На что идут деньги жертвователей «Союза»?

1 месяц назад Егор Владимиров

На православном телеканале «Союз» постоянно можно увидеть призывы к жертвованию денег на продолжение его вещания – доходы от рекламы мизерны (неприлично же, в самом деле, брать деньги за информирование о той или иной православной выставке-ярмарке!), а средства на работу телеканала берутся исключительно из пожертвований его зрителей.

Администрация канала декларирует, что в месяц на работу «Союза» надо 20 миллионов рублей, а на вопрос «Не много ли это?» отвечает, что, мол, на всякую пропаганду типа Russia Today (впрочем, название этого канала не упоминается напрямую – по-видимому, боязнь властей все-таки присутствует, поэтому «кусают» исподтишка), которую далеко не каждый знает, государство миллиарды отстегивает, а тут общенациональный канал за копейки вытягивают – 200 человек работает, и потолок заработной платы у лиц канала – 20-30 тысяч в рублях (а техперсонал получает меньше). Так что нечего сетовать на качество контента – за такие деньги это максимум, что можно себе позволить.

Четверть миллиарда рублей в год для телеканала действительно деньги небольшие. К примеру, флагманский российский Первый канал тратит в год десятки миллиардов. Но, с другой стороны, крупнейший по охвату немецкоязычной аудитории католический телеканал KTV также ведет прямые трансляции, проводит интересные ток-шоу и предлагает своим зрителям самые разнообразные передачи, при этом с технической точки зрения его контент выполнен на уровне, превышающем уровень «Союза». И существует этот телеканал (с тремя штаб-квартирами в Германии, Австрии и немецкоязычной Швейцарии), как и «Союз», исключительно на частные пожертвования, при этом ему требуется в месяц только 160 тысяч евро (около 11 миллионов рублей по текущему курсу), а заработной платы в 300 евро, как мы понимаем, ни в одной из вышеперечисленных стран нет.

Конечно, экономические условия в ЕС и Швейцарии отличаются от российских, и всегда можно сказать, что сравнение европейского и российского телеканалов некорректно. Для того, чтобы понять, сколько стоит в современной России более-менее современное телевидение, можно обратиться к примеру телеканала «Дождь», который во многом похож по модели финансирования на телеканал «Союз». Может быть, тогда станет окончательно ясно, действительно ли 20 миллионов рублей в месяц – это те деньги, на которые можно лишь создавать картинку в стиле «любимая телепередача моей бабушки» и платить сотрудникам заработную плату на уровне продавца сетевого супермаркета? 

Как и «Союз», «Дождь» содержится на деньги телезрителей. Генеральный директор компании говорит, что «65-70% наших доходов — выручка от продажи подписок. Еще 15% — это digital-реклама. Оставшиеся 15% — доходы от дистрибуции контента за границу». Подписаться на «Дождь» можно за 4800 рублей в год или за 480 рублей в месяц. В свободном доступе программы «Дождя» не публикуются, но текстовые расшифровки наиболее резонансных программ можно найти на сайте канала. В месяц сайт «Дождя» посещают более 4 миллионов человек, поэтому доходы от рекламы на интернет-ресурсе стали важным источником пополнения бюджета канала.

А сколько же в месяц тратит на свое функционирование «Дождь», в числе ведущих которого можно увидеть таких медиа-персон, как Ксения Собчак? По утверждениям гендиректора телеканала Натальи Синдеевой, ежемесячный бюджет «Дождя» составляет 23 миллиона рублей (практически столько же, сколько и у «Союза»). Да и работает на «Дожде» около 200 человек.

Но, может быть, если у «Дождя» и «Союза» практически равны и бюджет, и численность персонала, то и заработные платы у них будут равняться? Не совсем. Если посмотреть на текущие вакансии компании на hh.ru, то можно увидеть, что звукоинженера ищут на оклад в 30-35 тысяч рублей, а видеоинженера – на оклад от 45000 рублей. Оклады же ведущих, по неофициальной информации, могут доходить и до шестизначных цифр – это все-таки лица канала.

Да, это зарплаты «ниже рынка», и для многих сотрудников работа на «Дожде» — это способ выражения своей гражданской позиции (то же верно и для многих сотрудников «Союза»). Но тем не менее, от соответствующих зарплат на «Союзе» они отличаются значительно (так, видеоинженер светского телеканала получает в 2,25 раза больше ведущего, «лица канала» на православном).

Итак, при таком же бюджете и такой же численности сотрудников, как это ни удивительно, можно создавать телепродукт, который по своему эстетическому качеству (я не говорю здесь о содержании, только о «картинке») будет современным и интересным, при этом сотрудникам заработную плату можно безболезненно увеличить вдвое.

Почему же «Союзу» не удается то, что удается «Дождю»?

Ответом на этот вопрос может стать анализ схемы, по которой телеканалы привлекают деньги своих зрителей. Так, средства от подписки (равно как и пожертвования) на программы «Дождя» поступают на счет ООО «Телеканал Дождь» — вне зависимости от того способа, которым было совершено пожертвование. Они не идут ни на личный счет госпожи Синдеевой, ни на личный счет ее супруга господина Винокурова – они поступают строго на счет учредителя СМИ «Телеканал Дождь». Учитывая то, как «трепетно» к «Дождю» относятся контролирующие органы, нет сомнений в том, что, если бы со схемой финансирования было что-то не так, мы бы давно узнали об этом в новостях.

А как же устроена схема финансирования православного телеканала «Союз»? Той прозрачности и однозначности, которая есть в случае «Дождя», здесь нет.

Первая неожиданность – это то, что средства на финансирование этого СМИ почему-то предлагается перечислять не на счет его непосредственного учредителя – Екатеринбургской епархии РПЦ МП, а на счет некоего «Свято-Симеоновского Архиерейского подворья». Каким образом это юридическое лицо связано с учредителем СМИ и почему необходимо устраивать то, что на жаргоне финансистов называется «прокладка», непонятно. (Согласно официальным данным, подворье зарегистрировано по адресу г. Екатеринбург, ул. Репина, 6А — там же, где расположен медиахолдинг епархии. Руководителем подворья является архимандрит Дмитрий Байбаков. Трудовые книжки сотрудников холдинга оформлены через это подворье. — прим.ред.)

Но это далеко не единственный способ, который предлагается жертвователям. Также зрители могут профинансировать православный телеканал путем пополнения банковской карты главы «екатеринбургского православного медиахолдинга» г-на Байбакова, отправить деньги ему же почтовым переводом или пополнить личные электронные кошельки некоего г-на Пепеляева (Антон Пепеляев — руководитель Корпункта телеканала «Союз» в Санкт-Петербурге — прим.ред.) либо кошельки, оформленные на «Православный телеканал «Союз»» (как мы помним, это – название СМИ, а не юридического лица), при этом персональные данные владельцев таких кошельков, к примеру, в системе WebMoney, защищены от стороннего просмотра.

Как видим, схема «православного краудфандинга» отличается от такой же схемы в светском варианте только одним – непрозрачностью и невозможностью проверить все денежные потоки. Быть может, именно эта непрозрачность и является причиной и «бедной картинки» «Союза», и нищенских зарплат его сотрудников, и luxurylifestyle его топ-менеджмента? Перечисляя свои средства на нужды «православного телевидения», задумайтесь: действительно ли эти деньги пойдут тем, кто работает там «за идею», действительно ли они будут потрачены на создание качественного контента, интересного не только для тех, кто уже давно и прочно «в теме», но и для тех, кто решил познакомиться с православием, нажав на кнопку телевизионного пульта? Или они пойдут на какие-то другие нужды, которые ни к информированию сограждан, ни к миссии, ни к достойной оплате труда сотрудников канала никакого отношения не имеют?

Читайте также: