Опасный вопрос: кому пора на пенсию?

4 недели назад Сергей Чапнин

В последние дни сентября большая дискуссия развернулась вокруг крайне жестких слов патриарха Кирилла о «сомневающихся/несогласных» священниках.

«Если у кого-то еще остаются сомнения, нужно ли делать все то, о чем патриарх учит, – оставьте все сомнения! И строго исполняйте то, что я повелеваю! Потому что я не от своей мудрости говорю, а от мудрости всего епископата Русской православной церкви! Другого пути для нашей Церкви сегодня нет! Кто не согласен – на пенсию!» — заявил патриарх после богослужения в Успенском соборе Новороссийска (Кубанская митрополия).

Эти слова услышали все. Казалось бы, удивить свою паству на девятом году патриаршества Кирилл уже не может, но эти слова повергли в шок многих священников и мирян. «Нет, невозможно!» — первое, что приходит в голову.

Тут же раздаются голоса: «Журналисты исказили слова патриарха!» «Ждем опровержения от патриаршей пресс-службы!»

Да, всё еще очень хочется ухватиться за соломинку.

Но удивительно, что первым эти слова опубликовало государственное агентство «Россия сегодня», с которым у патриархии давние отношения. Начальник агентства сравнительно недавно получил орден из рук самого патриарха, а корреспондент «России сегодня» уже много лет находится в патриаршем пуле. В государственном агентстве переврать или ошибиться, когда речь идет о фигуре, охраняемой ФСО, не могут. Да и стилистика такая, что речь патриарха узнать не сложно.

Неудивительно, что после небольшой заминки церковные чиновники признали, что все эти слова действительно были сказаны, но их следует воспринимать исключительно в контексте проповеди. Мол, тогда всё встанет на свои места и шум уляжется.

Увы, на мой взгляд, в контексте проповеди слова патриарха выглядят еще хуже.

Во-первых, сама проповедь находится в контексте литургического празднования (проповедь — неотъемлемая часть Божественной литургии). И в день Рождества Пресвятой Богородицы угрозы патриарха звучат тяжелым смысловым диссонансом. Богородица молится о всех нас – праведных и грешных, богатых и бедных, начальниках и подчиненных, сомневающихся и полностью уверенных в себе. Она — «теплая заступница мира холодного»… И вдруг такие жестокие, властные «повеления». Что же в этот день праздновал патриарх? Вошел ли он, по слову святителя Иоанна Златоуста, «в радость Господа своего»? Всего десять дней назад была память Усекновения главы Иоанна Предтечи. Обличая Иродиаду, можно было бы и еще кому-то пригрозить карами, а в Рождество Богородицы это выглядит совсем неуместно.

Во-вторых, завершать проповедь прямыми угрозами — новое слово в гомилетике. Возможно, я счастливый человек, но за без малого 30 лет жизни в Церкви мне еще ни разу не приходилось слышать проповедь с таким финалом. Не любовь, не увещание, а прямая угроза, пусть и сказанная с улыбочкой: мол, если вы со мной не согласны, то гореть вам, священники, и всем вашим семьям в огне с вашей нищенской пенсией.

В-третьих, с канонической точки зрения это выглядит, мягко говоря, странно: патриарх угрожает священникам чужой епархии, в которой есть свой правящий епископ. Это возможно только в одном единственном случае — когда патриарх мыслит о себе как о «епископе Рима», т.е. он стоит над всеми прочими епископами и повелевает ими и всем духовенством. Ересь? Ох, как бы не хотелось мне об этом говорить… Но искажение церковного сознания — это точно.

В-четвертых, слова о том, что патриарх говорит это не от себя, а «от мудрости всего епископата», трудно назвать даже риторической фигурой, это самое настоящее лицемерие. Хорошо известно, что патриарх невысокого мнения о епископате и не интересуется его «мудростью». Особенно это было очевидно полтора года назад, когда он втайне от всей Русской Православной Церкви готовил встречу с папой Римским и на Архиерейском соборе за несколько дней до встречи даже не намекнул мудрым епископам о том, что эта встреча скоро состоится. В последние годы весь епископат оказался в роли статистов, а единственное действующее лицо – сам патриарх Кирилл. И ему очень не нравится, когда кто-либо забывает об этом.

В-пятых, о «копеечке» для бабушки. Эти слова умилили многих. Но их тоже следует воспринимать «в контексте». Когда патриарх утопает в роскоши и поборы со священников за 6-8 лет выросли в разы (некоторые пишут мне, что в 7-8 раз), когда особым федеральным законом патриарху позволено вообще не отчитываться даже перед государством о своих доходах и имуществе, не только для бабушек, но и для самих священников остается действительно уже только «копеечка». Духовенство стонет от поборов, и слова патриарха звучат очень цинично.

В-шестых, о работе с молодежью. Необходимость постоянной борьбы за традиционные ценности ставит священника в жесткие идеологические рамки, а молодежи это не интересно. Ни современная культура, ни всё то, чем молодежь живет, священникам не интересны и не понятны. И здесь бессмысленно размахивать руками или говорить много слов, пусть даже правильных. Надо жить по-евангельски, любить Христа, и поверьте, молодежь увидит это и сама потянется к такому священнику. Но по нынешним временам всё это очень «несистемно». Такие священники быстро «выгорают», а выживают циничные требоисполнители, приспособленцы. Их бессмысленно убеждать в необходимости работать с молодежью, они живут в своем отдельном мире и выходить из него не собираются.

В-седьмых, к каким таким «сомневающимся» обращается патриарх, если он говорит «от мудрости всего епископата»? Получается, что его никто уже не слушает? Церковь вышла из-под контроля и патриарху не подчиняется? Или этот кошмарный сон патриарху пока только снится? У меня нет ответа.

И последнее, про пенсию. Боюсь, что этими словами патриарх открыл ящик Пандоры. Вопрос «кому пора на пенсию?» далеко не такой простой, как может показаться на первый взгляд. Недовольство патриархом Кириллом как в Церкви, так и в обществе уже очевидно. Ожидания, связанные с его избранием на Московской патриарший престол, не оправдались. Многие видят в нем средней руки чиновника с большими амбициями, но никак не предстоятеля Русской Церкви. Ответа на вопрос «что делать?» до последнего времени не было. И вот, сам патриарх Кирилл подсказал: «На пенсию». И это вполне возможный сценарий. Тем более, что с одним земляком патриарха Кирилла прежде такое уже случилось.

А проблему церквей, которые могут опустеть, теми средствами, на которые уповает патриарх Кирилл, не решить. Необходимо снять идеологическое, административное и финансовое давление на священников и приходские общины. Но боюсь, что нынешний патриарх на это уже не способен.

Говорю всё это с горечью и болью.