Непререкаемость авторитета и невроз вины: базовые проблемы современной РПЦ

4 месяца назад Фил Осов

На мой взгляд, в современной РПЦ есть две базовые проблемы: проблема непререкаемости авторитета и проблема невроза вины.

Непререкаемость авторитета

Это ошибочная самооценка тех, кто призван управлять церковной деятельностью – от патриарха до приходского катехизатора. Суть проблемы можно выразить так: «Благодать Святого Духа восполнит все мои ошибки и приведет к правильному решению». Подверженные этой точке зрения считают, что если быть «православно» поставленным на служение, то есть получить соборное избрание, святительское или священническое благословение, рукоположение и т.д., то Святой Дух исправит твои ошибки, и даже если ты не разбираешься в чем-то, Бог тебя управит.

На самом деле подобное рассуждение справедливо в делах алтарных. Когда служится Литургия, тогда да, Бог управляет результатом. А вот все, что вне алтаря, требует специальных знаний – обучения, повышения квалификации. Естественно, когда таких знаний нет, служители начинают ошибаться. И чем меньше знаний, умений, навыков, тем больше ошибок. И Бог тут не поможет, иначе бы для профессиональной деятельности, например, врача, было бы достаточно одного рукоположения.

Каких главных профессиональных знаний, умений и навыков нет в церковной структуре? Управление проектами, организациями. То есть «менеджеры» церкви – епископы, настоятели храмов, игумены и активные миряне — в массе своей не образованы в сфере управления и экономики. Как следствие — безобразное хозяйствование и разбазаривание средств «в никуда».

Например, образовательные программы по теологии всех мастей. Много лет вкладываются огромные деньги в разные институты и семинарии, а кто выходит в результате? Что могут и умеют полезного выпускники этих заведений? Какие приходские «проекты» они умеют выполнять? На приходах же мы видим чаще всего «капустники», по типу «а не сделать ли нам вот это» (дальше можно подставить названия большинства приходских инициатив). Ни системы, ни путевой организации, одна суета. Как детсадовская группа – позанимались одним, бросили, побежали заниматься другим.

Какая главная тайна современной РПЦ?

Вы думаете таинство преложения Даров? Таинство Причащения? А вот фиг вам! — Принятия финансовых решений и движения денежных средств!

По Литургике хоть книги богословские пишут, а по этой теме ни-ни! Стопроцентный заговор молчания! Почему? Да потому, что решения принимаются непрофессионально и с ошибками – чисто личностный фактор! И если толковые люди, профессионалы посмотрят на структуру архиерейских, игуменских, настоятельских финансовых решений, то скорее всего просто офигеют от такого хозяйствования.

Тратится, к примеру, 10-12 миллионов рублей в год на существование какого-нибудь учебного церковного заведения. Учатся там пять лет 30-50 человек «на круг». То есть по 10 человек на курс. Обучение одного «специалиста» обходится за пять лет в миллион деревянных. А потом из этих «спецов» только процентов двадцать работает в церкви охранниками, алтарниками. Какие-нибудь регентские, звонарско-колокольные и пр. курсы выпускают по 5-7 человек в год, а затрат сколько? Ну и какова эффективность такого управленческого архиерейского решения?

Думаю, что если подсчитать затраты на «соцпрограммы», возню вокруг ОПК в школах, «благоукрасительные» программы храмов, праздничные конференции и тусовки в память о … (подставить нужное), чьи-то именные, или просто «…-ские чтения», и т.д., и т.п., то получатся большие суммы с непонятным итогом. И это мы еще не затрагиваем вкусняшки типа программ ОВЦС и прочих патриарших и епархиальных структур!

Отсюда понятно, что закрытость самой великой тайны современной церкви – это просто прикрытие непрофессионализма и некомпетентности церковного руководства всех уровней. Естественно, им самим надо же эти свои проколы как-то оправдать – отсюда и богословие того, что Бог их тотальную безграмотность покрывает и направляет в нужную сторону. Получается, как в песне у одного советского барда: «наш Госплан все это дело прогнозирует умело, так что даже воровство близит наше торжество».

Невроз вины

Это чудовищное псевдоаскетическое явление современной церковной жизни. Коротко его смысл таков: «ты виноват самим фактом своей жизни, кайся!» Перечислять «вины» не буду – имя им легион. Важно то, что это невроз, так как объективной вины у людей чаще всего нет. Во Христе есть пасхальная радость! Он пришел и нас спас! Что-то мне не полезно, это да, но все можно! То есть я свободен в выборе, что и когда мне есть, пить, куда ходить, во что одеваться. И если я совершаю что-то, что считаю для себя полезным, то с чего вы взяли, что я должен быть в этом виноват? Вы уверены, что это не полезно? Выскажитесь об этом. Но не надо заставлять меня виноватиться за ваши фантазии о том, что хорошо, а что плохо!

Важное следствие этого невроза: испытывая чувство вины, человек тратит на него почти всю свою энергию. Вследствие этого он не может работать, жить, любить в полную силу, он всегда ограничен. Именно поэтому большинство церковных людей выглядят и живут как сомнамбулы – что-то делают, конечно, но без особой энергии. Естественно испытывать прилив энергии — человек все-таки хочет. В чувстве вины он это делает через назначение врагов. Отсюда энергичная и параноидальная борьба церковных деятелей с «врагами» и «вражьими происками».

Вроде бы с этим невротическим явлением должны бороться священнослужители, так сказать, «по должности». Но увы! Здесь нужна психотерапевтическая компетентность, которой ни у кого практически нет, да и сами пастыри почти тотально «сидят» во все том же неврозе вины.

Итак, с одной стороны тотальная секретность и некомпетентность в сферах церковного управления и психологии, а с другой — тотальная виноватость прихожан и духовенства, сковывающая их силы и энергию.

С наступающим Великим постом всех!

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: