Почему бы не поселить всех антипрививочников в одном месте?

3 месяца назад Авигдор Вассерман

В своей недавней статье о. Александр Пикалев хорошо объяснил суть вопроса о прививках с научной точки зрения.

Вообще для того, чтобы обсуждать вопросы жизни и смерти, нужен довольно высокий градус цинизма. Впрочем, у христиан никогда не было в нем недостатка, т.к. на фоне неземной идеи, которой они одержимы, все остальное (в том числе вопросы физических страданий и жизни-смерти) уже не столь важны. И гуманизм (вера в человека) – враг христианства.

Но вернемся к статье. Она отличная, но, если честно, о науке тут говорить не очень интересно: население планеты выросло за безбожный ХХ век в четыре раза – и благодаря чему? Улучшению условий жизни и медицине (кстати, тоже улучшение условий жизни). Плохая медицина лучше, чем никакая. И это очевидно (нормальным людям).

Антипрививочники не улавливают «фишку». Они думают, что отказ от прививок позволяет им выйти из игры под названием «жизнь»: «Я накрылся одеялом, ночные монстры меня не съедят!» Такая страусиная тактика – это по сути выбор между плохим и очень плохим в пользу последнего. Похоже, им никто не объяснил, что жизнь – это комедия с элементами хоррора (про то, что христиане – редкие циники и не боятся смерти, православное крыло борцов с вакцинацией не слышало), что решения придется принимать, а также (о ужас!) нести за них ответственность. Привьешь ребенка – есть 1 шанс из 10 тысяч, что будут серьезные негативные последствия. Не привьешь – таких шансов намного больше. Оба хуже, как говорят в Одессе. Но одно из этих «хуже» намного лучше, чем другое.

О. Александр говорил больше о прививках, чем о Ткачеве. Я же хотел бы рассмотреть раздел ткачевоведения под названием «Поклонники» (не путать с Поклонской, про нее в другой раз!).

Дальше будет совсем грубо. Если чувствуете, что можете оскорбиться, лучше не читать. А если читаете – не обижайтесь. Или обижайтесь.

Итак, про ткачевцев. Давайте вместе вспомним основные черты этой публики (будем говорить только о подлинных фанатах, т.к. диапазон поклонников отца протоиерея весьма широк, и среди них немало тех, кто считает, что их патрон местами перебарщивает):

Мракобесие:

То есть не просто христианство как idee fixe, а именно идейный нигилизм (оксюморон – идея в отсутствии идей и борьбе с идеями), неприятие «лишней» информации, которая расходится с собственными представлениями, но т.к. никаких особых представлений нет, помимо низменных инстинктов, которые нельзя реализовать, то просто неприятие «всего». Хотя стоп! Есть идея, которой они преданы: «Широк человек…» и далее по тексту (на собственном примере им это удалось).

Дальше пойдут частные случаи мракобесия:

Сексизм:

Женщина – не человек, говорят эти мужчины (разного пола, но чаще мужского). При этом нормальный мужчина либо любит женщин, либо относится к ним безразлично (т.е. аскетически, но это не про нашу публику), а эти прямо радуются очередной лопате фекалий на вентилятор духовности. Почему? Причина только одна: неудачный опыт с женским полом. Обидно, когда хочешь, а не можешь, и не только с похмелья. Обидно, когда отдаешь жене зарплату, а потом клянчишь на пиво. И т.д., и т.п.

Всеведение:

Я знаю, как надо. Я всегда прав. Глава жене – муж. Все должны слушать меня.

И, наконец,

прививки.

Хорошо, что именно такой харизматичный персонаж как г-н Ткачев заявил об этом во всеуслышание. Да, были и другие, но не такие гротесковые и трэшовые.

С мракобесием и избиением женщин жить можно, но вот антипрививочничество ставит вопрос немного в другую плоскость — в плоскость еще большего цинизма.

Дело в том, что чем больше непривитых, тем вольготнее чувствует себя всякая зараза. Если непривитых – пара человек на большой город, то они не представляют угрозы для остальных; кроме того, весьма мало шансов того, что они встретятся, и один заразит другого. Если же их много, скажем, 20 процентов (цифра условная), то они уже полноценно «перегоняют» заразу. Проблем две. Вернее, три:

  1. Болеют сами антипрививочники и их дети. Государство тратит деньги на их лечение и уговоры (что непросто ввиду их упоротости). Можно не считать проблемой, т.к. глупые люди вымрут и не оставят потомства, а выжившие усилят генофонд умных, но менее здоровых, т.к. благодаря медицине выживают менее приспособленные, что в итоге ослабляет мировой генофонд. То есть одна сплошная польза — не забываем про цинизм.
  2. Болеют привитые. Да, рецидивы (повторное заражение после прививки) случаются, но не очень часто, и это сильно зависит от количества непривитых;
  3. Болеют умные непривитые, которые имеют противопоказания к прививкам (отвод). Их тоже немного, но и они страдают из-за глупых.

А как же цинизм, скажете вы, ну умрут умные, и Бог с ними.

Можно и так, но есть способ лучше и циничнее.

Почему бы не поселить всех антипрививочников в местах компактного проживания? Они смогут там заниматься любимыми делами, работать, учиться. Можно даже Интернет провести – как же еще им ненавидеть своих врагов! Обслуживать их будут православные врачи и православные юристы с православными сантехниками. А по особо важным вопросам будут обращаться к самому отцу Андрею Ткачеву.

Только боюсь, утопия так и останется утопией. Не для этого, ох, не для этого батюшка Ткачев бежал из Киева в дорогую сердцу Москву.

Ведь главное, когда бросаешь дрожжи в деревенский сортир, — вовремя сбежать!

Читайте также: