Кто посмеет осудить священнослужителя?

11 июля 2018 Ахилла

От анонимного автора.

***

Оправдание греха хуже, чем сам грех священника

Священнослужитель и ответственность перед нравственным законом. Зачастую этот вопрос выглядит так, словно это две несовместимые вещи. Интересно, что и в религиозной, и в светской среде реакция на озвучивание подобной темы может оказаться одинаковой.

Неверующий человек достаточно часто готов признать, что священник — это воплощение чего-либо доброго и порядочного. А если священник порядочный, тогда зачем его оценивать с точки зрения нравственности, и так все понятно. Такая позиция существует и сегодня, и основывается она на желании верить в то, что хоть где-то, пусть, например, в Церкви, есть хорошие люди и протекает спокойная жизнь.

Верующий человек в большинстве случаев станет заявлять о неприемлемости данного вопроса в Православной Церкви, где должны быть любовь и прощение, а не укоры или злопамятство. На самом деле, тот, кто придерживается подобного взгляда, просто не готов признать правду и, как результат, боится пойти на конфликт со своими религиозными убеждениями.

Можно ли оценивать действия священнослужителей при помощи критериев нравственности, принятых в сегодняшнем обществе? Большинство православных по-разному объясняют, почему об этом не стоит даже задумываться и, тем более, рассуждать на подобные темы. Ведь ради сохранения облика своего личного лидера, который помог избавиться от угрожающей свободы выбора, находятся те, кто любой поступок представителя священства готов объявить или его жизненной мудростью, или проявлением воли Бога. Таким образом, определенной категории людей удается оправдать любые поступки священника или созданные обстоятельства. Поскольку религия в некоторых аспектах иррациональна, то у апологетов невинности духовенства всегда есть широкий спектр демагогических аргументов, базирующихся только на собственных фантазиях и эмоциях.

Можно было бы согласиться с тем, что недостатки священника неизбежны и, поэтому, допустимы — с годами нарушается работа нервной системы, а некоторые заболевания, например, сахарный диабет, обостряют негативные стороны характера. Также можно привести в качестве аргумента, что суровость иногда бывает на пользу подчиненным и «пасомым». Подытоживая подобные рассуждения, мы можем сделать попытку согласиться с тем, что негативные стороны отношения духовенства друг ко другу и к мирянам — это не так уж страшно.

Однако занимать такую сугубо оправдательную позицию может человек, действительно плохо знающий внутрицерковную жизнь, или тот, кого лично не коснулись преступные действия священнослужителей. Даже бесчувственный или циничный человек долго не сможет оправдывать унижение пожилых людей, рукоприкладство по отношению к беззащитным, оскорбления в адрес женщин или детей.

На первый взгляд, вспыльчивость священника, его высокомерие или невоспитанность сами по себе не так возмутительны. Между ними и действительно преступными действиями мало общего. Ведь священник может быть нервным, но при этом пытаться держать себя в руках, лишь иногда проявляя некоторую несдержанность, когда действительно окажется «не в себе».

Существует даже расхожая фраза: «везде все одинаково — как в Церкви, так и на светской работе». Однако, ее произносят, как правило, или те, кто трудился только в Церкви, или те, кто работает только на обычной работе. Зная евангельские слова о недопустимости сопоставления языческого мира и христианской общины, подобные выражения в принципе не могут рассматриваться как слова православного человека. Примером может послужить Нагорная проповедь — в ней неоднократно указывается на радикальные различия языческого и христианского мировоззрений.

Священник отличается от всех остальных людей тем, что он является олицетворением чего-то сакрального. И этот фактор часто играет решающую роль в поведении представителей духовенства. Даже если человек стремился стать скромным служителем Бога и людей, став священником, он может очутиться под постоянным давлением ряда тех или иных обстоятельств. В качестве примера можно привести такие, как подобострастно-самоуничижительное отношение к нему мирян, отсутствие нормативных документов, ограничивающих действия духовенства, высокий финансовый доход, низкий интеллектуальный уровень окружения. С течением времени подобный образ жизни может надломить внутренний стержень даже порядочного священника.

Ощущение собственной «особенности», в сочетании с неизбежной деятельностью духовника и проповедника, у некоторых представителей духовного сословия вытесняет из сознания память об ответственности за свои действия. И если такое вытеснение произошло, тогда могут начать происходить действительно страшные поступки.

Если священник запретил что-либо мирянину, последний может в ответ просто принять самостоятельное решение по конкретному вопросу или же обратиться к другому священнослужителю. Если проповедь в конце службы произносится слишком чувственно и эмоционально или, наоборот, слишком мрачно и грозно, прихожанин может в следующий раз не оставаться до конца службы и уйти пораньше. Но если священнослужитель накричал на младенца, если он пытался насильно склонить кого-либо к половому акту, если он поднял руку на человека — в этих случаях никто не вправе сказать о терпимости и допустимости таких действий.

Следующие слова прозвучат жестоко, но, все-таки, — преступления духовенства сами по себе не так страшны, как страшно оправдание этих действий. Пострадавший чаще всего покидает свой бывший приход, а в церковной организации ничего не меняется. От недостойного священнослужителя чаще всего не отворачиваются люди. Они — молча или вслух — находят объяснение его действиям и живут так же, как раньше, как и до оскорбительных событий по отношению к их единоверцу. Пострадавший же человек в такой ситуации может внезапно почувствовать себя выгнанным из привычной и родной среды, изгоем.

И в этот момент, когда человек оказался, с одной стороны, один, без вчерашних друзей/подруг из среды прихожан (которые выбрали священника, а не того, кто был вынужден уйти), в некоторых случаях, без возможности посещать богослужение, но, с другой стороны, с той же верой в Бога — тогда у него наконец появляется возможность самостоятельно разобраться в том, что представляет из себя христианство. Только теперь уже без навязчивых мнений, без цитат, непонятно откуда взятых и непонятно кем сказанных, без постулатов-аксиом, также непонятно на чем основанных.

Проповедь Евангелия против стереотипов

Где найти тот эталон, в правильности которого можно не сомневаться и при помощи которого можно понять, как жить? В такой ситуации для нас эталоном может стать Библия. Также есть церковное предание, но оно представляет из себя более сложный предмет: в трудах церковных учителей сложно отличить частное мнение от неизменных положений религии, сложно найти полное (не фрагментарное) издание чьих-то трудов. С Библией тоже могут возникнуть сложности — неточности перевода, незнание контекста отдельных фраз, неправильное понимание текста по этой причине. Но Библия более лаконична по сравнению с масштабами Предания, она собрана в одной печатной книге. Также, сегодня нам доступны различные библейские комментарии, которые созданы, чтобы помочь разобраться в текстах Священного Писания. Таким образом, взяв в руки Библию, нам проще всего узнать, к какой жизни нас призывает Откровение через различные библейские тексты.

Первое, на что мы можем обратить внимание — проповедь Иисуса Христа. Основную часть Своей критики Он посвятил не римлянам-захватчикам, не палестинским мятежникам, а тогдашним священнослужителям. Этот фактор обнаруживает несостоятельность сегодняшней концепции неприкосновенности духовенства. Господь не только не отрицал наличие ошибок и проступков у священников, но и указывал на недопустимость лживого оправдания таких действий. «Горе вам, книжники и фарисеи, что поедаете домы вдов и лицемерно долго молитесь: за то примете тем большее осуждение» (Мф. 23:14). Эта цитата — достаточно понятная и однозначная оценка недостойных действий священства. Иисус не сказал — «не надо так делать потому, что это некрасиво, это возмутительно…», Он просто сказал: «вы за это ответите». Стоит обратить внимание на то, что Господь поставил религиозное преступление (лицемерную молитву) и социальное (разорение вдов) на равных между собой.

Парадоксально звучит идея, что Господь обличает православных священников. Сегодня священнослужитель часто оправдывает свои действия (или слова) при помощи рассуждений на религиозные темы. Но если более пристально посмотреть на базовые положения христианства, то сама религия внесет объективность в оценку реальности, и она же начнет обличать, в том числе, позорные поступки духовенства.

«И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови. Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову» (Ис.1:15–17).

«Господь вступает в суд со старейшинами народа Своего и с князьями его: вы опустошили виноградник; награбленное у бедного — в ваших домах; что вы тесните народ Мой и угнетаете бедных?» (Ис.3:14–15)

«Итак для вас, священники, эта заповедь: если вы не послушаетесь и если не примете к сердцу, чтобы воздавать славу имени Моему, говорит Господь Саваоф, то я пошлю на вас проклятие и прокляну ваши благословения, и уже проклинаю, потому что вы не хотите приложить к тому сердца. Вот, я отниму от вас плечо и помет раскидаю на лица ваши, помет праздничных жертв ваших, и выбросят вас вместе с ним» (Мал.2:1–3).

«Но вы уклонились от пути сего, для многих послужили соблазном в законе, разрушили завет Левия, говорит Господь Саваоф. За то и Я сделаю вас презренными и униженными перед всем народом, так как вы не соблюдаете путей Моих, лицеприятствуете в делах закона» (Мал. 2:8–9).

На этих цитатах из Библии можно завершить любые споры по поводу того, всегда ли священнослужитель прав. Дискуссии на данную тему, которые регулярно возникают в печатных изданиях или в интернете, уже не имеют глубокого смысла — все главное уже сказано и написано. И написано не антиклерикалами, не предателями Церкви, а людьми, которые посвящали свою жизнь религии и которые Церковью признаны святыми.

Различные высказывания, начинающиеся со слов «это, конечно, так и есть, но ведь наши батюшки/ Церковь/ в сегодняшние времена…» — это уже лицемерие, двойные стандарты. Пусть сторонники таких рассуждений попробуют объяснить прокурору в суде, что, конечно, уголовный кодекс есть, но насильник (или педофил) не виновен — ведь жизнь была тяжелой и вообще все кругом были негодяи и враги. Такие аргументы не будут приняты всерьез. Тогда почему многие позволяют себе так же рассуждать по отношению к религиозным постановлениям?

***

Целью этой статьи не является желание в очередной раз осудить духовенство или обличить Церковь. Задачей было попытаться показать иной взгляд на восприятие церковных преступлений. Если христианин — не важно, какой у него статус — совершает аморальный поступок, само христианство его и осудит. И не важно, какие существуют рассуждения или традиции по этому поводу. Есть неизменные положения, которые верующий человек признает — иначе он не является христианином. И по этим положениям выходит так, что Бог занимает сторону пострадавшего человека, а не того, кто богат или имеет особенное звание.

Будучи вытесненными из церковной общины или вынужденно ушедшими из нее, люди часто оказываются в неожиданной для них ситуации. Пытаясь какое-то время быть верными христианскому учению, они внезапно оказываются вне Церкви — по крайней мере, так это выглядит на первый взгляд. В этой статье мы попытались рассмотреть фрагменты доступной всем Книги и нашли в Ней слова, которые призваны поддержать человека, который оказался в условиях неравного противостояния церковным структурам.

Церковь — это не организация, это — те люди, которые хотят и пытаются жить по-христиански, не обманывая самих себя. Если согласиться с таким утверждением, тогда исчезает ощущение одиночества у тех людей, от кого отвернулись официальные представители христианства. Священнослужители — это важный элемент Церкви, они необходимы, как необходимы начальники и старшие сотрудники в больших организациях. Но они всего лишь люди. Даже если признаются святыми. И, учитывая этот фактор, следует относиться к их действиям или словам соответственно.

Иллюстрация: Эдвард Мунк «Голгофа», 1900

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: