День Победы: гордость вместо скорби

3 недели назад Мария Орлова

Для «Караван+я»

День Победы за эти годы активной эксплуатации в качестве основы нынешнего российского мироустройства, своего рода приемлемой для всех «точки сборки», смысл праздника извратился до прямо противоположного. 

Почти не осталось в живых ветеранов, тех, кого не обмануть, кто помнил всю тяжесть и противоестественность войны. «Дети войны» и те уже глубокие старики, и в силу того, что война была осознана ими по-детски, и чаще всего, издалека, они не могут считаться надежными свидетелями. Скорее, мифотворцами (как любые старики, рассказывающие о своем детстве). Еще более склонно к мифотворчеству по поводу ВОВ послевоенное поколение.

Надо сказать, что в первые десятилетия после войны День Победы не праздновался с таким размахом. Огромная масса воевавших (практически все мужское население страны) воспринималась властью с опаской: как-никак, люди, привыкшие к оружию и риску, повидавшие много чего… И лишь когда к 25-летию Победы ушли в мир иной основные «рабочие войны», солдаты-пехотинцы, танкисты, инвалиды, потерявшие на войне руки или ноги, а оставшиеся ветераны постарели и остепенились, был проведен после 1946 года первый парад Победы, еще без боевой техники. Следующий парад Победы был в 1985 году, на 40-летие Победы.

Именно к этим датам было выпущено больше всего фильмов, и написано больше всего песен, формирующих нынешнее восприятие Дня Победы. Сегодня эти фильмы и песни составляют «долгосрочную память» народа, являются безусловной базой сознания отечественного человека. Те, кто помоложе, вообще воспринимает их как свидетельство истории. Хотя они – часть вполне рукотворной мифологии.

Я хорошо помню, как мои деды-фронтовики и их воевавшие друзья-приятели собирались в этот день за столом, и пили, не чокаясь, за тех, кто не вернулся с войны. 9 мая был днем, прежде всего, памяти и скорби. И лишь потом – гордости, но гордости горькой, помнящей о всех потерях. «Лишь бы не было войны», — это присловье советского времени сегодня почти забылось.

Чем больше времени проходит после войны и чем меньше остается в живых непосредственных участников сражений, тем больше в мифологии Победы пафоса, милитаризма и великодержавного шовинизма.

Не превращать траур в карнавал

Скажу честно, меня чрезвычайно коробит стремление превратить День Победы в карнавал. Когда родители надевают на маленьких детей гимнастерки и пилотки, хочется спросить их: «Вы хотите, чтобы ваши дети испытали тот ужас, какой достался на долю их прадедов? Вы, правда, хотите, чтобы эта малышка в пилотке, наряженная фронтовой медсестрой, когда-нибудь вытаскивала под пулями с поля боя вот этих мальчиков в одежде солдатиков – с развороченными животами, оторванными ногами и руками?»

Машины с наклейками «Можем повторить» — это вообще за гранью человеческого разума. И тем не менее, ведь продаются эти наклейки, и кто-то их покупает!

За всю историю человечества никто всем так «не показывал», как это в свое время сделал Чингиз-хан. Однако, если бы монголы ездили по Китаю с конскими хвостами на сумках и футболками с надписями «можем повторить», вызывать это могло бы лишь смех и раздражение. Россияне же почему-то считают такие футболки и георгиевские ленточки на улицах европейских городов «патриотичным поведением».

Сейчас у наших соотечественников поубавилось денег, а еще года четыре назад лично мне было крайне стыдно услышать в турецком отеле историю о том, что после того, как наши туристы загнали немецких туристов в бассейн, и целую ночь их оттуда не выпускали, турфирмам пришлось выделить для россиян отдельные отели, куда не селят иностранцев – во избежание таких диких случаев.

Подлинная история «Бессмертного полка» и георгиевской ленточки

9 мая по улицам Твери снова пройдет «Бессмертный полк». История этого движения – наглядный пример того, как власть подгребает под себя все живые инициативы, и выдает на выходе что-то пафосное и казенное. На «Гражданском форуме» я слушала выступление основателя «Бессмертного полка» томского журналиста Сергея Лапенкова, который рассказал, как движение было фактически украдено у народа.

В 2011 году были сформулированы принципы движения как некоммерческой, неполитической, негосударственной гражданской инициативы. То есть, это было движение человеческих сердец, а не каких-то функционеров.

Но когда выяснилось, что такая идея способна вывести на улицы тысячи людей, по инициативе Николая Земцова (в 2013 году исключенного из рядов Бессмертного полка общим решением координаторов за нарушение Устава), ОНФ и Общественной палаты РФ была создана новая структура — ООД «Бессмертный полк России». Нормальная такая организация, с штатными сотрудниками, трудовыми книжками, бюджетом. И в колоннах «Бессмертного полка», наряду с людьми, несущими фотографии своих дедушек и прадедушек, двинулись какие-то муниципальные служащие, с выданными им по разнарядке портретами неизвестных им ветеранов. Помню, как года три назад в Москве, 9 мая на остановке автобуса я увидела людей, поставивших изготовленные по единому образцу таблички «Бессмертного полка» вниз головами, прямо в пыль. С портретами своих родных так никто не поступит, но это были служащие ГБУ «Жилищник», и фото ветеранов были для них чужими.

Кстати, с георгиевской ленточкой произошла примерно такая же история. Акция по раздаче этих ленточек перед Днем Победы была придумана православной журналисткой Натальей Лосевой, сначала ленточки раздавали волонтеры, и было их немного. Но уже в 2008 году подключилась власть, разместила госзаказы на эти ленточки, и их стали привязывать повсеместно, чуть ли не к собачьим ошейникам и выхлопным трубам автомобилей. А в 2014 году георгиевская ленточка стала символом раскола украинского общества, и была в Украине запрещена.

О живых ветеранах забыли

Одна из первоначальных целей акции «Георгиевская ленточка» — привлечение внимания к проблемам ветеранов. Да, их осталось крайне мало, но тем более каждый из них должен быть окружен заботой. Сегодня же получается, что нашим соотечественникам нравится маршировать с портретами погибших и умерших участников войны, и совершенно наплевать на ныне живущих.

Недавно мне рассказали печальную историю, случившуюся в доме, где когда-то жили мои дедушка и бабушка, «академическом доме», хрущевке, построенной в свое время для преподавателей калининской Академии ПВО и сотрудников НИИ-2. Во времена моего детства ветераны войны, боевые офицеры жили в этом доме в каждой квартире.

Сейчас там остался всего один ветеран Великой Отечественной, 95-летний пожилой человек, полковник, живший со своей супругой, тоже участником войны. Так вот: некоторое время назад ветерана забрали в больницу на «скорой помощи». А о его практически лежачей жене некому было позаботиться. И она умерла, три дня пролежав дома одна. Ни соседи, и врачи скорой, которые видели, что в квартире остается беспомощная старушка, не задумались о ее судьбе. Хотя по логике, врачи скорой должны были сразу сообщить в Отдел соцзащиты, и оттуда должны бы были тотчас прислать сиделку. У стариков даже деньги были на ее оплату, все же пенсия у ветеранов сейчас очень большая. Соседи могли бы проведать бабушку, спросить, не нужно ли ей чего, помочь найти сиделку. Но человеческое равнодушие победило победителей.

В майские праздники таким старикам приходится тяжелее всего. Длинные выходные, никто не работает, отдыхают соцработники, которые все же ходят к большинству из них. Плюс этот рев самолетов, гул танков (в центре Москвы танки репетировали парад две недели). Для нас, молодых, эти звуки не несут той страшной нагрузки. А моя бабушка страшно боялась взрывов фейерверков и звука летящих самолетов – они напоминали ей самые тяжелые переживания юности.

Настоящий патриотизм — не в георгиевских ленточках и хождении по улицам с портретами умерших. Пока не созданы условия для достойной старости тем, кто пережил войну, все это празднование Дня Победы – политическое лицемерие.

Источник

Фото: фейковый ветеран

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: