Крестный ход — инструмент или оружие?

9 месяцев назад Алексей Плужников

РИА-Новости передает вести от Санкт-Петербургской митрополии:

«В два ближайших воскресенья — 12 и 19 февраля — до начала Великого поста в Санкт-Петербургской епархии благословили после божественной литургии провести крестные ходы вокруг Исаакиевского собора с молитвенным пением к преподобному Исаакию Далматскому. Участие в соборной молитве смогут принять все, кто придет в эти воскресные дни на утреннее богослужение, продолжением которого и станет крестный ход», — сказала Наталья Родоманова (руководитель сектора коммуникаций митрополии).

«Крестный ход — это не инструмент противостояния чему-то или кому-то, а способ сугубого молитвенного обращения к Богу». «Подлинная молитва не может питаться ненавистью или злобой. Молитва очищает и вдохновляет душу, дает крылья молящемуся, благословение на благое дело. Крестный ход — это продолжение соборной молитвы в храме, которая возносится о «мире всего мира, о благостоянии Божиих церквей, об избавлении от скорбей….». Церковь молилась и продолжает молиться о всех людях», — сказала собеседница агентства.

По словам Родомановой, правящий архиерей Санкт-Петербургской епархии, получая множество обращений от разных общественных организаций, которые предлагали проведение шествий по городу или митингов в поддержку, еще раз подчеркнул, что главным инструментом влияния христианина остается молитва. „Церковь не может говорить с противниками передачи собора на языке протестов и демонстраций. У Церкви и политики разная ценностная база, разные задачи, и исходя из них она не может участвовать в акциях, подобных митингу или пикетам. Для верующих людей прежде всего важно участие в литургической жизни Церкви. На общую соборную молитву собираются верующие в храме каждый воскресный день. Продолжением литургической молитвы считается крестный ход, в котором люди объединяются в молитве, обращаясь к Богу и святым“».

Стоит напомнить, что крестные ходы возникли во времена Иоанна Златоуста: когда он увидел, что ариане своими шествиями и пением увлекают народ, он стал устраивать подобные шествия, чтобы перетянуть верующих от ариан. Таким образом, крестный ход возник именно как «инструмент противостояния», да и в дальнейшем в Византии крестные ходы часто устраивались в качестве противостояния: еретикам ли, политике императора или, как минимум, болезням, врагам.

Так что люди не ходят колоннами со знаменами (хоругвями) и фонарями, в парадных мундирах (облачениях), чтобы помолиться — они ходят, чтобы показать свое единство, силу, припугнуть, так сказать, врагов (вспомним самый знаменитый «крестный» ход вокруг Иерихона). Это самая что ни на есть демонстрация.

И сейчас на крестные ходы регулярно ходят «против»: то против абортов, то против пусек, то против пьянства, то собирают массовки «в защиту веры» (а значит все равно «против» врагов). И вокруг Исаакия, несмотря на лицемерные уверения, выходят ради того, чтобы показать: мы, православные, против тех, кто против нас, мы — сила, мы — мощь, мы не сдадим своих позиций и взятых с боем рубежей.

Хорошо бы узнать у петербургских верующих: не пришла ли на приходы разнарядка — согнать народ на эти крестные ходы, чтобы создать массовку.

«У Церкви и политики разная ценностная база, разные задачи».

Боюсь, очень часто и база общая, и задачи, и методы тоже схожи. Как только появляется возможность, Церковь из смиренной и отступающей мгновенно превращается в суровую и требующую подчинения, преклонения, действует жестко, проявляя заботу только о своей власти, но забывая про свой христианский авторитет.

Ну и конечно же: крестный ход проводится как бы нехотя, «по многочисленным обращениям» — мол, народ требует, против народа не попрешь. Как часто все это проходили в советское время…