О мощах и немощи

6 месяцев назад диакон Андрей Белоус

Есть у нас замечательная традиция. Раз в год-два что-нибудь привозить. И началось это даже не при патриархе Кирилле. Вот, привезли великую святыню, мощи св. Николая Чудотворца. До того привозили, в основном, греки и привозили святыни типа пояса Богородицы, даров волхвов и перьев архангела Михаила (или их греки еще не привозили?), но сейчас мощи передали католики, и мощи те самые, и история их хорошо известна. Здесь можно было бы сказать, что частиц мощей св. Николая на Руси десятки, что десять лет назад частицу этих самых мощей католики передали Иркутской епархии.  Но это не так важно. Христианство ведь не про мощи и святыни, оно про веру, любовь, милосердие.

Тысячи людей пришли поклониться мощам. Телевидение рассказало, что святому молятся о новом жилье. Для жителей расселяемых пятиэтажек, наверное, сказали. Добавили, что он лечит от болезней. А еще он денег дал. Правда, в фильме Мамонтова несколько раз подчеркнули, что это он юношей сделал, не епископом. Наверное, чтобы люди не спрашивали, почему так не поступают наши епископы. Ведь, в самом деле, не каждый может воду из скалы добыть или больных исцелять, но денег-то может дать каждый, у кого хоть что-то есть. Ну, вот пусть юноши и дают, если им хочется. Ладно, здесь я додумываю. Конечно, это просто от любви к исторической достоверности.

Но вот были у меня разговоры по этому поводу, и парой мыслей из них хочу поделиться. Первый разговор был довольно простой. Православная женщина жаловалась на «поганых латинян», которые не возвращают наши мощи. Они, конечно, знают, что православие – истинная вера и все древние святыни православные, и если католики хотят объединения, то они должны смиренно во всем покаяться, папа должен поцеловать туфлю патриарху Кириллу, передать терновый венец, плащаницу и все мощи святых РПЦ, поставить иконостасы и перейти на византийский обряд русской версии, и вот тогда, может быть. Такое виденье экуменического диалога. Но начать можно с мощей св. Николая, всех, полностью, целиком. А сейчас католики «ничего не отдают», поэтому они лгут и обманывают, а объединяться не хотят.

Дико? Да! Но это просто наш экуменический курс, доведенный до абсурда. В самом деле, многие храмы, в которых служат западные общины РПЦ, переданы католиками. А как иначе? Нельзя же оставить русских людей в Бари, Риме или Венеции без молитвы и Причастия.

Разумеется, и в страшном сне никому не приснится пустить в православный храм общину католиков в России. Епархиям РПЦ в Европе скоро будет исполняться сто лет и никаких проблем с их открытием не было. Когда открывали католические епархии в России, это происходило под протесты и истерики епархий и «православной общественности». Мы, получается, с радостью готовы брать у них всякие материальные ценности, будь то храмы или мощи, но как-нибудь так, чтобы ничего не отдавать взамен. Мы расскажем им там, в Европе, как мы готовы сотрудничать и вести диалог, но в России мы об этом не расскажем. Но мощи давайте, больше мощей, хороших и разных. И храмов, не на патриархийные же деньги храмы в Европе строить, в самом деле…

Но разве христианство про мощи и камни? Кроме мощей и храмов нам на Западе брать нечего? Наши предки в свое время у них учились. Прот. Георгий Флоровский обвинял их за это в «Путях русского богословия». Они чуть не предали и испортили все православие, устроив «латинское пленение». Пройдут десятки лет, и перед смертью он будет работать над продолжение другой книги «Святые отцы VVIII веков». Эту статью назовут «Пути византийского богословия». Говоря проще, как оно там умирало с VIII до XV века. А потом пришли турки и все добили. Школу, преемство монашеской традиции. Вот и учились там, где было можно, круг замкнулся. Но так уж вышло, что прочитали у нас в начале девяностых про «латинское пленение». И много чего, чему мы могли бы учиться у западных христиан, остается нам ну совсем не нужным.

И я не о догматике. Я вспоминаю другой разговор. Когда я еще был молод и верил в катехизацию при патр. Кирилле, я говорил о ней с сотрудниками ОРОКа митрополии. Мысль моя была простая. Мы, в РПЦ, вводим катехизацию с нуля, без опыта, без катехизаторов, которые имели бы реальный опыт в несколько лет. Можно собрать пятьдесят человек и прочитать им лекции по богословию, но чему они научатся в итоге? Учить других вере они не научатся. Здесь нужно живое преемство, передача личного опыта, а из нас всех никто не вел длительной катехизации. Так, одно занятие перед крещением.

Но здесь, рядом, в Иркутске, есть католики, которые этим занимаются уже больше десяти лет (на тот момент), почему не устроить с ними научно-практическую конференцию или хоть просто не пообщаться неформально? Ведь у них есть выход и на западные центры, отработанные программы, специалистов с опытом в десятки лет. Зачем нам изобретать велосипед-то? Меня даже не послали. Просто услышал про «чему нам у них учиться, сами справимся».

А еще есть «Каритас», традиции социальной работы в монашеских орденах. Но это тоже не слишком интересно. Во-первых, социальной работой должны заниматься не епископы, а юноши бледные со взором горящим на общественных началах. Как св. Николай. Во-вторых, социальная работа обмирщает монашество и отвлекает от священнобезмолвия. Это даже Осипов говорит, не только старцы. Коровник не отвлекает от молитвы, а хоспис – да. Потому ни у францисканцев с «Каритасом», ни у протестантов с «Армией спасения» нам учиться нечему, это зазорно и постыдно. Мы же не абы кто, мы православная церковь. И не какая-то там, а Русская, самая большая и сильная. Нам не нужно ничему учиться, мы сами всех научим и миссии, и богословию, и библеистике. Да мы евреев ивриту учить можем, и Торе. Потому западных специалистов приглашают, в лучшем случае, прочитать открытую лекцию, но не вести курс в семинарии. Мы будем сами, по дореволюционным конспектам и зарубежным пересказам, как-то додумываться. Где руль, а где колеса. Не будем перенимать у вас опыт, ни миссионерский, ни научный, ни социальный, мы сами, на коленках, по своей традиции. Вот и имеем миссию в виде «агитбригад» или по принципу «мы за месяц проплыли на пароходе пол-епархии, покрестили, отпели, обвенчали, теперь, может, через год вернемся, а, может, и через два». 

Ладно, протестанты и католики, миссия и богословие. Тут можно оправдаться, что «они еретики», они соблазнят и погубят, да и народ церковный не поймет, если попов ксендзы учить будут. Но есть же греки! Мы, может, когда воскресные школы открывали и ОПК вводили в школах, хоть у греков-то перенимали опыт по преподаванию в школе религии? Греки (вы не поверите!) даже православные. Казалось бы, тут этой проблемы нет, никакими ересями они московских семинаристов и питерских учительниц не заразят, в костел не переманят. Но нет. Все это тоже делалось на коленках, часто даже не учителями, а, например, филологами, а то и просто дипломированными специалистами по пению в хоре или подношению архиерейского жезла, выпускниками наших семинарий. Живая традиция преподавания детям православия, которой больше ста лет, нам тоже оказалась не нужна.

А что нужно? Нам, например, как учебник по «православной педагогике» в МДС дали книжку о том, какие были великие православные педагоги до революции. Ни как организовать урок, ни как к нему готовиться, ни как заинтересовать детей или студентов, или кого-то еще там просто не было. Просто биографии по типу статей в Википедии. И это после 26 лет «религиозного возрождения», при введенном уже ОПК… Нет. У греков русское православие все эти годы перенимало страх перед налоговыми номерами, да книжки про старцев, которые бы любое самодурство оправдывали. И мощи, конечно.

Церковная Москва играет в «Третий Рим», наследников Византии и Святой Руси, центр мирового православия, а то и христианства, вот только оказывается преемником тех фанатиков, которые типографию первопечатника Ивана Федорова разгромили. Сколько всего было упущено и не сделано из-за этого самолюбования и самонадеянности, закрытости и ложных страхов? Кто скажет? Зато святыни нам интересны. Отдайте их нам, или хоть привезите. Это нам важнее, чем богословие, просвещение, проповедь, образование и помощь больным. Мощи, пояса, хитоны, дары, огонь с неба и камни, которыми побивали ап. Стефана (наверняка, где-то должны быть). 

Перья архангела Михаила еще не привозили?

Читайте также: