Епископат немного присел, и тон их поутих

5 месяцев назад Ахилла

На состоявшемся ежегодном епархиальном собрании духовенства Москвы патриарх Кирилл затронул тему «выгоревших священников». По его мнению, выгореть священник не может, все его проблемы — лишь в его собственных страстях, цитируем:

«Не оттого ли порой наступает пресловутое «выгорание», что священник пребывает в самонадеянности, в ложной и близорукой очарованности своими дарованиями, полагаясь на свои силы или, что еще печальнее приписывая внимание прихожан исключительно собственным заслугам, а не сану? Не бывает ли «выгорание» следствием забвения священником сути своего сакрального служения, когда ревность о предстоянии Божию престолу, то есть о том, что не может «выжечь», постепенно сменяется стремлением к власти, административной или общественной деятельности, к популярности, к цитированию в СМИ, к стяжанию материальных благ?» 

Буквально за день до опубликования этого выступления патриарха к нам в редакцию пришло письмо от сельского священника, который уже однажды писал нам. Его краткие размышления нам видятся своеобразным ответом на слова предстоятеля РПЦ.

***

Хочу поделиться своим мнением о церкви на сегодняшний день. Статьи и комментарии с критикой современного состояния церкви все же очень полезны. Заметил, что епископат РПЦ МП немного присел и стал анализировать свои поступки и отношения к священникам и монахам. Общаясь с собратьями-священниками, узнал, что тон в разговоре епископов немного поутих и амбиций уже не так много, потому что за последний год огромное количество людей ушло из церкви из-за скандалов о голубых епископах.

Но они, епископы, стали осмотрительнее относиться к ставленникам —стараются подбирать людей более лояльных к ним и готовых быть в полном подчинении у них. Если раньше выпускник семинарии нес послушание епископа один год, то сейчас прибавили ещё один, чтобы выявить, как они говорят, неблагонадёжных для церкви, с бунтарским духом и критикой. (В нашей епархии после семинарии, если семинарист хочет принять сан, то ему дают испытательный срок при монастыре, в котором он должен жить и нести послушание.)

С одной стороны, это правильно, многие идут в священники, чтобы зарабатывать и заниматься бизнесом, прикрываясь саном и церковью, но есть честные ребята, искренне желающие посвятить себя служению церкви, но у них обостренное чувство несправедливости, и вот они, боюсь, могут быть не допущены в церковь. А значит вместо них в церковь будут приходить лизоблюды, лицемеры и карьеристы.

Сами епископы продолжают все больше и больше удаляться от простых людей, создают касту избранных и исключительных людей в церкви. Все это, скорее всего, в ближайшее десятилетие приведёт церковь к расколу или превратит её в организацию с жёсткой дисциплиной, не лояльной никакому мнению, и с мировоззрением, которое на корню разрушит старые христианские русские традиции и благочестие. В своём большинстве народ не имеет такого доверия к священникам и епископам, которое было 15 лет назад, из-за того, что церковь обмирщилась, срослась с коррупционной властью, удалилась от духовного подвига и перестала быть примером духовной жизни.

Как говорят мои друзья, в церковь пришло много больных людей или просто, как говорит наш владыка, шизофреников. Но лично я не видел ни одного пришедшего в церковь больного этой болезнью, а вот людей, проживших много лет в монастыре или постоянно бывших под прессингом епископов и игумений, и ставших шизофрениками, знаю. Они в этом не виноваты, просто среда, ложь, лицемерие со временем калечат человека, особенно в религиозной среде, где чувства людей обострены больше, чем в миру, и каждый удар по вере, по их идеалу наносит неизгладимую рану их душам.

Иллюстрация: картина художника Zdzislaw Beksinski

Читайте также:

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: