Критика основ

4 месяца назад Михаил Грозовский

Документ «Основы социальной концепции РПЦ», как краеугольный камень, определяет судьбу строения сложных взаимоотношений церкви и общества. Над концепцией в свое время поработали величайшие умы христианской современности, это был вдохновенный гимн новой эпохи христианского Просвещения. Однако, как становится ясно спустя годы, документ мог быть использован группой бюрократов от православной церкви в своих интересах. С сожалением следует отметить, что «Основы» положили начало процессам, которые привели к церковным скандалам последнего времени:

  • дело «Пусси-Райот»;
  • многочисленные оскорбления чувств верующих с преследованием;
  • противостояние и споры из-за строительства храмов и передачи недвижимости и т.д., и т.п., и даже более актуальное.

Причина данных скандалов может крыться в декларируемых в документе «особых отношениях» Русской Православной Церкви и государства. Сама особенность этих отношений не имеет под собой достаточного богословского обоснования в христианстве. Господь у нас один — Небесный, и никаким богам на земле мы не поклоняемся и не служим. Организованные формы государства могут быть признаны христианами неизбежной необходимостью, позволяющей удержать мир от скатывания в полный хаос, но не более того. Из подобного признания вовсе не вытекает никакая особенная роль государства в нашей жизни, ни, тем более, необходимость поддерживать «особые отношения» с государством. Не стоит отрицать государство совсем, стоит поддерживать с ним разумные дружеские отношения, но «особость» нашего сердца хочется сохранить в первую очередь для Бога.

Сотрудничество государства и церкви, согласно документации, состоит, среди прочего, в заботе о сохранении нравственности в обществе, духовном, культурном, нравственном и патриотическом образовании и воспитании. Впрочем, дело в том, что нравственные и духовные нормы церкви распространяются только на особый вид граждан — христиан. С прискорбием стоит констатировать, что нынешнее государство ни по своей сути, ни по своим плодам христианским не является. Современное общество, более того, — антихристианское. Преобладающие ценности этого мира лежат вовсе не в плоскости вопросов вечности, и духовная пища в религиозном понимании нынешним массовым сознанием не востребована.

В этих условиях представляется бессмысленным декларировать общепринятыми нравственные нормы поведения, которые применимы только для христиан. Вместо навязывания собственного мнения мы призваны в первую очередь своей жизнью нести свидетельство подлинного христианства. Пока мы не интересны окружающим, наша проповедь остается невостребованной. Все чаще скромные попытки взаимодействия с обществом со стороны церкви подвергаются критике и издевкам со стороны скептически настроенного общества. Ни к чему, кроме отторжения думающих людей, это не приводит. Что, в свою очередь, может привести к естественному интеллектуальному обеднению. Это ли наша цель в отношениях с обществом?

Нельзя также не упомянуть о нескольких горячих темах, освещенных в документе, которые касаются общественных этических норм, взаимоотношения полов и вопросов секса. Взять, например, роль женщины в Церкви. Господь Иисус Христос Своим пришествием дал новый смысл и значение существовавшим традиционным общественным представлениям. Женщина вернула себе Божественное право на полное равенство с мужчиной. Тем самым, мы оказались в отправной точке, в которой Адам и Ева были по своей сути в равной степени образом и подобием Божиим.

Именно этим можно объяснить с христианской точки зрения фактическую ситуацию в обществе, в котором женщина порой занимает более значимую общественную роль, чем мужчина. Да, она может быть матерью и супругой, но при этом она занимает руководящие позиции в организациях и компаниях, может заниматься физическим трудом, является кормилицей и главой семьи, добивается выдающихся спортивных, интеллектуальных и общественных достижений. Мужчине никто не мешает занимать более значимую позицию в обществе или быть более успешным, но если получается наоборот, это вполне закономерно. А главное, это вообще никак не влияет на наши отношения с Богом, потому что эти отношения — не про социальный статус, а всего лишь про личную направленность и устремления сердца.

При этом женщина может по-разному относиться к вопросам рождения детей. В падшем несовершенном мире возможны ситуации, когда женщина не рожает ребенка на протяжении жизни, делает аборт или, напротив, прибегает к искусственному оплодотворению. И от этого она не становится менее женщиной. Подобные вопросы не стоило бы ставить на религиозный конвейер христианства. Зарождение жизни — всегда тайна отношений между женщиной и Богом, и невозможно предложить универсальных решений в этой области. Собственные духовные сомнения относительно бесплодия, абортов и искусственного оплодотворения можно вполне решать в рамках обычного пасторского попечения, то есть попросить совета у духовника. Но это, опять же, если женщина верующая. Остальной части общества навязывать нормы христианской морали представляется неверным. Кстати, запрещение абортов на государственном уровне в католических странах приводит к плачевным последствиям в области прав человека, а фактически приводит к репрессиям в отношении женщин, в том числе, и с летальным исходом.

И последнее. По словам выдающегося священника современности, гомосексуализм — не грех, а задание Божие. Стоит обратить внимание на первую часть этого определения, потому что утверждение обратного приводит к плачевным последствиям. Во-первых, когда мы говорим, что гомосексуализм есть грех, мы отпугиваем от Церкви часть людей, которые понимают, что им тут не рады, и даже не стоит пытаться. Во-вторых, есть и другая часть гомосексуалистов, которых подобное отношение только запутывает. Это верующие гомосексуалисты. Знаете, некоторые из них поняли, что Христос важнее, чем мнение каких-то там людей, они являются практикующими гомосексуалистами, но при этом не покидают Церковь.

Нужны ли нам подобные результаты радикализма в отношении гомосексуализма? Тем более, нигде в Писании не сказано, что гомосексуализм это грех. Вот секс со случайным партнером — да, это можно признать грехом, опираясь на Писание. А гомосексуализм — нет. Гомосексуализм есть тайное влечение, которое находится в плоскости личных отношений с Богом, и следовательно, этот вопрос может быть решен только в этой плоскости. При том, что христианин должен противостоять греху, мы не имеем права отвергать других людей только по причине своих представлений об их греховности.

Нам бы не помешал честный, открытый диалог по всем озвученным непростым вопросам. Господь призывает нас не в церковь институциональную, а в Церковь Небесную, и когда мы приходим в храм РПЦ, то служим не церковному начальству, не российскому государству, не социальной концепции РПЦ, а живому Господу Иисусу Христу. Не пришло ли время задуматься над тем, что же мы, христиане, положили в основу церковных отношений с обществом? Хотим ли уподобиться «человеку безрассудному, который построил дом свой на песке? И пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое» (Мф., 7:26-27).