Животворный Ключ таинства

6 месяцев назад Ахилла

Имею намерение расставить по местам некоторые непонятки по поводу себя и своих размышлений «Что я нашел в Православии», а точнее, указать на свое восприятие написанного отцом Андреем Белоусом. Значит, о трех мифах:

1. Я писал предельно кратко, при этом предельно просто излагая свое мнение по поводу того, что довелось прочитать в упомянутой статье.

В ответе удивило, даже не удивило, а немного дало горчинку хамовато-грубоватое подчеркивание моего, якобы, незнания истории Вселенских Соборов и вообще истории Церкви. Знаю о разбойничьих соборах, об арианстве, монофизитстве и всем прочем… Знаю! Так как довелось учиться в семинарии и академии в свое время. И читал Болотова и не его одного. Только то понимание, которое было выработано на Вселенских Соборах об учении церковном, согласно со Священным Писанием. Я не буду тут цитировать учебники и труды догматистов, как ранних, так и поздних, хотя есть что цитировать. Если бы не было различия между настоящим собором и не настоящим, их бы не собиралось аж семь в разное время, при разных императорах и по разным вопросам.

Что касается учения православного или не православного, то тут вообще не понятно, поашему, кто его знает, а кто нет. Знает только сама Церковь… Если бы оно не было основано на Камне, то приводимая Вами мысль просто бы разрушила сама своей неопределенностью Церковь. Евангелие неизменно, неизменен Христос, следовательно, и учение Православной Церкви зиждется на нем, потому и неизменно. А теперь возьмем католиков, у которых один папа признавал филиокве, другой не признавал. Один возводил что-то в разряд догматов, другой опровергал. У протестантов не лучше, то у них Библия не разрешает служить в армии, то вдруг можно и даже нужно. То монашество пережиток, то уже является способом достижения идеала христианства.

2. Попробуем разобраться, почему при кажущихся нестроениях за весь период истории Церкви, она продолжает быть единой, в отличие от протестантов, которые раздробились на мельчайшие толки. Вот Вы, отец-диакон, привели факты претензий на истину тех самых католиков, монофизитов, протестантов которым уже аж 500 лет. Так за свои 500 лет эти самые протестанты с нескольких течений разлетелись на самые мелкие кусочки, которых тысячи по миру со своеобразным вероучением, претендующим на истинность.

Попались мне в руки не так давно кипа CD с записями лекций в протестантской семинарии. Между прочим, в одной из лекций профессор Тогобицкий много рассуждает об истории Православия, говорит о сплоченности при столь разнообразных мнениях, от либеральнейших до консервативнейших. Странно такое слышать, но называет он причиной единства разношерстных православных от царебожников до радикальных обновленцев именно Евхаристию.  Даже несмотря на то, что в тексте Литургии накопилось много наслоений, основа осталась. Животворный Ключ совершения таинства продолжает бить, оставаясь, как некоторым кажется, захаращенным (захламленным — прим. ред.) и задавленным. Именно этот Ключ не дает большому озеру разных богослужебных чинопоследований, которые есть в Православной Церкви, стать болотом.

Что касается упрощений богослужебных чинов, то оно, как мне кажется, должно иметь место. Нужно переосмыслить надобность целой кучи «творений-чудотворений» в виде акафистов непонятного содержания, всяких покаянных крестных ходов и всего остального. Греки, сербы и болгары в этом плане частично правильно поступили, приняв богослужебную реформу всенощных бдений и прочего, при этом не касаясь самой сердцевины, т.е. Божественной Литургии (не считая ектении оглашенных).

И Вы если врете, то не завирайтесь, приписывая мне то, чего я не говорил. Я не говорил об апостольском богослужении, я говорил в своих размышлениях чисто о литургии, ее значении и правильности.

3. Несколько слов о Писании и Предании, для поправки, так как я немного недораскрыл свои мысли. А в свое время недоговорки Кирилла Александрийского дали толчок к обвинениям его в покровительстве несторианам и породили шаг к упомянутой Вами монофизитской ереси. Поэтому надо договорить, чтобы не вводить в смущение.

Итак! Упрекая меня в незнании истории Церкви, почему же Вы замалчиваете надобность Трулльского собора в строгом указании на безбрачие епископата? Сказали «А», так говорите уже и «Б». Шаг этот был вынужденным, так как епископские жены себе такого позволяли, что терпеть было слишком трудно (именно поэтому я привел совсем недавний пример бывшего предстоятеля УПЦ Филарета Денисенко).

Что касается Предания и его предписаний, то, извините, монашество было избрано для епископов как средство защиты Церкви от зачастую не в меру прожорливых епископских «половинок», которые позволяли себе вообще не позволительное. Я здесь имею в виду не деньги или строение за счет церкви своего материального благополучия, а совсем другие проблемы. Когда я сказал о меньшем зле в пороках епископата монашествующего, нежели в пороках брачного, я ошибся, и это единственное, за что из всей прошлой статьи хочется взять слова назад. Как по мне, то запрещение собором епископам быть женатыми было поиском выхода из проблем, которые наносил репутации Церкви брачный епископат. И как по мне, то решения эти вполне правильные, просто перестали держать строгость критерия отбора кандидатов в архиереи, а это уже совсем другой вопрос.

В завершение хочу сказать о том, что не все можно измерить знанием или незнанием. Перед тем, как прийти в Церковь, я немного интересовался разными теориями. Приходилось также в жизни испытать от одного моего родственника навязчивость адвентизма с его изучениями Библии, от которого я стал увлекаться атеизмом и другими дорогами исканий. Было увлечение и патриотической церковью Киевского Патриархата. Но только зайдя в православный храм канонической Церкви, я почувствовал, что здесь Христос. Я никогда не забуду той легкости, которую ощутил во время трудной и непонятной службы в душном маленьком храме, а также той духовной пустоты в раскольничьем, КП-шном соборе, или на собрании адвентистов.

Подгранив меня под большинство из РПЦ, которое наделяете не самыми лицеприятными ярлыками, Вы не знаете о моих путях внутри Церкви. Так я скажу, что нашел в себе смелость после семинарии практически «убежать изпод ножниц», прожив пять лет в монастыре. Терзаясь двойственностью и непригодностью к монашеской жизни, несмотря на уговоры и разные благословения, я сделал этот шаг, хотя мечтал о монашестве с подросткового возраста. Но несмотря на все разочарования, которые я переживал, и которые, как мне казалось, должны были пошатнуть мою веру, она стала только крепче. Прослужив на данный момент 7,5 лет в сане, ни разу не пожалел о своем выборе, хотя за это время было всякое. Я не сломался не потому, что такой сильный, а потому, что стараюсь уповать на Бога, призвавшего меня к служению. Хотя часто мне не все нравится в той Церкви, где я служу, но сердцем чувствую, что здесь Христос, и Он все контролирует, так как «стяжал Церковь Своею Кровию».

P.S. Если бы с большей рачительностью соблюдались слова апостола Павла «поспешно рук ни на кого не возлагай», то, возможно, не было бы и «Ахиллы» с поломанными поповскими судьбами. А если есть «Ахилла» (дай Бог здравия всем тем, кто над ним трудится), то и есть проблемы. Проблемы всегда были и будут. Полемика, дискуссии, соборы, в т.ч. Вселенские это как раз попытка найти ответ в решении проблем. Одной из таких попыток я вижу «Ахиллу», потому его и читаю, и пишу, и впредь думаю писать, так как мне не безразлично…


Читайте также: