Ответ патриарха?

3 месяца назад священник Димитрий Терехин

28 мая, освящая собор в Бишкеке, патриарх Кирилл в проповеди, в частности, сказал, обращаясь к местному епископу: «Не может быть у священника никакой усталости от службы, никакого выгорания. А если кто-то устает и выгорает, Вы таких приглашайте к себе и давайте им в два раза больше обязанностей. Тогда всякое выгорание проходит, и снова появится энтузиазм».

Приглашаем священнослужителей высказаться на страницах «Ахиллы» по этой теме, вновь озвученной патриархом.

***

Не первый месяц я жду ответа от правящего архиерея Нижегородской и Арзамасской епархии митрополита Георгия (Данилова) на моё письмо, которое давно опубликовано в открытых источниках и прочитано тысячами человек… Не первый месяц православные христиане, всё ещё считающие меня своим духовным наставником, возвращаются к идее «добиться справедливости» по делу моего, как многие считают, беззаконного запрета в служении. Не первый месяц я отговариваю чад от крайнего шага — написать в Патриархию и приёмную Президента… Отговариваю, в первую очередь, потому, что я не хочу, чтобы верующие, которые при обращении в упомянутые инстанции получат унизительную отписку, подобную той, что получила паства отца Виктора Пасечнюка, потеряли остатки веры и даже стали врагами Церкви, не сумев растождествить произвол, творящийся сегодня в высшем клире, со святостью богочеловеческого организма…

священник Дмитрий Терехин

Я жду ответа на свои вопросы. Жду хоть какой-то попытки со стороны архиерея к примирению со мной – представителем вверенной ему паствы, как сам владыка любит говорить о нижегородцах. Дивлюсь тому, как он – кандидат богословия – продолжает совершать Литургию, приносить бескровную жертву Богу, зная, как обидел младшего брата, безосновательно обвинив его в бесноватости и тунеядстве… Не удивлюсь, если нынешним владельцам кандидатских корочек не знакомы слова Евангелия: «Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (Мф. 5:23-24). Наверное, митрополит не считает меня ни братом, ни даже далёким знакомым. Недаром говорят в народе: гусь свинье не товарищ… Наверное, и совесть не обличает, и сердце не подсказывает ему, что живёт где-то рукоположенный им священник, который продолжает болеть и переживать о невозможности нечастого служения. Который не в силах понять и принять оскорблений, лжи и клеветы, воздвигнутой на него не каким-нибудь врагом, а тем, кого Бог призвал быть образцом отеческой любви…

Почти смирившись с тем, что никакого ответа от митрополита не будет, и никакие раздоры, распри, обиды, чинимые им в среде нижегородского духовенства и мирян, не остановят его от принесения не угодной Богу жертвы, я решил просто жить, не ожидая более ответов от людей, но стараясь не прослушать глас Божий…

Но сегодня, 31 мая 2017 года, в годовщину нашего с матушкой венчания, разрешившего нас 8 лет назад от бремени мнимого бесплодия, произошло странное. Проповедь патриарха – это, конечно, не глас Божий. Но то, что каждое публично произнесённое слово человека, считающего себя «предстоятелем Русской Православной Церкви», отображается в СМИ – даёт нам право воспринимать слова святейшего, как обращение ко всем православным. Поскольку я почти с рождения являюсь православным и по факту крещения, и по убеждениям, несмотря на конфликт со «своим» архиереем, я продолжаю следить за тем, что глаголет первый среди равных архипастырь.

И вот сегодня, в его словах, обращённых к Бишкекскому епископу Даниилу (Кузнецову) и опубликованных на сайте Патриархии, я неожиданно для себя услышал ответы на свои вопросы. Патриарх Кирилл выступил с публичным научением епископа, как тому следует относиться к священникам, над которыми он поставлен: «Не может быть у священника никакой усталости от службы, никакого выгорания. А если кто-то устает и выгорает, Вы таких приглашайте к себе и давайте им в два раза больше обязанностей. Тогда всякое выгорание проходит, и снова появится энтузиазм…» Сначала я предположил, что первосвятитель говорит о каких-то проблемах владыки Даниила, о его усталости и выгорании. Но, перечитав слова внимательно, понял, что речь идёт именно о священниках! В противном случае святейший сказал бы «не может быть у епископа никакой усталости…» Дальнейшая прибавка патриарха «только относитесь с любовью к духовенству, к верующим, объединяйте их вокруг себя» не значит ровным счётом ничего, потому что всё главное сказано прежде… Более всего этот довесок «о любви» похож на попытку разбавить только что вырвавшийся из глубин сердца яд. Из Священного Писания нам известно, что «от избытка сердца говорят уста» (Мф. 12:34), и потому мы вполне можем предположить, что происходит с сердцем святейшего… какими чувствами по отношению к нам – священникам – оно наполнено.

Так что же меня так задело в поучении святейшего? Почему я вновь не нахожу в себе сил молчать? Да потому что «крик души» патриарха Кирилла обращён и на меня, и на других священников, чьё здоровье не устояло под натиском церковной системы. Своими словами святейший не только поддержал Нижегородского правящего архиерея, объяснившего мою врождённую проблему с позвоночником и усугубление болезни бесноватостью, тунеядством и, якобы, оставлением алтаря Божьего… Патриарх не только поставил меня в положение лжеца, говорящего о болезни, которой, по его мнению, не существует (ведь в его словах чётко сформулировано: «НЕ МОЖЕТ БЫТЬ У СВЯЩЕННИКА НИКАКОЙ УСТАЛОСТИ ОТ СЛУЖБЫ»). Он, фактически, ставит в положение шарлатанов и наших врачей.

По крайней мере, заявление, сделанное им, заставляет усомниться в компетентности одного из лучших кардиологов Нижнего Новгорода, который в 2014 году после четырёх месяцев моего почти ежедневного служения в Нижегородском кафедральном соборе поставил диагноз: «синдром хронической усталости». Объяснил доктор это именно неподъёмной нагрузкой на работе. У врача я был 5 ноября, на следующий день после чествования Казанской иконы Божьей Матери. В тот год я не служил на Казанскую, так как накануне праздника иммунитет не выдержал большой нагрузки, обрушившейся на меня в соборе. Я был на первом с момента иерейской хиротонии (18 мая 2014 года) больничном, с гриппом. Впервые у меня появилось свободное время и возможность проверить у кардиолога сердце, которое, как мне казалось, уже долгое время побаливало.

Сердце тогда оказалось здоровым, но обнаружились другие проблемы. И, в первую очередь, доктором была сразу определена та самая усталость, которой, по мнению патриарха, не существует.

Узнав, что я – молодой священник, доктор посоветовал поменять работу, чтобы не стать инвалидом. Дело в том, что врач знал нижегородские церковные реалии и методы работы местного церковного начальства, с помощью которых, как было ему известно, и физически, и морально покалечен не один молодой человек. Врач спросил о детях. Узнав, что их трое, просил серьёзно задуматься о дальнейшей жизни. Вердикт доктора был таким: «Если Вы хотите продолжать, то Вам придётся поменять отношение к служению, сделать его для себя обычной работой и отказаться от всех нравственных принципов… Но мне кажется, Вы не сможете этого сделать… Для Вас это всё равно что самого себя задушить… Бегите от этих мясников, пока не заработали инвалидность. Образованным и совестливым в нижегородской епархии места нет…»

Вернувшись после того больничного в кафедральный собор, я поделился с другими клириками диагнозом «хроническая усталость», о котором услышал впервые в жизни. Ответом на глупую попытку найти сочувствие была фраза доверенного лица секретаря епархии: «Смотри, не уставай… а то у нас много монастырей, где можно отдохнуть… поживёшь без семьи полгодика, послужишь без выходных – вся усталость пройдёт…»

Я хорошо запомнил те слова малолетнего наглеца, уже тогда смирявшего клириков, вдвое старших его и имеющих сонм болезней, разными унизительными и физически противопоказанными послушаниями, типа колки льда и покраски скамеек… Тогда я списал его фразу на глупость, нахальство, отсутствие всякого образования и элементарную невоспитанность…

Но ныне нечто подобное изрёк «духовный лидер нации». Жаль, что патриарх лишь вскользь прошёлся в проповеди по данной теме. Быть может, спустя годы найдутся толкователи его сакральных слов, так бережно ныне собираемых и хранимых работниками патриархии. И богословы объяснят нам, что «всякое выгорание проходит», когда клирика бережно под пение «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный» опускают в двухметровую яму.

Бог говорит нам через апостола Иоанна, что дьявол «был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Ин. 8:44)… А не является ли человекоубийством стремление нагружать двойным объёмом работ того, кто физически и морально не может понести уже взваленное?

Фото: свящ. Игорь Палкин, О. Варов/patriarchia.ru