Священник и его политика

20 сентября 2019 Алексей Плужников

Поговорил тут с одним батюшкой, подписавшим «Открытое письмо», на тему, которая его волновала: так все-таки «политика» ли то, во что «вляпались» отцы-подписанты, как их упрекают чиновники от РПЦ, или все же нет, все же «пастырство» и некая «гражданственность»?

Мне кажется, тут есть проблема в многозначности самого термина «политика» и в том, что недобросовестные люди манипулируют этим термином, пытаясь навязать священникам чувство вины и заставить их оправдываться.

С точки зрения прожженных патриархийщиков, чинуш от РПЦ, «политика», в которой они упрекают священников, — это вообще любой голос хоть клирика, хоть мирянина, который смеет быть недовольным любой властью, критиковать ее или предлагать власти одуматься, вспомнить о совести. Критикуешь Путина? — Все, ты уже «навальнист», готовишь майдан. Недоволен патриархом Кириллом? — Ага, ты «церковный революционер», обновленец-обнагленец, готовишь свержение иерархического строя и хочешь, чтобы белые попы всем рулили и особенно, свят-свят-свят, епархиальными финансами.

Поэтому и стремятся заткнуть рот недовольным, навешивая на них ярлык «политиканов».

Разумеется, когда сам патриарх, иерархи или прочие легойдо-щипково-кипшидзы поют осанну начальникам всех мастей, одобряют их беспредел, поддерживают милитаризм, строят в едином порыве военно-патриотические храмы, помогают загибать скрепы и замешивать цемент репрессий, которым закатывается насмерть свобода в стране, — нет, это никакая не политика, это самая натуральная, вековечная, «глубинная» церковная жизнь, духовность и аллилуйя, исполати все деспоты, цари, президенты, губернаторы, мэры, едросы и прочие енералы. «Несть власти не от Бога» и рядышком немножко мы — вот их первая и последняя заповедь.

Политикой можно также назвать вполне конкретные вещи, такие как участие в выборах, создание или вступление в политические партии, выпуск именно политических манифестов о переустройстве государственного строя, призывы к насильственному свержению власти и подобное. Совершенно очевидно, что нынешние священнослужители этим не занимаются, это касается и подписантов «Открытого письма», поэтому попытка упрекать их в этом, как это делают те же Щипков или Кипшидзе, является бессовестным передергиванием.

Хотя и тут не все однозначно, например, является ли политикой то, что священник или сам патриарх идут на выборы и голосуют за политического деятеля или партию. Особенно — подчеркиваю — в наше время, когда все выборы представляются явной фальсификацией, подлогом, с использованием вбросов и прочего беспредела. Это политика или нет? Кто-то считает, что это лишь гражданская обязанность — все равно идти и «выбирать» из двух зол третье, а кто-то считает, небезосновательно, что принимать участие в липовых выборах даже в качестве избирателя значит поддерживать лживый политический строй, который установился в нашей стране в последние почти двадцать лет.

Есть и еще одно толкование понятия «политика» — древнегреческое. Когда «политиком» является каждый гражданин полиса, города-государства. Жители по очереди принимали участие в управлении городом, вместе устраивали литургии, «общее дело», — например, строительство дорог, портов или кораблей. А человек, который не желал принимать участие в общественно-политической жизни города, назывался, как вы помните, «идиотом».

В этом толковании термина почти все мы — политики, включая и клириков, потому что иначе — мы идиоты, то есть бомжи, которые выключаются из общей жизни полностью (ну или монахи-отшельники). И быть таким политиком совершенно естественно для человека в нормальном гражданском, демократическом обществе. И батюшки как раз со своим «Открытым письмом» и стали «политиками» в этом, «правильном», изначальном смысле слова.

Мне несколько неприятно, как-то неуютно наблюдать, как наши умные и милые отцы, подписавшие «Открытое письмо», начинают публично оправдываться: да мы, мол, что, мы ничего — мы только «пастырски», мы совсем не «политически» говорим, не подумайте чего, мы не за свержение власти, не за майдан, не за революцию, не-не, мы просто… Ну а что просто? Против всего плохого, за все хорошее?

Пока я услышал среди разных комментариев отцов только одну более-менее четко сформулированную мысль священника-подписанта — моего земляка протоиерея Александра Дубового из Волгоградской области: «Надо быть с гонимыми и нуждающимися в помощи, а не с теми, у кого есть власть и деньги».

Вот и все, отцы, и не надо больше оправдываться, объясняться. Люди ненавидят РПЦ, презирают попов именно за это — за то, что вы с богатыми, у которых клянчите деньги на то да на это; за то, что вы с властью, перед которой ходите на цыпочках, кланяясь в пояс, как половой в трактире перед купцом. Перед той властью, которая одной рукой душит свободу в стране, а другой — пускает вас милостиво в школы, армию, тюрьмы, дает деньги на ремонт памятников архитектуры да разрешения на стройку очередного кафедрального собора на месте сквера или парка.

Не надо священникам быть за условного навального или условного путина, или кого-то еще — ваша политика должна быть ежедневно только одна: мы за Христа, а значит за «униженных и оскорбленных», кто бы они ни были по факту, к какой партии ни принадлежали. И священники должны быть «Идиотами», в «достоевском» смысле — теми, кто простодушно, но твердо говорит правду, не боясь ни сильных мира сего, ни последствий для себя.

И как сказал мне молодой батюшка, с которым мы и беседовали на эту тему: «А я не хочу играть в их циничные игры — я просто хочу поступать так, как велел мне Христос. По совести».

Нужно просто — быть. Быть, а не казаться. Быть, а не оправдываться.

И это — самая страшная политика и для госвласти, и для богачей, и для, к сожалению, иерархии РПЦ и ее подпевал — когда кто-то смеет поступать по совести. Такие — хуже Навального или даже шамана Саши, спаси и сохрани.

Читайте также:

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340 (Плужников Алексей Юрьевич)


Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: