Не бросайте камень в выгоревших…

9 февраля 2019 Ахилла

От анонимного автора.

***

От гостиницы «Салют» до Юго-Западной я дошел пешком, хотя в кармане была транспортная карта со сроком действия сутки, благодаря которой я мог бесплатно доехать на автобусе. Точнее не бесплатно, эта поездка была бы включена в те 230 рублей, которые я заплатил утром в кассе метро, все поездки были включены в эту стоимость, сколько бы их ни было. По глубокому снегу я шел мимо многоэтажных домов, рассматривая магазины на их первых этажах и медицинские центры, которых встретилось сразу несколько по моему, в общем-то, недолгому маршруту.

На Москву опускались ранние зимние сумерки, под ногами было много снега, а слева ехали многочисленные машины и автобусы. Обычная столичная улица, обычный вечер. В душе была пустота. Может быть, мне хотелось испытать какую-то ностальгию, светлую грусть. Вспомнить наши поездки сюда летом, на фестиваль противоабортных технологий. Вспомнить, как мы жили здесь в начале августа уже много лет назад, как я жадно впитывал чужой опыт, и как горел желанием поделиться своим. А в какой-то год мы уехали немного раньше, не пошли на крестный ход вокруг отеля, и, замешкавшись с отъездом, вышли ему навстречу, когда молящиеся, обойдя вокруг, возвращались ко входу.

Час назад, во время чаепития я сел за стол лицом к стене. Устыдился и тут же встал, подошел к одним, поздоровался с другими. Но гнетущее чувство не прошло. Я ясно понимал, что хотел от всех отвернуться и молча поесть. Я понимал это, и я не понимал — как такое могло произойти со мной. Как вышло, что я стал здесь чужим?..

Один знакомый мне священник всегда в паломнических поездках кушал отдельно от всех, или в узком кругу близких сотрудников. Только сегодня я понял — почему он так делал. И не позавидовал ему…

Всего пару дней назад я рассказывал (случайным вообще-то людям), как занимался противоабортной работой. Я тогда делал упор на то, что все наши акции, некоторые из которых обрели и всероссийский масштаб, требовали от нас финансовых затрат в пределах тысячи-двух. И у меня не было офиса, бюджета, складов, котельных, гостиниц, приютов для беременных, сотрудников. И как много удавалось сделать! Как будто мне привязали тяжелых камней, с которыми уже не взлететь, и которые я из последних сил тяну за собой, и если и успешно это делаю, то вопрос «а надо ли» от этого успеха не становится менее значимым.

Тот священник говорил мне, как читал лекции студентам вузов, отдыхающим в санаториях и пациентам больниц. И многих приводил к Богу, а нужны ему были только простенький автомобиль и подрясник. А потом он создал Духовно-просветительский центр, и стал думать о ремонтах, сметах, зарплатах, электроэнергии и прочем, и лекций сегодня меньше читает. А я добавил бы сюда, хотя он этого не говорил, но я уверен, что «и не с тем горением, как раньше». И он не просто отворачивался от людей, обедая, он обычно в другую трапезную уходил…

Впрочем, я непонятно пишу сейчас. Народная мудрость говорит, что не было забот — купила баба порося. Вот так создаешь приют для женщин, стоящих на грани совершения аборта, кому-то и помогаешь, спасаешь кого-то, а потом приходят трудные времена, и начинаешь бо́льшую часть времени и сил тратить на поиск средств для этого приюта, для его отопления и водоснабжения. И горе тебе, если проходят в этих поисках не день и не два. И ты сохранил приют, не дал ему закрыться, а когда через год в этот приют обращается за помощью женщина, ты с раздражением думаешь: «О, с тобой еще проблем сейчас добавится, мало мне отопления и ремонта стен!..» Но зачем тогда приют?..

И ты вспоминаешь вдруг, как несколько лет назад горел желанием помочь, и отворачиваешься от людей к стенке, понимая, что единственной пользой от встречи с еще «горящими» для тебя будет бутерброд. Что уже нет сил учиться у них чему-то, и что самому тоже нечего им сказать. Так попьем хотя бы кофейку. О!.. Житие мое.

А может быть, многие священники так строят и строили последние тридцать лет монастыри и храмы. А когда построили, то… Приходит к тебе в храм женщина, а у тебя после долгих лет стройки нет желания разобраться в чужой душе. Нет сил…

«Вон там поставьте свечечку Николаю Угоднику, и водичкой святой покропите в доме.

А свечечку купите подороже, потому что хоть в бо́льшей степени стройка и закончена уже, но еще много всего по мелочи, отделка там, и плиточку у входа положить. А сил хватает только дойти до соседней трапезной, чтобы там покушать. Одному. Просто устал сегодня».

«Да, вы можете помочь приюту вещами, нам особенно нужны средства личной гигиены и постельное белье. Ну, б/у вещи тоже, конечно, особенно на младенцев до года».

Именно это называется выгоранием, да?

Не бросайте в нас, пожалуйста, камень.

Иллюстрация: Иероним Босх

Читайте также:

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340 (Плужников Алексей Юрьевич)


Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: