«Милости хочу, а не жертвы»

8 месяцев назад Ахилла

Отец Павел Адельгейм написал эти строки ровно пять лет назад в связи с полемикой вокруг выступления Pussy Riot на солее Храма Христа Спасителя. Но актуальность его слов только обостряется с каждым годом.

***

Духовная жизнь человека не всегда укладывается в общепринятый стандарт поведения, она всегда шире. Подвиг юродства тоже не вмещался в правила приличия уже в древние времена. Христос осуждал фарисейское благочестие — показной пост, молитву и милостыню.

Нецерковных людей тоже раздражают церковные формы поведения в общественных местах.

протоиерей Павел Адельгейм

Православные считают, что имеют право. Конечно, имеют — но в храме, где их поведение является нормой. В общественных местах могут быть приняты другие нормы. Кроме устоявшихся правил церковного общежития существует много нецерковных обществ, где другой менталитет, образ жизни и самовыражения. В гражданском социуме мы уживаемся, если терпимы друг к другу. О. Андрей Кураев занимается миссионерством у рокеров. Митрополит Антоний (Блум) сдружился и молился с панками. Между ними возникли долголетние отношения. Кто-то из них пришёл в храм и нашёл для себя новый образ жизни.

Девушки тоже пришли из нецерковной среды, их поведение в храме нарушает традицию. Нужно ли приписывать им умысел осквернить храм на том основании, что они поднялись на амвон и встали спиной к Алтарю?

Не раз приходится останавливать прихожан, которые грубо одёргивают женщину, поднявшуюся на солею. Бывает, кто-то с вопросом идёт за священником в «царские врата» и приходится сдержать возмущение и терпеливо объяснить, почему туда нельзя. Когда совершаю отпевание, народ стремится окружить гроб, устремляет внимание к покойнику и поворачивается спиной к Алтарю. Тоже приходится объяснять, что вместе с усопшим мы теперь обращаемся к Богу, и следует повернуться лицом к Алтарю.

Понимание православным народом правил поведения в храме оставляет желать лучшего. Но «бодрствуй!» Будь осторожен. Гоняясь за формами, не потеряй человека, за которого умер Христос. Если мы живём в обществе, приходится притираться, и для этого необходимы терпение и любовь. Нетерпимость разрушает как семью, так и общество.

«Если не кощунство, что тогда?» — спрашивает комментатор. В тексте я ответил: скоморошество, традиционное для Руси в дни масленицы. Это действо выросло из языческих корней и получило гражданство в православной Руси, когда умные не могли свидетельствовать из страха жестоких наказаний и смерти, а дуракам дозволялось.

Скоморошество было не только развлечением. Нередко оно бывало формой политического и духовно-этического протеста. Этой древнерусской формой протеста воспользовались девушки. Их танцы кто-то оценивает как «кривляние» на солее. Но танец перед святыней, как прославление Бога, имеет библейский аналог. Святой пророк Давид разделся, скакал, играл и пел, когда несли Ковчег Завета. Мелхола, его жена, тоже осудила его за нарушение приличий. Давид ответил: «Во славу Бога моего буду скакать и плясать перед Ним». За осуждение Давида Бог наказал Мелхолу бесплодием.

На фоне современной жизни библейские и древнерусские архетипы смотрятся причудливо, но сохраняют свою изначальную суть. Утрата древних архетипов обедняет христианскую традицию, сводит к унылому стандарту. Когда граждане, называющие себя православными, требуют мести и крови этих девушек, горько на душе от самоуверенности этого «необрезанного сердца». Их самомнение не приемлет слов Христа Спасителя: «Идите и научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы». Христос призывает к милости, а ученики Его, «сохранившие образ благочестия, и отвергшиеся силы его», забыв, что человек — образ Божий, призывают к человеческому жертвоприношению.

Будем терпимы друг к другу, как заповедано апостолом: «В терпении вашем спасайте души ваши».

Источник: жж отца Павла Адельгейма