Боль и нелюбовь: Андроиды

14 сентября 2018 Ахилла

От анонимного автора.

***

Прочитал на «Ахилле» статью Ксении Волянской «У вас нет никаких причин терпеть боль» и решил написать ответ. Была мысль назвать текст «Боль и нелюбовь: мужской взгляд», но это показалось мне, во-первых, претенциозным, а во-вторых, сразу же вспомнились принятые и действующие до сих пор в нашей стране установки лже-мужественности: «Мужик должен терпеть!» и «Что мужчины знают о боли, они же не рожают!»

Посему название я изменил — мое личное мнение состоит в том, что, следуя указанным установкам, нормального мужчину вырастить невозможно. В отдельных случаях может получиться не живой сильный мужчина, а, наоборот, неэмпатичный, закомплексованный, лишенный эмоций робот-андроид.

Процесс такого превращения мужчины из ребенка в робота есть смысл задокументировать, используя личный пример, и после этого — немного осмыслить.

История нелюбви

Точнее, личная история нелюбви.

Аппаратная часть, или телесная боль: детство

Первое прямое столкновение с коктейлем из нелюбви и боли произошло лично у меня лет примерно в 6, когда я попал в детскую больницу на неделю для проведения небольшой, но под общим наркозом, операции. Родителей, естественно, к детям не пускали, так что весь период до и после операции я их не видел.

Материальное воплощение нелюбви советских медиков к деткам явилось в палату вечером накануне хирургического вмешательства, в образе по-эсэсовски стройной высокой пожилой медсестры в очках с огромными стеклами и с темными седеющими волосами, забранными в пучок на затылке. Эта представительница высокоорганизованной белковой формы жизни монументальной поступью вошла в палату и, не поздоровавшись с испуганными ребятишками, громогласно изрекла:

— Кому завтра на операцию — тому сегодня клизму! Пойдешь ты и ты!

(Фраза, естественно, сопровождалась указанием на жертв пальцами. Одно из указаний относилось, естественно, ко мне.)

После наркоза я проснулся, почувствовал боль и, конечно, начал плакать. На что мои соседи по палате почему-то сообщили мне:

— Тебе заведующая делала операцию!

До сих пор не понимаю, откуда они узнали, и какой реакции от меня ожидали. Что я проникнусь оказанным мне высоким доверием?

В день выписки я лежал на койке и еще не вставал. Утром в палату вошла одна врач и, не поздоровавшись, изрекла мне и моему соседу:

— Вам можно вставать и сидеть!

Через некоторое время в палату вошла ее коллега, не поздоровавшись, посмотрела на нас бегло и сказала:

— Вам можно вставать и ходить!

Из больницы я выходил в обнимку с тем же игрушечным трамваем, с которым в нее и пришел.

Во втором эпизоде, в 8 лет, ситуация с больницей повторилась, но на этот раз операция проходила под местным наркозом и заключалась в удалении миндалин. Из этого эпизода нелюбви и боли я помню следующее:

  • что приняли меня в больницу со второго раза, подарив тем самым день относительного счастья дома вне школы;
  • что первым же утром в больнице я обнаружил пропажу из тумбочки конфет (медсестра сказала, что «положила их в холодильник» — ???);
  • что перед операцией меня привязали за руки — за ноги к креслу и вкололи в горло два здоровенных шприца новокаина. В процессе операции я орал;
  • что мороженое, положенное мне после операции, я не получил;
  • что три недели после этого учился заново говорить, так как изменилась конфигурация глотки после удаления миндалин.

Вывод, который я сделал после этих эпизодов: тебя могут оставить с твоей болью и обидой один на один, и ори не ори — ничего не добьешься. Первый шаг к жизни без эмоций был сделан.

Ау, больница на Шмитовском проезде в Москве, у вас там до сих пор конфеты у детей крадут, или как?

Программная часть, или боль душевная: тогда же

Первый, сравнительно небольшой, но претендующий на осознание сигнальчик о неблагополучии психологической остановки вокруг меня, я принял в первый день своего пребывания в детском саду. Он состоял из двух компонент: во-первых, такие же детки, как я сам, назвали меня по фамилии в моем присутствии, во-вторых, среди детского гвалта я услышал громогласный голос воспитательницы:

— Кто полил цветы горячей водой?!!!

С этого момента, наверное, светлое чувство радости начало из моей жизни уходить. Надо, конечно, добавить, что и родители мои жили в состоянии серьезного внутреннего напряжения (не знаю, бывает ли по-другому в общей квартире со свекровью), однако общество с момента моей отдачи в детсад начало активно добавлять черной краски на палитру жизни.

Второй эпизод случился в школе после того, как одноклассники в компании с более старшими учениками на перемене устроили мне «темную». Обидно было не от боли — особых побоев там не было, так как эту компашку беспредельщиков быстро разогнали. Куда больнее оказалось то, что после рассказа родителям… они отказались меня как-то защитить. Предпочли со школой не связываться. Из страха, наверное. Понять можно, но страх поселился и в моей душе.

Вывод, который я сделал после этих эпизодов: да тот же самый + беззащитность. Первый шаг к комплексам был сделан.

Кстати, в то же примерно время, гуляя однажды с отцом, я услышал от него, что он не видит во мне способности к сопереживанию («ты можешь рассказывать кому-то что-нибудь, а у него, может, в это время зуб болит»). Видимо, уже тогда неэмпатичный андроид по имени Я начал прорастать сквозь тонкую коросту на душе.

Программно-аппаратный болевой комплекс: отрочество, юность

Самые телесно-болезненные воспоминания этого периода — это, например, про удаление нерва из переднего зуба без какого-либо наркоза. Проводилось школьной медсестрой в маленьком зубном кабинете под лестницей. Я уже особо не орал, хотя боль была, конечно, жуткая. Впоследствии пломбу на этом зубе приходилось постоянно переделывать.

Проблемы душевной боли, наоборот, проявляли себя все чаще, так как я из-за переездов и участия в олимпиадах по точным наукам часто менял школу. И везде приходилось уживаться с новыми сверстниками и преподавателями. Надо ли говорить, что все это проходило в атмосфере страха, беззащитности и неприятия. Моя основная беда состояла в том, что я был довольно-таки умным и начитанным — окружающему хулиганью советских школ такое нравиться не могло. И даже в спецшколе имелся параллельный быдло-класс, который органически ненавидел «спецов».

Последняя смена школы — со специальной на обычную — произошла в последней четверти последнего учебного года. Как читатель догадывается, из физмат-школы меня выгнали. За поведение. Неприязнь и мелкая мстительность учителей (я все-таки был довольно неспокойным учеником — окончательно загнать меня в скорлупу неконтактности не удалось десяткам хулиганов, хотя они и старались — вкупе с учителями) наложились на мой «неправильный» вопрос о войне в Афганистане, заданный приехавшему на политинформацию представителю военкомата. Учителя решили не рисковать карьерой, и под конец третьей четверти выгнали из спецшколы несколько человек, в том числе — меня, предварительно повозив их родителей на всеобщем собрании мордой об стол.

Вывод: проблемы нарастали, но выхода видно не было.

Ау, М. Д., классручка, сволочь, ты все еще учишь детей, или уже внуков растишь? Не аукаются тебе слезы моей матери?

Андроид: молодые годы боли

Можно ли закончить институт без радости, и от страха попасть в армию получить красный диплом? Оказывается, можно.

Это все, что надо знать о том периоде моей жизни. Спасибо, впрочем, родителям — они поспособствовали моему поступлению и учебе. Через них же я договорился о прохождении службы в армии в довольно-таки мягком режиме.

Профессию я получил, работаю по этой специальности о сих пор. Редкий случай. Спасибо, мама.

Вывод: лучшие годы жизни можно провести и впустую. Без позитивных эмоций.

Явление ангела роботу

Человек (точнее — два человека), который впервые подверг сомнению мой образ жизни и дал несколько практических советов наряду с «волшебным пенделем», впервые появился на моем горизонте на исходе молодости. Об этом я подробно писал в своей первой статье на «Ахилле», сейчас повторяться, наверное, смысла нет.

Спасибо тебе и твоему покойному мужу, кузина, ты, видимо, владеешь секретом превращения андроидной формы жизни обратно в белковую. Роль ангела, которую вы сыграли в спектакле моей жизни, я тоже потом, кстати, сыграл для других — получилось прикольно. Если бы не ты, дорогая О.Т. — у меня бы не было ни жены, ни детей, ни хоть какого-то самоуважения.

Вывод: обратное превращение из робота в человека теоретически возможно.

По пути осознания

Прошло еще несколько лет, и андроид в лице меня пришел к инженеру человеческих душ. Нет, не к священнику — увы, в этом сословии тоже много андроидов — к психологу. В общем, команде этих инженеров я благодарен — пока что за симбиоз белков с механикой. Других подробностей пока не будет, как и выводов.

Попытка осмысления

Эта попытка будет состоять здесь в задании нескольких важных вопросов и попытке ответов на них.

Вопрос первый. А при чем тут, собственно, христианство?

Действительно — при чем? «Ахилла» же — это, в первую очередь, православный ресурс. А тут — ни молитв, ни попов (упомянуты вскользь), ни святых (несколько из которых я уже «вынес» в одной из предыдущих статей).

А вот при чем. Отвечу по-нашему, по-андроидному, основываясь на логике.

Итак, логически, текстом этой статьи я нарушил 2+ заповедей («не осуждай» — так точно, «не лжесвидетельствуй» — за давностью лет некоторые воспоминания могут немного видоизменяться — доказано «британскими учеными», и т. д.). Так на что же автору рассчитывать с христианской точки зрения?

Ответ — на постулат. Как в евклидовой геометрии есть постулат о непересекаемости параллельности прямых (Лобачевский подверг постулат сомнению — и получил другую геометрию), так в христианстве тоже есть базовый постулат, без которого все теологические построения этой религии рушатся, как карточный домик. Формулировка его такова:

Благость Бога превосходит Его правосудие.

(Это важнее, чем сакраментальное «Бог есть любовь», так как вот к этой фразе прекрасно клеится другая — из Откровения: «Кого Бог любит — того и наказывает».)

Вопрос второй. А зачем обо всем этом писать?

Ответ простой — есть желание, написал. Инженеры человеческих душ, кои есть психологи, часто говорят клиентам о том, что отказ от своих желаний — есть отказ и от своей сути, от себя как личности. Так что не писать в данном случае было — скрыть боль и сделать еще один шаг на пути к андроиду, писать же — поделиться болью и сделать тем самым шаг в противоположную сторону, к нормальной белковой форме жизни.

Вопрос третий. А насколько вообще тема именно мужской боли важна?

Отвечу словами одного известного андроида: «Архиважно, батенька!»

Обиды и потрясения, перенесенные в детстве (да и позже — тоже), накладывают отпечаток на все последующие поступки человека в жизни, определяют его отношение к ней. И к окружающим — тоже. В случае, если перенесший такие потрясения человек забирается на вершины власти (не важно, государство это, корпорация или банальный домовой комитет), это отношение он автоматически начинает распространять вокруг себя. Мое личное наблюдение на эту тему — как человека, работавшего в крупных компаниях не один раз, формулируется следующим образом: «Все состояние дел в компании — это проекция состояния души ее фактического владельца».

Так вот, о чем это я. Чаще высокие посты занимают мужчины (да простят меня женщины, они, конечно, тоже нередко возносятся на вершину власти. Екатерины, Елизаветы, Марии и другие августейшие особы — я помню про вас). И если в жизни этих мужчин были проблемы — это на своей шкуре чувствуют все окружающие. Поскольку нелюбовь к мужчинам пока что все-таки тренд, то изменить состояние общества или компании, управляемой таким вот травмированным не то человеком, не то андроидом, очень сложно. К плохому привыкаешь так же быстро, как и к хорошему, особенно если «никогда хорошо не жили».

Приведу примеры из отечественной истории.

Андроид Грозный, царь Иван. Лишился отца в три года, матери — в восемь. Все детство прошло в атмосфере дворцовых интриг и насилия. Склонность к которому в детстве обнаружил и сам будущий царь. Патологию вылечить не удалось — научная база для этого образуется только через несколько веков, и, конечно, не на Руси. Что случилось далее, всем известно: ссора с Европой, опричнина, полное разорение государства, а после смерти — Смута.

Андроид Первый, царь Петр. Тут, конечно, ранняя смерть отца, козни и ненависть сводной сестры Софьи. Опала матери, стрелецкий бунт. Последнее событие, как предполагают историки, и сподвигло молодого Петра на строительство новой столицы — Петербурга. А в остальном, травмы, перенесенные Андроидом Первым, вылились России в неисчислимые бедствия — начиная с окончательного закабаления крестьян и заканчивая чередой дворцовых переворотов.

Андроид Ильич Ленин. Смерть брата-революционера, которого Владимир очень любил, а также нелюбовь матери сподвигли будущего вождя на убийство не только царя (что было целью Александра), но и всего его окружения. И также — на переформатирование всей страны. Под новую версию все той же нелюбви и ненависти.

Итого. Мальчиков не надо заставлять терпеть боль, «не плакать, ты же мужчина!» и третировать. Не надо смеяться над их маленькими бедами, добавляя им нелюбви. Кто знает, на какое количество миллионов человек эту привитую нелюбовь распространит, достигши зрелости, очередной Андроид Великий.

Иллюстрация: кадр из фильма «Робокоп»

Читайте также:

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: