В защиту Европы, или Семь контраргументов теологии ненависти

2 недели назад Александр Морозов

В настоящее время общим местом стало представление о том, что православный верующий обязан ненавидеть и обходить стороной всё западное и европейское, что в Европе живут одни враги православия, которые только и мечтают о том, чтобы подмять под себя Святую Русь и навязать ей ложные «западные ценности», и что интерес к Европе и европейской культуре с православием несовместим по определению. Особенно активными стали подобные настроения после событий на Майдане в 2014 г., и после знаменитой встречи Патриарха и Папы Римского, которую православные антизападники восприняли как проявление экуменизма. В настоящее время православие позиционирует себя в обществе как самая антизападная религия, даже несмотря на то, что, по сути, ей не является, потому что нигде в Библии о ненависти к Европе не сказано ни слова. Если православный человек хотя бы немного интересуется европейской культурой, в его адрес часто начинают сыпаться упрёки, типа «ты – русофоб, либерал, западник, адепт Навального» и прочая, и прочая. При этом такого рода православные считают, что истинные друзья России всегда были на Востоке, который нам ментально ближе, и всегда был «за нас» во всех политических передрягах.

По своей профессии я – преподаватель английского языка. И мне, как человеку, искренне интересующемуся странами Европы и их культурным наследием, прежде всего, наследием христианским, но при этом ни в коей мере не являющемуся русофобом, либералом, навальнистом и западником, интересно, насколько основательны подобные обвинения. И, конечно же, насколько они в действительности соответствуют православному вероучению. Хотелось бы опровергнуть наиболее часто встречающиеся обвинения горячих антизападников, и доказать, что любовь к Европе при определённых условиях вполне совместима с Православием.

«Из Европы Россия получила один негатив. Вся душегубительная гадость, которая сейчас есть у нас, пришла к нам с вражеского Запада».

В этих словах есть доля правды. Некоторые негативные явления действительно пришли к нам из Европы. Но те, кто утверждают подобное, не видят или не хотят видеть того положительного вклада, который европейская культура внесла в жизнь русских людей. Именно из Европы в Россию пришли опера, балет, классическая музыка, множество архитектурных стилей (классицизм, барокко, рококо, эклектика, храмы в старой Москве и Петербурге, построенные европейскими зодчими), система высшего образования, множество научных и философских трудов, европейская классическая литература, которую взапой читали наши родители (Шекспир, Данте, Чосер, Дюма, Ремарк и многие другие). Плюс множество научных и технических достижений, которыми мы пользуемся каждый день, начиная от трамваев и троллейбусов, автомобилей и железных дорог, заканчивая компьютером.

Даже такие привычные церковным людям вещи, как колокольный звон, партесное пение, песнопения «Тебе Бога хвалим», литургия Св. Григория Двоеслова имеют европейское происхождение. Нельзя не упомянуть огромное множество западных дораскольных святых, почитаемых в ПЦ, таких как Августин, Амвросий, Бенедикт Нурсийский, Патрик и многие другие святые, общие для русских православных и европейских христиан.

И в этом свете возникает вопрос: какой вклад в обогащение русской культуры внесли наши восточные друзья? Да, они нам дали шаурму, кальян, кебаб, насвай, маршрутки. Спасибо им, конечно. Но как-то слишком скудно это выглядит на фоне заимствований с «вражеского» Запада. Кто-то может вспомнить про слова тюркского происхождения, заимствованные русским языком в эпоху ордынского ига и соседства с Османской империей. Но если присмотреться, то этих слов в русском языке – чуть более 1 %, и европейских заимствований из греческого, латинского, французского, английского гораздо больше.

«Запад всегда был и будет враждебен Руси и православию. Мы всегда с ними только воевали».

В это трудно поверить, но на самом деле в истории России не было ни одной войны, в которой Россия воевала бы со всей Европой, со всем западным миром. Если говорить про всем известное Ледовое побоище 1242 года, то сражались в этой битве только воины конкретно Новгородского и Владимирского княжеств с тевтонско-ливонскими рыцарями. А не вся Русь со всей Европой! Так что 1242 год, часто используемый православными как оправдание ненависти к Европе, точно не подходит.

Если посмотреть на историю Руси-России более внимательно, то почти все войны России и стран Европы — это войны за территорию с пограничными Польшей и Швецией. И в этих войнах другие европейские страны часто выступали союзниками России. Если говорить о тевтонцах, то самой значительной битвой с их участием было отнюдь не Ледовое побоище, а битва при Грюнвальде в 1410 году. В этой битве русские вместе с поляками и литовцами навсегда сокрушили мощь тевтонцев. Заодно битва даёт повод усомниться в том, были ли тевтонцы на самом деле правоверными католиками, ведь эта битва началась с того, что Орден напал на католическую Польшу!

Вспомним Северную войну. Ближайшим союзником России против Швеции была Саксония, а также Дания. Курфюрст Саксонии Август II был лучшим другом императора Петра I. А Швеция, как ни странно, была союзником России в годы польской интервенции во времена правления Василия Шуйского. В Наполеоновских войнах, в четвёртой, пятой и шестой коалициях Пруссия и Австрия воевали против наполеоновской Франции на стороне России. В Семилетней войне 1756-63 гг. Россия была частью блока государств (Франция, Россия, Австрия, Швеция), совместно воевавших против Пруссии. Ещё можно вспомнить про Антанту времён Первой мировой войны и антигитлеровские коалиции и европейское сопротивление фашизму Второй мировой. Несмотря на все наши различия с европейцами мы сумели объединиться под угрозой коричневой чумы!

Единственная война, которую близка к русско-европейской — это Крымская Война 1853-56 гг. В этой войне, действительно, все европейские страны либо выступили против России, либо объявили нейтралитет, но были склонны к врагам России. Но даже эта война не является русско-европейской в чистом виде — европейцы вмешались в очередную русско-турецкую войну.

Кстати, если уж относиться к другим странам по принципу «мы с ними когда-то воевали», то почему бы не вспомнить войны Руси-России с восточными «братьями»? Батыя, Тохтамыша, Едигея, Мамая и Куликово поле, войны с Казанским ханством, набеги Крымского ханства, бесконечные русско-турецкие войны, русско-персидские войны, конфликт на полуострове Даманском? Однако, это не мешает православным видеть в мусульманах лучших друзей и «духовных братушек». Так почему войны с мусульманами мы, православные, забываем, и ненависти к исламу не испытываем (слава Богу!), а войны на Западе забыть не можем? 

«Все европейцы – гомики, и хотят, чтобы мы были такими же. Гейропа, евросодом!»

И здесь, к сожалению, придётся признать правоту православных. Но лишь отчасти. Далеко не все рядовые жители стран Европы поддерживают активно пропихиваемое европейской верхушкой гей-лобби. Есть и много несогласных. Например, когда в 2013 году во Франции узаконили однополые «браки», на улицы Парижа в знак протеста вышли сотни тысяч человек. В консервативных католических Польше, Венгрии, Литве, Словакии, Хорватии никаких однополых «браков» нет вообще. В других европейских странах, таких как Германия, Италия и Австрия, государство разрешает однополое сожительство, которое юридически не равно однополому «браку». В итоге остаётся всего 13 стран (из 50), в которых однополые «браки» легальны. И во всех этих странах принятие законов об однополых браках сопровождалось протестами населения, что свидетельствует о том, что не все европейцы с этим согласны. В интернете есть множество материала на тему протестов рядовых европейцев.

В то же время не нужно забывать, что наша великодуховная Россия занимает второе место в мире по количеству абортов на душу населения, и на 134-м месте в мире по индексу восприятия коррупции, обгоняя при этом все западные страны. И геев у нас тоже полно, только многие из них скрываются. Хотя свои соцсети уже есть у них, свои группы во ВК. Или, по вашему мнению, все русские – воцерковлённые, регулярно исповедующиеся и причащающиеся православные? Никто в ночные клубы не ходит, никто в России не строит свой бизнес по головам, никто по пятницам не напивается? Между прочим, всё вышеперечисленное мерзко пред Господом ничуть не меньше. Нигде не сказано, что гомосексуализм – это такой супергрех, который тяжелее всех остальных грехов. Как писал ап. Иаков, кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем (Иак. 2:10). Не стоит разглядывать сучки в глазах братьев, когда из нашего глаза всё ещё торчит бревно, да к тому же такое длинное!

«Европейские католики сожгли на кострах инквизиции миллионы невиновных людей, истребили мирных индейцев, не мылись. Европейцы – сущие варвары!»

«Миллионы» жертв инквизиции – это миф, созданный советскими учебниками истории для оправдания своей ненависти к христианству. На самом деле, если изучать архивы самой католической церкви, то количество жертв инквизиции составляло несколько десятков тысяч человек. На эту тему есть интересная статья у Кураева, со ссылками на архивы.

Насчёт индейцев: во-первых, далеко не везде европейские колонисты устраивали геноцид коренного населения. Часто причиной гибели индейцев была обычная оспа и другие болезни, которые ввезли европейцы на своих судах, разумеется, ненамеренно, и против которой коренное население иммунитета не имело. Так, например, от оспы погибло 90 процентов населения Кубы. Во-вторых, далеко не все индейцы были такими мирными. Почитайте про кровавые ритуалы ацтеков и майя, и станет вполне очевидно, что испанские колонисты были злом меньшим. И в-третьих, не все колонисты жестоко и зверски относились к коренному населению. Так, основным защитником индейцев от нападок испанцев был… испанский католический священник Бартоломе де лас Касас! Он лично написал петицию Папе об угнетении индейцев колонистами. Кстати, индейцы в испаноязычных странах всё ещё живут и здравствуют. Например, в Перу индейцы составляют 45 % населения.

И да, европейцы, конечно же, не мылись, однако в Париже в конце XIII века было 26 общественных бань. Видимо, для красоты их строили. Да и живописцы европейские изображали банные сцены на своих полотнах, наверное, они ездили на Русь или на чистоплотный Восток.

«Православному человеку нечего делать на вражеском западе. Они – католики и протестанты, они все еретики».

Смею не согласиться. Как я уже сказал выше, Европа подарила миру сотни христианских дораскольных святых, сотни подвижников, мучеников, благочестивых королей. Практически в каждом городе Европы есть места, связанные с памятью этих святых. Так почему бы нам, жителям Святой Руси, не отправиться в паломничество по странам Европы и не познакомиться с христианской историей Святой Франции, Святой Англии, Святой Италии, Святой Ирландии? Конечно, в 1054 году произошло событие, изменившее религиозную карту мира. Но это не повод отвергать наше общее наследие! Патрик, Женевьева, Олаф, Бенедикт, Августин были такими же православными, как и Сергий Радонежский или Серафим Саровский, потому что в эпоху, когда они жили, никакой католической церкви просто не было – Римская Церковь была одной из церквей православных.

После того, как мир с помощью коммуникаций стал более открытым, и по причине кризиса в западном христианстве, всё больше коренных европейцев обращаются к православной вере. Теперь православные приходы, состоящие не только из мигрантов, но и из европейцев по крови, существуют практически во всех западных странах. В Православной церкви в Европе служат, например, о. Андрей Филлипс и о. Майкл Вуд (коренные англичане), о. Максим ле Дирезон (француз), о. Даниил Ирбитс (латыш), о. Джованни ла Мичела (итальянец), о. Томас Диц (немец) и многие другие. Так что можно смело говорить о том, что православие возвращается в Европу, пусть и не так быстро, как хотелось бы.

«Европейцы – индивидуалисты, значит, эгоисты. Русские – коллективисты, мы всегда брат за брата».

По моему мнению, сейчас не существует народов-коллективистов в чистом виде и в чистом виде народов-индивидуалистов. Есть отдельные личности, в которых определённые черты характера более ярко выражены. Приведу пример. На традиционно индивидуалистском Западе широко распространены социальные проекты, различные акции милосердия, благотворительные организации. Согласно статистике 2010 года, в Европе работает более 110 тыс. благотворительных организаций, в которых трудятся около 1 млн. сотрудников. С другой стороны, когда в традиционно коллективистском СССР рабочие воровали с заводов продукцию, было ли это проявлением братской социалистической взаимопомощи? Вряд ли. В любой стране, и у нас, и у них, можно найти людей, открытых к помощи ближнему в духе любви, и тех, кто предпочитает жить «для себя».

И не стоит приравнивать западный индивидуализм к эгоизму. Здравый индивидуализм базируется на принципе «живи сам, как ты хочешь, и не мешай жить другим». Человек не лезет в личную жизнь другого своими советами, не мешает ему оставаться самим собой, развивать свои данные ему Богом таланты. У человека есть право на выбор, как личностный, так и профессиональный. Я не говорю о том, что всякий выбор – по определению правильный, но ведь свободу выбора даёт нам Господь. Он не сотворил нас роботами, созданными выполнять определённую программу, «молиться, поститься и слушать только радио Радонеж». Напротив, навязывание своих сугубо личных интересов другим, в особенности их прикрытие «Божьей волей» и «духовностью», так часто наблюдаемое в нашем отечестве, есть пример подлинного эгоизма.

«А как же святой Александр Невский?! Он мочил и ненавидел западных еретиков! Тыжправославный, значит, должен следовать примеру святого».

Этот аргумент я оставил в конце, так как чаще всего он звучит как «аргумент от эмоций», когда все остальные уже исчерпаны. Действительно, шла война. С обеих сторон. И Невский отстоял независимость Руси от тевтонцев (повторюсь, не от Европы), но смирился с натиском Орды с востока. Это было вовсе не «актом любви» к Востоку, а политической реальностью. Русь была слишком слаба, чтобы сопротивляться Орде, но при этом достаточно сильна, чтобы защититься от натиска немецких рыцарей. Кстати, знаменитое изречение Невского, гуляющее по интернету, «надо ненавидеть Запад, а друзей искать на Востоке», было ему, по всей вероятности, приписано позже. В оригинальной версии «Повести о житии Александра Невского» 1260-х гг. такой фразы не встречается.

К тому же, церковь знает и другие примеры святых, которые к Европе неприязни не испытывали. Например, святой Иоанн Шанхайский, который проповедовал православие европейцам и не гнушался ни русских эмигрантов, ни коренных жителей западных стран. Именно ему мы во многом обязаны возрождением православного почитания древних западных святых. Св. Тихон, Патриарх Московский, служил в Америке и переводил богослужебные книги на английский язык.

Из всего вышесказанного, можно сделать вывод о том, что ненависть к Европе и западной культуре никак не согласуется с православным вероучением. Закончу свои мысли словами нашего современника, святого ХХ века, Луки Войно-Ясенецкого: «Никакой религиозной и националистической ненависти и презрения к человеку другого верования и другой нации в христианстве нет».

Поддержать «Ахиллу»:

Яндекс-кошелек: 410013762179717

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

PayPal