Как воцерковленной женщине знакомиться с мужчинами?

5 месяцев назад Ахилла

Вопрос нашей читательницы:

Сейчас мужчины не поймут отношений без секса. При знакомствах предполагается, что вскоре после знакомства, задолго до брака, будет интим. И интим сейчас воспринимается как один из критериев выбора партнера — хорош ли с ним секс, есть ли совпадение, удовлетворяют ли партнеры друг друга — это очень важный критерий выбора.

Также сейчас браку обязательно предшествует сожительство, и у многих оно затягивается на неопределенный срок. Сложно сейчас женить на себе мужчину.

Неизбежно приходится иметь много половых партнеров, ведь кто-то из мужчин может исчезнуть после первого секса, кто-то может повстречаться пару месяцев и сказать, что не видит перспективы отношений, что-то не нравится, а секс уже был. Сколько «пробных партнеров» потребуется, чтобы найти «того самого», сложно предсказать, особенно когда неопытна в этой сфере.

Мои вопросы дилетантские, так как я воцерковленная женщина, причащаюсь несколько раз в месяц, и даже не думала знакомиться с обычными мужчинами (обычными в отличие от тех, кто воцерковлен). Никогда не обсуждала этот вопрос со священниками, не имею практики покаяния в блуде, не знаю, что за это бывает, на какой срок отлучают от причастия, как посмотрят на гражданский брак и страшно вступить на этот путь. (Если не сложно, поделитесь, что может быть на исповеди за это, и всегда ли не допустят до причастия? Может, всё не так страшно, и нормально каяться в отношениях с мужчиной и причащаться?)

Объясните, пожалуйста, есть сейчас какая-то возможность для православных знакомиться «как всем»? Как сейчас делают на практике? Один вариант мне понятен — уйти из церкви, перестать причащаться, но он мне не подходит. К тому же неясно, на какой срок придется уходить.

К сожалению, «православные мужчины» с «православных сайтов знакомств» представляют собой жалкое зрелище, и с ними отношений не хочется, даже снизив планку до минимума.

Отвечает священник Дмитрий Терехин:

Вопрос читательницы «Ахиллы», несмотря на его внушительный размер, по смыслу достаточно узок. Речь в вопросе идет о «воцерковленной женщине» и о том, как ей «знакомиться с мужчинами». Ответ, как мне кажется, очевиден: «воцерковленной женщине» знакомиться с мужчинами нужно так же, как и любой другой: как минимум, представиться, то есть назвать свое имя. Если мужчина в ответ также представится, можно считать, что знакомство состоялось. Другими атрибутами знакомства могут быть: пожатие рук, целование дамской руки мужскими губами, реверансы и поклоны, христосование. Не думаю, что что-то из перечисленного воспрещено «воцерковленной женщине» в отличие от той, которая далека от церкви.

Ну а если пытаться говорить серьезно о тех проблемах, которые обозначены автором в пояснении к вопросу, то для начала нужно понять, о чем вопрошает автор и от чего она отталкивается в своих рассуждениях.

В моем понимании, по большей части, в пояснении вопроса нам дается авторское толкование того, что представляет собой нынешнее воцерковление. На этом бы и хотелось остановиться подробнее.

«Сейчас мужчины не поймут отношений без секса. При знакомствах предполагается, что вскоре после знакомства, задолго до брака, будет интим. И интим сейчас воспринимается как один из критериев выбора партнера — хорош ли с ним секс, есть ли совпадение, удовлетворяют ли партнеры друг друга — это очень важный критерий выбора. Также сейчас браку обязательно предшествует сожительство, и у многих оно затягивается на неопределенный срок».

Подобный постулат из уст тех, кто считает себя «воцерковленным» православным, я неоднократно слышал во время своего пастырского служения. Причем, произносилось это не только «спасающимися в Православии» женщинами в адрес «мужиков», но и «вставшими на путь Христов» мужчинами в адрес «баб». Немалое количество подобных высказываний привело меня к тому, что такому «воцерковлению» я дал особое название: «Прокачка». Вариации на тему отношения «спасающихся святых» к «погибающему миру» позволяли разделить «воцерковленных» на тех, у кого была «системная прокачка» (это, по большей части, учащиеся духовных заведений с сомнительным качеством образования), и тех, у кого присутствовала «прокачка старцев» (любители «духовных» руководителей, чудотворцев и пр.).

В процессе общения и с теми, и с другими «воцерковленными» стало ясно, что одни из них, разговаривая со мной, пытаются лишь утвердиться в своем неврозе, а заодно проверить, «истинно ли православный» перед ними поп и понимает ли он, что все кругом погрязло в блуде и беззаконии. Другие, напротив, не безнадежны и понимают, что нужно что-то делать со своим «воцерковленным» пониманием жизни, пока это понимание не загнало их в петлю.

Долгое общение с последними иногда приносило плоды. Юноши, зацикленные на всеобщей блудной греховности, и женщины, считающие, что всем мужикам нужно лишь одного, постепенно понимали, что Церковь ничего подобного не утверждает. А те мракобесы, которые строят духовничество на постельных делах, не только сами страдают от психосексуальных расстройств, но и являются, по сути, не носителями духа Божьего, а одержимыми плотскими страстями. Отсюда и внедрение ими нецерковных терминов «интим», «секс», «партнеры», «удовлетворение», «сожительство» и пр. в головы «воцерковляющихся» с бесконечно негативным смыслом, формирующим рефлекс не просто осуждения по отношению ко всем двуногим, только и думающим об удовлетворении плотской похоти, но стойкого отвращения и омерзения.

Нечастое прозрение вдруг открывало мучающимся, что их «прокачка», принимаемая ими за «воцерковление», сделала из них невротиков и мизантропов. Оказывалось, что в жизни «воцерковленных» были встречи с самыми возвышенными и утонченными романтиками, хранящими себя в чистоте не по религиозным убеждениям, а в силу родительского воспитания и наследственного устроения. Но эти встречи воспринимались «прокачанными» не как ответ Бога на их чаянья, а как дьявольское искушение. Ведь в мире в принципе не может быть нормальных отношений, а «мужикам»/«бабам» ничего, кроме секса не нужно.

Как удавалось отрезвить «воцерковленных» жертв, постигших «науку старцев» и принявших «установки системы»? Очень просто: ссылками на личный опыт, а также рассказами о не воцерковленных друзьях и подругах, которые к своим 25-35 годам не могут устроить личной жизни, рассуждая точно так же, как и «воцерковленные». Мол, нет тех единственных, достойных составить супружеский союз. А раз их не существует, то и нечего искать. Точнее, даже дело не в поиске. Ведь кто в нашем падшем мире ищет, тот все равно не найдет. А раз нет в мире достойных, то, чтобы не обмануться (не искуситься), любого, кто попадается на жизненном пути, нужно воспринимать с тем же чувством, какое вызывает грязная лужа, разлившаяся на дороге, в которую случайно ступил начищенный до блеска ботинок.

«Сложно сейчас женить на себе мужчину. Неизбежно приходится иметь много половых партнеров, ведь кто-то из мужчин может исчезнуть после первого секса, кто-то может повстречаться пару месяцев и сказать, что не видит перспективы отношений, что-то не нравится, а секс уже был. Сколько «пробных партнеров» потребуется, чтобы найти «того самого», сложно предсказать, особенно когда неопытна в этой сфере… Объясните, пожалуйста, есть сейчас какая-то возможность для православных знакомиться «как всем»? Как сейчас делают на практике? Один вариант мне понятен — уйти из церкви, перестать причащаться, но он мне не подходит. К тому же неясно, на какой срок придется уходить».

Приведенная цитата — еще одна классическая иллюстрация современного «воцерковления». Панические рассуждения о некоей абстракции. Нет никакой конкретики: ни «пробных партнеров», ни «опыта в этой сфере», ни «отношений», в которых «не видно перспективы». Но есть бесконечный страх, заведомое осуждение того, кто «после первого секса исчезнет». Но при этом и усердное лелеяние своей «воцерковленной праведности», которая похожа на талон конца 1980-х, по которому можно купить кило заветной колбасы. Разница лишь в том, что «воцерковленная чистота» — пропуск к вожделенному Причастию, без которого, как отвечают «прокачанные», «нет больше жизни», ведь «у меня уже развилась потребность быть со Христом», «я нуждаюсь в единении с Ним» и пр. и пр. и пр… Бесконечный эгоцентризм, помноженный на реалии современного общества потребления, в невротическом состоянии доведенные до абсурдной формулы: «нужно выбирать: или блуд, или Господь»… Как будто в окружении Христа не было блудниц, и будто бы Господь не клеймил упивающихся своей «чистотой» гордецов. И в этом же котле абсурдных рассуждений слияние понятий «секс» и «блуд», вплоть до того, что за каждое осквернение в половом акте с законной супругой, по благословению старца, нужно вычитывать 2 кафизмы Псалтыри и класть по 100 земных поклонов для очищения от этой скверны…

«Мои вопросы дилетантские, так как я воцерковленная женщина, причащаюсь несколько раз в месяц, и даже не думала знакомиться с обычными мужчинами (обычными в отличие от тех, кто воцерковлен)».

Еще одна печать «воцерковленности». Есть «обычные» мужчины или, как их еще называют, «не наши». А есть «церковные» — «наши, настоящие»… Но, по словам автора, «к сожалению, «православные мужчины» с «православных сайтов знакомств» представляют собой жалкое зрелище, и с ними отношений не хочется, даже снизив планку до минимума».

Такое вот раздвоение. Обычные мужчины – они «не наши, не церковные», какая может быть с ними жизнь? А «наши церковные» – это что-то такое, совсем уж ниже плинтуса, с чем тоже не может быть жизни. Круг замкнулся. Но, при всем при этом, я же в церкви!!! Уйти – не мой путь. То, что именно вот эта конкретная церковь, которая меня «воцерковила», является пристанищем таких вот «церковных мужчин», представляющих собой жалкое зрелище, смутить меня, конечно же, не может. Ведь все это бесконечное непреодолимое убожество – это лишь видимая, земная часть сакрального бытия, у которого есть небесная составляющая, где все совершенно по-другому. Я же не этой убогости причащаюсь несколько раз в месяц, не в ней варюсь, не в ней растворяюсь… Я же причащаюсь Самому Христу, становясь с Ним единым целым! Ну а эта армия убожеств, являющих собой «жалкое зрелище»… Они, конечно, тоже подходят к общей Чаше с Кровью Христовой… Но это уж не мое дело, рассуждать о том, как такое возможно: мое единение с Богом, мое обо̒жение на Литургии в общем делании, и их одновременное ничтожество и возрастающая убогость…

***

Читатели, не судите меня строго, но на прочие, более конкретные вопросы «воцерковленной» вопрошающей я отвечать не буду. До тех пор, пока православная христианка не начнет покаянную борьбу со своей «воцерковленностью».

Задайте свой вопрос ахилловскому батюшке: ahilla.ru@gmail.com

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: