«Храм закрыт на спецслужбу»

6 дней назад Ксения Волянская

Продолжение записок радиоведущей: «Голос Америки» на православном радио.

***

Часть 7

7 июня 2015 г.

Считаю важным зафиксировать на память. Ольга Седакова была в музее святости и исповедничества на ул. Куйбышева. После экскурсии и перед записью маленького интервью пили чай, разговаривали, и Ольга Александровна сказала: «Одно из самых страшных моих впечатлений последнего времени — это праздник Кирилла и Мефодия в Москве на Красной площади. Вы не видели? Ну, я вам скажу — счастлив тот, кто этого не видел. А мне рассказали. Патриарх с двумя блондинками по бокам. Одна жена Медведева, другая — тоже какая-то начальственная дама, и он поет «забота у нас простая, забота у нас такая»… После я уже посмотрела в записи. И это было с такой пышностью обставлено, как бракосочетание государства и Церкви. Патриарх сказал, что это первый церковно-государственный праздник. Сами Кирилл и Мефодий были представлены в речи патриарха как просветители и создатели азбуки. То, что они равноапостольные — вообще не упоминалось. Для чего они эту азбуку создавали — об этом не было речи. Ни о чем христианском не было речи. И все это шло на волне великой России, патриотизма, просвещения… Потом стали петь всей площадью, и духовенство пело, в основном песни Пахмутовой, в конце спели «Пусть всегда будет солнце». Это было страшное и, может быть, эпохальное событие. У меня такое ощущение, что Церковь, которую я любила с детства, Церковь, уже не очень сильно гонимая, но скрытая, — что Ее сменила какая-то другая религия. Где не упоминается даже имя Божие…»

К сожалению, в эфир дать эти слова не смогу…

7 июня 2015 г.

В прошлое воскресенье митрополит Екатеринбургский Кирилл закончил проповедь благодарностью за совместную молитву, особенно о Патриархе Кирилле: «Храни его Господь, и Церковь его Святую Православную». Я, кажется, что-то пропустила. Церковь уже не Христова, а патриаршая. Век живи, век учись. И это не просто оговорка, боюсь.

18 июня 2015 г.

Еще важное. Ольга Седакова на встрече в музее святости:

«ХХ век был великим веком христианства, и в России, и везде. Здесь были прямые гонения, при нацизме не было прямых гонений против Церкви. На Западе в связи с этим пересматривают понятие мученичества. Если убивают священника не за то, что он священник, а за то, что он прятал евреев, можно ли считать его исповедником? Они считают, что да. Католики нашли такую формулу — эти люди противостояли духу ненависти. Они не формально веру исповедовали, а жили не так, как велели. И вот это новое мученичество, я боюсь, это то, что нас ждет».

23 июня 2015 г.

Вчера была на интереснейшей лекции в Белинке (областной научной библиотеке им. Белинского): директор Государственной публичной исторической библиотеки Михаил Дмитриевич Афанасьев — «Библиотека как место памяти».

Один из интересных фрагментов, который в эфир дать не смогу:

«О несчастных крымских библиотекарях. Такое ощущение, что местные прокуроры — не местные, приехали откуда-то с материка и наводят там порядок. У нас несколько книг по голодомору оказались в списке экстремистской литературы, а в этих библиотеках по голодомору не несколько книг, а много. И прокуратура там просто зверствует. Причем даже наши правила, когда мы говорим о том, что надо просто промаркировать эти книжки и выдавать под расписку человеку, там прокуратурой не принимаются — они говорят, что надо изничтожать эту литературу, причем не только те книги, которые включены в список. Керченская библиотека пыталась оспорить в суде, у нее это было по поводу исламской литературы, но в итоге ее оштрафовали».

24 июня 2015 г.

Из серии «теперь я видела всё». Наш шеф архимандрит приходил в желтых шортах, угощал огурцами, выращенными на собственной фазенде.

Сейчас повествует, как по утрам плавает в бассейне с фильтрацией и подогревом и читает потом, загорая, Евтушенко.

Фото из календаря «Цветы архимандричьего сада» на 2017 год, выпущенного архимандритом Димитрием (Байбаковым)

 

В этом особняке живет руководитель медиахолдинга Екатеринбургской епархии архим. Димитрий (Байбаков)/ фото из календаря «Цветы архимандричьего сада»

7 июля 2015 г.

У меня в детстве был такой ночной кошмар. Чаще всего возникал он даже не во сне, а в дрёме при высокой температуре. Это были облака. Вроде ничего страшного, да? Они ж мягкие, белые, пушистые и безобидные. Но они росли и пузырились, понимаете? Это были облака-гиганты, и они пузырились, как каша в известной сказке, которая в итоге чуть не потопила целый город. Они росли и вот-вот могли полезть мне в глаза. И ничего страшнее мне никогда не снилось.

Некоторые люди мне видятся как раз облаками в штанах. Впрочем, поверх штанов у них есть еще подобие платья. И некому сказать: «горшочек, не вари».

9 июля 2015 г.

Если бы у меня был пистолет, я бы тянулась к нему всякий раз, слыша словосочетание «духовно-нравственный». А сейчас мне предстоит монтировать беседу с местным «философом», озаглавленную «О духовно-нравственной ситуации». Ощущения как перед ФГС, которую я, впрочем, за всю жизнь, так ни разу и не сделала.

10 июля 2015 г.

Мои горизонты всё расширяются. Сегодня наш шеф в канареечной джинсовке, лимонных джинсах и белых кедах. И вот думаю: ежели бы экстравагантность духовенства ограничивалась только модным парфюмом и кислотными прикидами — оно было бы лучше.

3 августа 2015 г.

«Против нашей страны щас идет стрррашная война», — слышу очередной раз стращания нашего отца Владимира Зязева. Вот это мироощущение вокруг у большинства, это уже аксиома, как «мы — великая держава». Будто, как в примитивном сериале «Купол», накрыл нас кто-то сверху прозрачным колпаком и заразил 85% населения вирусом.

3 августа 2015 г.

Читала объявление, которое начинается обращением: «Отцы, братья и сестры!» Коллега-звукооператор, далекая от церковной лексики, спрашивает:

— Хм, почему так странно — «отцы», кому это?

— Да это попам, — говорю, — они отдельно, не братья же они.

Диагноз, между прочим. Мало встречала отцов, которые прихожан не с амвона, а в личном общении называли бы «сестра» или «брат», тем более, чтобы так относились.

6 августа 2015 г.

«Храм закрыт на спецслужбу». Так отвечали пришедшим в храм женского Ново-Тихвинского монастыря, когда там венчали дочь олигарха Алтушкина с сыном монастырского батюшки. Слово-то какое — «спецслужба»! Песня!

17 сентября 2015 г.

Из последних новостей: Церковь призвала ответственно относиться к экологии. На кладбище, которое рядом с епархиальным управлением, уже две неделе пилят деревья, говорят, по приказанию владыки. Уже 150 уничтожили. И я бы поняла, если бы тополя — они имеют дурную манеру падать при сильном ветре. Но сосны и березы в самом соку, нестарые? Напротив окна две чудные березы вчера спилили. Варварство какое-то.

6 октября 2015 г.

«А в одном дореволюционном церковном журнале я прочел недавно такое открытое письмо очень известного тогда архиерея: «С ужасом прочитал я сейчас в вашей газете, что мне готовят в этом текущем году 25-летний юбилей… У нас, архиереев, юбилей каждое воскресенье: нас встречают в церкви, водят под руки, провожают, приветствуют: и по-славянски, и по-русски, и по-гречески. Довольно этого». Один старый архиерей на докладе консистории о том, «когда владыке угодно будет назначить юбилей?» написал резолюцию: «когда сойду с ума». (Это из журнала 1910 года.)» Сергей Фудель

30 октября 2015 г.

День памяти жертв политических репрессий. Побыла сначала у храма Большой Златоуст, записала немного для репортажа, потом добежала до Ленина, 17 (здание ГУВД, раньше НКВД-КГБ). На такой большой город, конечно, мало людей пришли почтить память жертв режима. Человек 30 было у храма, примерно столько же в сквере.

От Златоуста многие прошли со свечами до того самого дома, где в 30-е расстреливали в подвалах людей. Проходили через металлодетекторы. А под памятником Ленину поблизости митинговали параллельно коммунисты. Было очень холодно и ветрено, шел мокрый снег…

Интересную вещь узнала. Акцию «Возвращение имен» теперь не только Мемориал будет проводить, но и епархия. Отдельно. Почему не вместе? А потому, как мне сказали, что у Мемориала «все политизировано». Зачем опять эти разделения, скажите? Мало других разделений и противостояний, так и на этой теме будем обострения устраивать, делить поминающих на своих и чужих?

30 октября 2015 г.

Заговорили о канонизации Боткина. Другие слуги почему-то не заслужили. Ну это ладно. Но вот мне интересно: как плавно и изящно будет меняться риторика. Ведь за все эти годы о несчастных слугах практически никогда не упоминалось. Нарочно просмотрела нашу правгазету за 5 лет, к Царским дням не нашла ни одной публикации. (У меня было две передачи о них.) Царская семья, царственные страстотерпцы, а Демидова, Харитонов, Трупп и Боткин — это так, неинтересные нецарственные особы. А по-моему, их-то в первую очередь надо было прославить. У них был выбор, и они его сделали осознанно.

30 октября 2015 г.

Страшно как в наших новостях: «Завтра мощи отправятся в Нижний Тагил».

(Даже родилось стихотворение по поводу:

по заснеженной дороге

мощи топали в Тагил,

в чемодане – некрологи

от зачатья до могил.

вдруг навстречу, слюни свесив,

чу! — живые мертвецы:

порожденья мракобесий,

адских недр беглецы.

обступили, жаждут крови,

(а какая ж в мОщах кровь? –

не читали книг церковных,

не знакома им любовь).

мощи, долго не лукавя,

святомёт из-за плеча.

тут победа православья –

зомби ножками сучат.

и сказали тихо мощи:

«ах вы, нежить, дурачье!

я и вы по виду тощи,

но оружие тут — чье?»

по заснеженной дороге

мощи топали в Тагил.

зомби дули на ожоги,

гнили, кто еще не сгнил…

автор — Алексей Плужников)

19 ноября 2015 г.

Будни звукооператора. Беда с речью у людей, беда. Кто умудряется избегать слов-паразитов, тот страдает утомительной избыточностью, говорит вместо «обострение отношений» — «обострение своих межличностных отношений», вместо «в браке» — «в супружеском браке» и прочую лабуду. А еще в эфире люди экают (это самое безобидное), говорят на семинарском языке — то есть «научает» вместо «учит», «воспитует» вместо «воспитывает», и — шмыгают носом в микрофон на фоне речи собеседника.

26 ноября 2015 г.

Очень мне странно, когда православные начинают дундеть про фальсификацию истории, дескать, только о славных страницах говорим, а о позорных молчим, не то будет оскорбление чувств. Вот что делать, когда в «Детской книге войны», которую сейчас читаю в эфире, такие строчки в дневнике мальчика, пишущего в оккупированном Кременце:

А я оставила, пусть люди думают головой.

1 декабря 2015 г.

Странно всё-таки, что в списке грехов нет пофигизма. Есть такой грех, и особенно склонны к нему верующие. Большинству совершенно фиолетово, что там сказал г. Чаплин про войну, сказал — ну и сказал, жираф большой, ему видней. А Кураев — ну его же уволили откуда-то там, чего его слушать. Если нам рассказывают про большого босса, что дела его злы, нам легче сказать себе: «не злословь начальствующего». Пусть и дальше дурит народ, куда как легче верить, что он праведен и хорош. И я — такой доверчивый, незлословящий, тоже очень хорош.

8 декабря 2015 г.

Если бы православные в 90-е годы послушались духовных наставников, казавшихся многим радикальными фундаменталистами, которые еще тогда прозрели коварную суть зомбоящика, и повыбрасывали бы оные на помойки — сейчас бы не имели такого количества верующих, покалеченных пропагандой.

17 декабря 2015 г.

Паки про календарные споры. Ага, отлично, перейдем на григорианский календарь, будем отмечать все вместе. И?.. Внешний мир возликует и возрадуется? Да нет, внешний мир в лице неверующих, но хоть изредка читающих или слушающих т.н. церковных спикеров, скажет: и что это мы тут празднуем? На земли мир, говорите? В человеках, говорите, благоволение? Ну-ну. А что ваш Чаплин говорит? Про то, как воевать хорошо? А главный ваш, с замашками то командарма, то партработника? И никакой идиллии не выйдет. Простите.

Окончание следует

Иллюстрация: тот самый спецхрам для спецслужб — собор Александра Невского Ново-Тихвинского женского монастыря

Читайте также: