УПЦ (МП) «под колпаком хунты»: много шума из ничего

1 неделя назад Ахилла

Законопроекты, взбудоражившие церковную общественность Украины, комментирует Татьяна Деркач, религиозный публицист, УПЦ КП:

Анонсированное принятие двух «церковных» законопроектов (№ 4511 и № 4128), касающихся в первую очередь УПЦ (МП), и по которым не прошелся только ленивый, пока отложено. И это можно использовать как повод поговорить об их глобальных недостатках. Разумеется, УПЦ успела их демонизировать с использованием тех же технологий запугивания и сеяния паники, как это было в свое время с налоговыми номерами, штрих-кодами и прочими техническими средствами учета. Но и сами проекты не блещут юридическим совершенством, прямо скажем.

По большому счету, абсурдность этих законопроектов состоит в том, что у нас давно работает специальное законодательство, в частности, Закон о свободе совести, в котором прописаны все правила, которые должны соблюдать религиозные организации для того, чтобы не иметь проблем с государством и быть зарегистрированными в качестве юридических лиц, что дает статус неприбыльной организации со всеми вытекающими отсюда налоговыми «плюшками». А государство у нас, вопреки российской пропаганде, слишком мягкое и доброе, когда речь идет о его территориальной целостности.

В связи с этим обращу внимание на ст.5 Закона о свободе совести в действующей редакции, где государство объясняет, какие обязанности и права оно себе оставляет в связи с реализацией принципа отделения Церкви от государства. Итак, Украина как государство:

— защищает права и законные интересы религиозных организаций;

— уважает традиции и внутренние установки религиозных организаций, если они не противоречат действующему законодательству;

— не вмешивается в осуществляемую в рамках закона деятельность религиозных организаций;

— не допускает установление каких-либо преимуществ или ограничений одной религии, вероисповедания или религиозной организации относительно других.

Таким образом, государство будет защищать только законные интересы Церкви. И оставляет за собой право вмешиваться в незаконную церковную деятельность, к которой, несомненно, относится и коллаборационизм с террористическими организациями, и разжигание религиозной нетерпимости к другим православным и неправославным организациям. Эти предупреждения были выписаны более 20 лет назад, но почему-то УПЦ (МП) их не замечает. Для нее «быть отделенной от государства» означает «быть вне зоны доступа закона».

А ведь все религиозные организации в Украине обязаны соблюдать требования действующего законодательства и правопорядка (последний абзац ст.5 Закона о свободе совести). И если религиозная организация подает документы на регистрацию, это означает ее молчаливое согласие с законами этого государства.

Собственно, сыр-бор разгорелся только из-за того, что нарушения законодательства со стороны УПЦ (МП) уже превысили всю меру терпения и государства, и общества. К сожалению, обсуждаемые законопроекты – это крик отчаяния на фоне тотального несоблюдения того же самого Закона о свободе совести. Причем его нарушают как представители УПЦ (МП), так и органы, уполномоченные следить за порядком: одни бурной антигосударственной деятельностью, другие – бездеятельностью и отсутствием воли прекратить это все безобразие. Так что по сути идет перекладывание ответственности за бездеятельность силовиков на плечи еще более беспомощного Минкульта.

Зачем УПЦ (МП) заключать конкордат с государством, если она по факту своей регистрации по Закону о свободе совести обязана соблюдать законодательство Украины, и по ст.16 этого Закона ее структурные подразделения в судебном порядке или в порядке прокурорского надзора могут быть сняты с регистрации за призывы граждан к несоблюдению Конституции?

Одним из наиболее часто употребляемых со стороны представителей УПЦ (МП) аргументов является такой: «Но СБУ же не подвергает никого уголовному преследованию? Так в чем тогда проблемы?» Мол, если мы что нарушили, то почему молчат правоохранительные органы? Или им «слабО» привлечь наших клириков и епископов к ответственности? Выходит, что да, «слабО». Есть уголовное преследование сепаратистов в рясах? Нет! А на нет и суда нет. Разрешено все, что не преследуется по закону. Вот такая у нас «кровавая хунта», вот такие мы «фашисты» – нерешительные и беспомощные. Это при том, что у нас есть чудесная база «Миротворец», забитая под завязку досье на антигосударственную деятельность представителей УПЦ (МП). И Минкульт, который не обладает инструментарием и правомочиями МВД или СБУ, должен, по мнению депутатов, решить проблему возврата проповеднической, хозяйственной и юридической деятельности УПЦ (МП) в законное русло путем одобрения кандидатур епископов. Глубоко сомневаюсь, что это получится. Плюс не забываем о коррупционной составляющей. Так что я б на месте УПЦ (МП) только радостно потирала ручки.

Разумеется, что УПЦ (МП) попытается использовать нерешительность силовых органов на полную катушку. К примеру, юрист Киевской митрополии протоиерей Александр Бахов в запале предложил даже анафему подключить. Если бы был чемпионат мира по высасыванию гонений из пальца, УПЦ заняла б на нем первое и единственное место.

Что касается законопроекта, которым предлагается изменить порядок выбора юрисдикции общины, то он обнажил одну больную тему: отсутствие фиксированного членства в общинах. Долгое время это помогало всем юрисдикциям в Украине манипулировать статистикой своих приходов. Внедрение механизма фиксированного членства, которое можно, к примеру, регистрировать в уполномоченном органе по аналогии с акционерным обществом, несомненно, навело бы некий порядок в вопросе принадлежности церковного имущества. Но эта сложная юридическая процедура в проекте не отражена. А хотелось бы.

Не скрою, что хотя я отношу себя к Киевскому патриархату, наблюдать за битвами за храмы в процессе распада общин УПЦ (МП) – удовольствие небольшое. К сожалению, у УПЦ КП не всегда хватает такта дождаться завершения процесса раздела имущества, если часть общины УПЦ (МП) хочет сменить юрисдикцию. Борьба за спорное имущество приобретает самые отвратительные формы. Очень хотелось бы, чтобы парламентарии вкупе с экспертными группами предложили адекватный юридический механизм смены общиной юрисдикции. Ведь у нас действует принцип «победитель получает все», и дальше хоть трава не расти. К примеру, можно установить, что стороне, отказавшейся от имущества, выплачивается его компенсация. Это было бы справедливо. В каком размере и кому конкретно – это задача для юристов. Нет ничего невозможного при наличии доброй воли.

Кстати, и требование согласовывать визиты иностранных делегаций с органами власти больше 20 лет прописано в ст.24 Закона о свободе совести: «Священнослужители, религиозные проповедники, наставники, другие представители зарубежных организаций, являющихся иностранными гражданами и временно находящихся в Украине, могут заниматься проповедованием религиозных вероучений, исполнением религиозных обрядов или другой канонической деятельностью лишь в тех религиозных организациях, по приглашению которых они прибыли, и по официальному согласованию с государственным органом, осуществившим регистрацию устава (положения) соответствующей религиозной организации». Здесь вообще непонятно возмущение УПЦ (МП).

Пока до рассмотрения этих законопроектов у народных депутатов «не доходят руки». Но хочется надеяться, что к моменту рассмотрения они примут удобоваримый вид. Ведь правила в демократическом государстве должны быть одинаковы для всех, нравится это кому-то или нет. Но и закон должен действовать неотвратимо для всех его нарушителей.

Читайте также: