанских казачек ведётся: жена сколь черноглазо-прекрасная, столь и упрямая. Пришлось мне сдаться и испить свою чашу до дна. И стать противником «Матильды» не менее яростным, чем госпожа Поклонская, но только совершенно по иным мотивам. (Да и знаете ли, существует огромная разница между нашей с нею критикой. Все-таки Поклонская критиковала кино еще ДО того, как оно вышло в прокат! А я – уже после.)

Пролог кино: конечно, сиськи

Если показать, как балерины танцуют на сцене – этим мало кого удивишь. Но вот если показать обнажённое тело или хотя бы его часть – о, это уже, так сказать, верная примета XXI века! Проверенный, так сказать, манёвр! (Тем более что грудь красивой актрисы, игравшей балерину – опять же, красивая! На месте киношных мужчин я бы тоже втянул живот и подправил эполеты.) После этих кадров я шепнул на ушко супруге, что теперь, пожалуй, досмотрю шедевр кинематографа сей до конца…

Ну, а после груди пошли, конечно, до боли знакомые (из попсовых песен конца ХХ-го века) сюжеты о разделённой и неразделённой любви. Как страстно желали балерину всевозможные мужчины, как сходили по ней с ума. Как его императорскому высочеству высокородные родственники ставили палки в колёса, всячески препятствуя сношениям высочайшей особы с балериной. А вместо этой красавицы подсовывали нечто куда менее будоражащее мужское воображение — родом из Германии. Дальше в кино было: как прекрасная и утончённая актриса, игравшая балерину, стирала ноги в кровь, пытаясь изобразить необходимое количество па. И под облегающей одеждой скрывалась прекрасная фигура. И как актриса, игравшая немку, тоже делала па перед императором – злясь и пародируя балерину: и из-под длинной юбки показывались панталоны её бабушки.

И как в конце концов император все-таки вынужден был избрать немку в панталонах, но упал в обморок на коронации, потому что откуда-то сверху ему кричала возлюбленная балерина (еще бы тут не упасть: такие пеньюары не забываются!). Короче, сплошной любовный ужас. Индийское кино!

В общем, чем не сюжет из попсовой песни? Под которую, по меткому выражению писателя Лимонова, «хочется вымазать лицо пшённой кашею и сидеть так, высунув язык».

Слова Павла о Петре говорят мне больше о Павле, чем о Петре

Выше, опасаясь уголовного преследования за оскорбление каких-нибудь особо ранимых чуйств, я тем менее ради вас, дорогие читатели, рискуя чистотой перед УК РФ, все-таки описал кино таким, каким его увидел.

Теперь пришло самое время оставить для потомков несколько серьёзных тезисов.

Тезис №1. «Слова Павла о Петре…» Так вот, если я знаю, например, своего друга по прозвищу Малыш уже 25 лет, и кто-нибудь меня спросит: «А расскажи нам, брат Сирожа, о твоём друге Малыше – очень надо знать, собираемся делать с ним совместный проект». И я начну рассказ о том, как Малыш в детстве любил одну даму в панталонах, а она его нет. И он очень расстраивался, а потом любил еще одну даму, а она его тоже. А еще раньше в 5-м классе Малыш познал, что такое грех рукоблудия за дедушкиным сараем, знаете ли… После такого рассказа меня сочтут за идиота, за сумасшедшего! И будут правы. ТАКОЙ «рассказ» о Малыше нисколько его не охарактеризует. Он охарактеризует рассказчика – и это прежде всего.

Потому что ни влюблённости, ни подростковый грех ничего, ровным счётом ничего, не говорят людям о моём друге! Им куда интереснее его человеческие, деловые качества, его морально-нравственные убеждения. Истории о том, как он поступал в той или иной критической ситуации.

То же самое касается любого человека. И в том числе, а вернее, тем более – царя Николая II-го. Каким он был царём – вопрос сугубо исторический. А вот кого он любил ДО ЖЕНИТЬБЫ – это его личное дело. Совершенно не моё. И, простите, не ваше.

Мало того, царь прославлен в лике святых церковью, которая хоть не является всеобщей, однако занимает доминирующее положение в русском обществе – по крайней мере, на бытовом уровне: многие наши граждане ставят свечки и участвуют в таинства минимум два раза в жизни — когда кого-то крестят или отпевают. Этого, как выясняется, вполне достаточно чтобы считать себя православным. И потому возникает еще один вопрос: если изучение личности царя с исторической точки зрения есть благо, то зачем додумывать нечто о его личной жизни и затем выставлять это на публику? Зачем?.. Чтобы расстроить и, как выяснилось, спровоцировать ту часть нашего общества, которая этому почившему человеку молится?

Бабам – цветы, детям – мороженое, мещанам – «Матильду»!

Тезис о спросе, который рождает предложение, вполне может быть тезисом №2. Действительно, кого будет больше: тех, кто ждал бы умного, серьёзного исторического фильма о той переломной эпохе, показывающего переживания людей, непосредственных участников этих событий — от царя до простых крестьян? Или тех, кому более по душе эта трагикомедия с панталонами и грудями, эта беготня по коридорам замка. Все эти сюси-пуси и сиси, пардон, писи?

С учётом того, что производители фильмов в условиях капитализма смотрят на спрос, на будущие прибыли, существует опасение, что кино снято для вторых. Неужели их больше? Этих мещан, которые слушают истошное:

«Девчоонки полюбили не меня,

Девчонки полюбили трубачаааа».

Фильм «Матильда» может быть интересен только определённой группе людей. Тем, кто живёт только материей и всякой любовью между полами. Для иных людей кино интереса не представляет.

Радует одно: еще раз – пусть и в кино — глянув на жизнь «их благородий», да представив неграмотных русских мужиков, которым вскоре из неуютных своих борозд придётся перелезать в еще менее уютные окопы, я еще больше начал сочувствовать противникам монархии. За это «Матильде» спасибо. Не думаю, что жизнь всевозможных царских особ была менее шикарной, чем она показана в фильме.

Так что, может, и не зря сходил в кино. С паршивой собаки, как говорится, хоть шерсти клок.

Если бы не реклама т.н. блюстителей скреп – фильм прошёл бы, и никто бы его не заметил.

Читайте также: