Где безопаснее спать семинаристу: в Бангкоке или в Лавре?

1 неделя назад Егор Владимиров

Одна из тех вещей, которые оказываются для российского гражданина за пределами его страны непривычными – это планировка жилых домов. Так, например, в Бангкоке вне зависимости от того, к какому классу принадлежит высотный многоквартирный дом (а дома строят высокие – и в 20, и в 30, и в 40 этажей – земля дорогая), в том случае, если этот дом сравнительно нов, с каждого этажа всегда будут вести вниз как минимум две лестницы, на каждой лестничной площадке будет размещен огнетушитель, в квартирах и в коридорах будут размещены дымовые датчики, а в коридорах и на лестницах будет и автономное аварийное освещение, и камеры слежения. В России такие дома, быть может, и есть, но мне их видеть не приходилось.

Все это – следствие принятого в 1992 году закона о контроле за строительством (Building Control Act), в соответствии с которым без всего вышеперечисленного дом просто нельзя будет сдать в эксплуатацию. Не в последнюю очередь поэтому в противопожарной статистике Королевство Таиланд занимает 121 место (1,03 смертей на 100 тысяч населения), в то время как РФ занимает 45 место с показателем в семь раз выше.

К сожалению, строительное лобби одинаково везде, поэтому нормы закона 1992 года в обязательном порядке не распространялись на здания, построенные до этого. И случившийся в таком «старом» жилом доходном доме пожар в ночь с 2 на 3 апреля унес три человеческие жизни.

Пожар в доме в центре города (15 этажей, 180 квартир и более 300 жильцов) стал одной из главных новостей недели: критиковали и пожарных, которые долго не могли приступить к тушению из-за того, что подъезды к дому были заняты автомобилями жителей, и городские власти, которые за четверть века не смогли привести к нормальным стандартам жилые дома (на момент принятия закона в 1992 году его нормам не соответствовало более 10000 зданий, сейчас таких зданий насчитывается около 2 тысяч, и нетрудно догадаться, что прессинг со стороны властей на их владельцев увеличился в разы).

Впрочем, надо отметить, что столичный губернатор был на месте пожара уже во вторник утром и свободно общался как с жителями, так и со СМИ, а его комментарий по поводу ситуации прозвучал уже в первом выпуске вторничных новостей на телевидении.

Непривычным для российской практики оказалось поведение владельца дома (в Бангкоке, как, впрочем, и во многих мировых мегаполисах, люди чаще снимают жилье, а не покупают его) – в течение нескольких часов после пожара он снял за свой счет 180 квартир (преимущественно в этом же районе) для жильцов и обеспечил им переезд туда на месяц. В течение этого месяца в доме будут идти восстановительные работы, а затем каждому из жильцов будет предоставлен выбор – вернуться на уже обжитое место или переезжать еще куда-то. При этом всем квартиросъемщикам выплачена компенсация в размере депозита (той суммы, которая оставляется при заселении; в этом доме она была равна квартальной арендной плате) и еще платы за жилье за месяц.

Наверное, многие из читателей сталкивались с вопросом аренды жилья в РФ – не сами, так кто знакомый снимал. И я не ошибусь, если скажу, что такого подхода в РФ встретить нельзя. Как, впрочем, нельзя встретить в РФ и описанного выше подхода к оборудованию противопожарными устройствами жилых домов.

Типичный для РФ подход выглядит так: построить как придется, отбиться взятками от госконтроля, набить дом людьми, а если погорят – то сами виноваты. Именно такую концепцию подхода к людям как к биомассе для обеспечения своих доходов публично озвучивает, в частности, ректор Московской духовной академии архиепископ Евгений (Решетников): «Строительство в 2012-2014 годах комплекса общежитий стало для академии историческим событием. Ранее студенты жили в помещениях, не соответствовавших санитарно-эпидемиологическим и противопожарным нормам и правилам. Сегодня мы живем в условиях, отвечающих современным требованиям. К сожалению, на сегодняшний день проблема обеспечения студентов жильем не решена окончательно. Около 100 студентов проживают в прежних корпусах, не соответствующих современным нормам. Эту проблему планируется решить за счет размещения в Типографском корпусе общежития Регентской и Иконописной школ».

В переводе с чиновничьего на русский это значит, что до 2012 года все студенты МДА в принципе жили в скотских условиях, а с 2012 года в скотских условиях живут всего 100 человек из Регентской и Иконописной школ. При этом чудесным образом «помещения, не соответствующие санитарно-эпидемиологическим и противопожарным нормам и правилам» как-то проходят все необходимые проверки. И выступающий гражданин ректор даже не понимает, что, по сути, он сам признается в том, что ему плевать на сотню своих студентов, живущих в таких условиях, а с госпожнадзором он как-нибудь «решит вопрос».

В нормальном обществе господин Решетников после такого выступления чувствовал бы себя очень неуютно – так, как чувствует себя неуютно насильник, вор или убийца, который прилюдно похваляется своими «деяниями» и не понимает, за что ему после такой похвальбы прилетает в голову что-нибудь увесистое. В нормальном государстве подобное выступление служило бы основанием для вызова повесткой. Не то в РФ. Никакой реакции на данный момент на этот пассаж ни от государства, ни от общества не последовало.

Собственно, это и ответ на вопрос о том, почему в России так много умирает людей от пожаров – потому, что пока что ни государство, ни общество не готовы платить за пожарную безопасность и принуждать хозяев жилых помещений и домов оборудовать их соответствующими средствами. Не готовы даже на уровне страны, которую в РФ презрительно причисляют к «третьему миру». И это очень печально.

Для коллажа использовано фото с освящения патриархом Кириллом нового общежития МДА/mda.ru

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: