Благодать Духа и дышло каноническое

27 июля 2018 Алексей Плужников

Пара мыслей по поводу очередной главы из книги священника середины XIX века — Иоанна Белюстина «Описание сельского духовенства».

Отец Иоанн пишет о тех денежных поборах, которые немилосердно драли приближенные архиерея, консистория и прочие (при попустительстве архиерея, наверняка отстегивая ему процент) со ставленника в священство. И объясняется, откуда брали эти несчастные будущие пастыри требуемые деньги: искали себе невесту с деньгами, неважно, какая невеста и как пахнут те деньги. Вспомним того же святого праведного Иоанна Кронштадтского, который получил свою жену вместе с хорошим местом и тестем-протоиереем.

Мы часто слышим от «истинно-православных» заявления, что «сергианская» церковь — РПЦ — безблагодатна, мол, она продалась безбожному государству, нарушила каноны и вообще впала в тяжкие грехи предательства и раскола.

Каноны и благодатность и в РПЦ любят вспоминать. Как только нужно запретить или лишить сана неугодного священника, посмевшего критиковать епархиальное начальство или не отстегнуть деньги на день рождения владыченьки, так тут же находятся каноны, среди которых один из любимых — «досадил архиерею». С этим каноном и других не надо уже: не нравится мне рожа твоя — ты мне досадил, изыди!

Ну, а вот теперь взглянем на историю церкви. Вот вам XIX век — священник Белюстин описывает тотальную — подчеркиваю — тотальную симонию.

Апостольское правило 29: «Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон, деньгами сие достоинство получит: да будет извержен и он, и поставивший, и от общения совсем да отсечется, как Симон волхв Петром».

Вот вам канон, по которому не сергианская церковь безблагодатна, а вообще вся русская церковь. Потому что такие епископы и попы были в ней всегда, во все века, а значит они безблагодатны и должны были быть извергнуты. А если копнуть историю дальше, то и в Византии было такое сплошь и рядом. И у католиков было то же самое.

Да «по канонам» вообще не найдется ни одного «верного», потому что всегда найдется канончик, который кто-то нарушает, сам того не ведая: то в бане моясь с евреем, то причащаясь у священника-пьяницы, который, «если не перестанет, да будет извержен». А если развелся с женой мирянин по причине «не сошлись характерами» — «да будет таковой отлучен от общения».

А сколько таких канонов в церкви. Но канонами и благодатностью начинают размахивать только против врагов и критиков, а вот когда дело касается самих себя или своих — тут начинается икономия. Удобная штука. Каноническое дышло… и дальше по тексту. Особенно же закрываются глаза на каноны, связанные с деньгами, церковным имуществом и отношениями с властью, — тут вообще сплошная икономия, потому что от этого выходит не только экономия, но и преференции с доходом на века.

И это все возвращает к вопросу — что есть церковь и кто такие в ней священнослужители. В одном из комментариев наша читательница выразила такую распространенную мысль: ну и что, что этот епископ или священник по канонам должен быть извержен, ведь все равно таинства через него совершаются — ради невинных прихожан. Мол, не пойман — не вор. Можно быть геем, педофилом, купившим сан и продававшим его, можно лизать властям любые места, оправдывая это «защитой интересов церкви», можно грабить вдовиц и унижать подчиненных. Можно совершать все что угодно — но Христос все равно через такого якобы действует. А вот когда такого поймают… То что?

Вот интересный вопрос. Исчезновение благодати, потеря каноничности когда наступает у священника или иерарха? Когда его раскрыли, поймали за руку? А каким образом поймали? Пришли в храм и публично обличили, когда он чашу в руках держал? Доказали в церковном суде? Предъявили фото-видео-аудиоматериалы, заверенные нотариально? Может быть, тогда за благодать будет вновь отвечать святая Инквизиция? Ввести опять внутрь церкви доносы (опять — в смысле официально, неофициально — и так все процветает)? Можно и дыбу обратно ввести, для выпытывания каноничности…

Или все по-прежнему отдается на откуп правящему епископу и его приближенным — при том, что они же первые и должны подвергнуться «розыску»? А Христос где тут? Он что — стоит в сторонке выжидательно и свою благодать забирает только в определенную секунду? Подписали указ о запрете — улетела благодать. Шлепнули печатью — каноничности как не бывало. Представьте ситуацию: обвиняемый батюшка не поехал в епархию на церковный суд, а служит литургию. В тот момент, когда он возносит руки горе́ и собирается призывать Святого Духа на Дары, епископ Непростин стукает кулаком по столу у себя в епархиальном управлении и изрекает: «Лишаю его сана!» И? Сойдет Дух после этого стука или не сойдет? Что Дух выберет: епископа, имеющего «власть вязать и решить», или «ни в чем не повинный народ» напоследок?

Кстати, вот еще отличный канон:

Правило свв. апостолов 59.

Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон, некоему от клира нуждающемуся не подает потребного: да будет отлучен. Закосневая же в том, да будет извержен, как убивающий брата своего.

Можно проверить каждого правящего архиерея, благочинного и настоятеля: придите к нему и скажите: мне «потребно» приходское жилье, нормальная зарплата и человеческое братское отношение с вашей стороны, без грабежа и унижений. И если начальник того тебе не даст — да будет он извержен.

***

Я не знаю ответов — кто благодатен, кто каноничен. Но мне кажется, что Христос — не мальчик на побегушках у группы граждан, держащих в кармане фигу, простите, каноны. Надо просто ответить себе на вопрос: Христос с теми, на чьи головы однажды «правильно» положили «правильную» руку и дали возможность маневрировать в лабиринте канонов, невзирая на путь к этому сану и на образ жизни в этом сане; или с теми, кто Его любит и живет, ориентируясь на Него, — хоть порой и наступая на канонические грабли.

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: