Кризис церковного гражданства

4 недели назад Любовь Загорулько

У одной из моих подруг в статусе в соцсетях подчеркнуто: «антихристианка». Что не помешало ей стать крестной у четырехлетней девочки своих близких друзей. А потом они с папой этой девочки стали любовниками. А сейчас папа уходит от жены и четырех детей. К этой самой крестной маме. Никто не знает, удастся ли крестной выполнить свои обязанности перед Богом в будущем, но боюсь, что не она будет наставлять девочку в православной вере. Если девочка вообще задумается после такого о православной вере.

Надо отметить, что перед крещением эта женщина трижды была на беседе со священником, прочитала епархиальную методичку о роли восприемников, выучила ее наизусть и сдала «зачет» катехизатору. Просто она атеистка. Крещеная атеистка. Ее тоже крестили в детстве, и у нее тоже была крестная мама, подруга семьи, которая видела свои обязанности крестной в том, чтобы приносить крестнице полезные развивающие подарки.

Не понимаю, почему в РПЦ так мало говорит о кризисе Таинства Крещения. А ведь это самая основа. На днях моя коллега, наблюдая родителей с грудными детьми, которые стояли в очереди на получении российского гражданства, обмолвилась: «Я вот смотрю каждый раз и думаю: опять к Сергею Сергеевичу крестить детей принесли. То есть в гражданство принимать. Прямо как в церкви стоят с младенцами».

Это бесхитростное наблюдение работает в обе стороны. Существует список требований для получения гражданства. В том числе в отношении родителей. Крещение тоже своего рода «прием в гражданство» Церкви. Но раздают его практически всем без особых оглядок на требования.

Впрочем, могу ли я рассуждать за священников? Я не знаю их мотивации крестить почти всех, если выполнены формальные условия. Возможно, кто-то из священников мне ответит, почему гражданство Церкви раздают так охотно только при соблюдении некоторых формальностей. Уверена, что аргументы есть. Но оправдывают ли эти аргументы последствия?

У большинства моих родных и друзей есть дети. По отношению к крещению всех этих людей можно разделить на три неравные части. Первая: воцерковленные семьи. Там никаких вопросов о духовном воспитании ребенка не возникает ни к родителям, ни к крестным, даже если последние выбраны по принципу «самый лучший друг». Другое дело, что лет в 15 такой ребенок может выйти из храма и забыть туда дорогу. Но, по крайней мере, его крестные точно и подробно расскажут, что подразумевает под собой гражданство в Церкви и какие с этим связаны права и обязанности.

Однако большинство детишек ожидает иной сценарий. Их родители и родители их родителей в отношениях с церковью свято хранят традиции: появляются перед очами батюшки на венчании (красиво же! чтоб не развелись!), при крещении детей (чтоб ничего с ребеночком не случилось), на Пасху (а как же не разговеться яичком свячёным!), на Крещение (а мы опять всей семьей нырнули! И успели даже за водичкой в церковь забежать!). Потом наступает период заходов по нужде (освятить дом, поставить свечку перед экзаменом). И, конечно, самый трагичный случай – когда кто-то умирает.

Все. Частота заходов «поставить свечку» разнится в зависимости от того, насколько спокойно человеку живется.

Что касается выбора крестных, то работает принцип, описанный выше: это близкие друзья и родственники, которые главной своей задачей видят дарить хорошие подарочки крестнице или крестнику. Чаще всего они, конечно, не открытые атеисты, ходят в храм на Пасху и свечку поставить. Перед крещением послушно покупают золотой крестик в храме и выучивают методичку. А по мере роста ребенка могу и рассказать чего про церковь, даже помочь выучить пару молитв (от сглаза, например). Бывают пытливые дети, которые после сами узнают все, что им надо о духовном. А потом либо даже свечку поставить в храм не идут, либо наоборот, находят свой путь в Церкви. Но в целом, это закольцованный сценарий «церковного» поведения огромного числа людей и их «духовной» жизни. На мой взгляд, сценарий странный и страшный. Ведь потом эти дети тоже станут родителями и крестными у своих хороших друзей.

И, наконец, третья часть моих знакомых, которые в поиске. Они заходят в церковь по движению души. Они общаются со священниками, читают книги. Они ищут и хотят приходить в храм не как в бюро духовно-магических услуг для получения оберегов и исполнения традиций. Они хотят разобраться. И вот рождается ребенок. И на них обрушивается жесткое давление окружающих: «Как еще не крестили? Так же нельзя!» И дальше начинается движение к сценарию второй группы…

Это не социологическое исследование. Это личное наблюдение. И, по-моему, оно говорит о сложнейшем кризисе. Даже если аргумент «ведь нельзя же отказывать в крещении» справедливый, то путь этот тупиковый. Пока на государственном уровне рассуждают о проблемах принятия и лишения гражданства, может быть, и церкви стоит задумать кризисе своего «гражданства»? Или передовые цифры статистики «православных граждан» важнее содержания?

Читайте также:

Поддержать «Ахиллу»:

Яндекс-кошелек: 410013762179717

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

PayPal