Традиционные христиане как религиозное меньшинство

22 июля 2021 протоиерей Александр Усатов

17 июля 2021 г. в эфире телевизионной программы «Церковь и мир» на канале «Россия 24» митрополит Волоколамский Иларион сетовал, что «число христиан на всем Ближнем Востоке становится все меньше и меньше».

Ради справедливости следует добавить, что указанная тенденция касается масштабов всего земного шара: «в начале ХХ века православных было примерно 7% от населения, а в начале XXI века — около 3-4%. При сохранении такой динамики к XXII веку численность православных может приблизиться к нулю» (Исследование «Среды»: Раз, два, три. URL: https://sreda.org/lodka/issledovanie-sredyi-raz-dva-tri).

Таким образом, православные христиане представляют собой религиозное меньшинство на Земле.

Чуть позже он стал говорить о других меньшинствах — сексуальных. Митрополит поделился своим видением «начала разгула ЛГБТ на Западе»: «начавшийся тогда длительный процесс привел сейчас, по сути, к диктату этого меньшинства над традиционным большинством. Причем это меньшинство очень агрессивное, оно добивается своих прав самыми разными способами. Они проводят парады, демонстрируют свой образ жизни. То есть речь идет не просто о том, что каждый человек является свободным гражданином в свободной стране и может жить так, как хочет, а о том, что им нужно публичное признание, им требуется публичная демонстрация соответствующего образа жизни, его пропаганда среди несовершеннолетних. В этом на Западе добились больших „успехов“. Слава Богу, наша страна пока находится в стороне от этого. Я очень надеюсь на то, что мы сумеем сохранить традиционный уклад, который складывался у нас веками и обеспечивает жизнеспособность нашего государства и нашего народа» (URL: https://vera.vesti.ru/video/show/video_cid/2318839).

Получается, что спикер РПЦ высказывается за права православных христиан как религиозного меньшинства, но отказывает в правах остальным меньшинствам.

Этот видный иерарх Русской Церкви убежден, что в России православные христиане представляют собой абсолютное большинство населения. Более того, в своей книге «Православие» он утверждает, что «согласно статистическим данным, около 70% россиян считают себя принадлежащими к Русской Православной Церкви» (Иларион (Алфеев), митр. Православие: в 2-х т. — т. 1. — М.: Издательский дом «Познание», 2021. С. 252)

Попробуем в этом разобраться.

Митрополит Иларион в своей книге совершил подмену понятий. Ведь не все люди, именующие себя православными, причисляют себя к Русской Православной Церкви как к религиозной организации.

В 2012 году Фонд «Общественное Мнение» опросил 56 900 человек в 79 регионах России. Это была очень репрезентативная выборка для социологического опроса: статистическая погрешность по России не превышает 1%. Опрошенным предлагалось выбрать один из предложенных вариантов ответа на вопрос об их религиозной идентификации, и обнаружилась сенсация: пункт «я исповедую православие и принадлежу к Русской Православной Церкви» в ходе опроса выбрал лишь 41% респондентов.

С каждым годом количество таких людей падает: в 2016 г. лишь 35% респондентов указали на свою принадлежность к РПЦ.

25% россиян заявили о себе как о «верящих в Бога, но конкретной религии не исповедующих» (https://sreda.org/2020/issledovanie-sredyi-raz-dva-tri/299706).

А еще в России с 2017 года вдвое выросла доля неверующих людей. Об этом по итогам своего исследования сообщил ВЦИОМ.

Таким образом, утверждение митр. Илариона (Алфеева), что «согласно статистическим данным, около 70% россиян считают себя принадлежащими к Русской Православной Церкви» не соответствует действительности. Он пытался ввести нас в заблуждение.

Глава Русской Церкви — патриарх Кирилл — тоже любит шокировать публику, опираясь на данные социологических опросов. В интервью «Интерфаксу» он указал «социологический факт» и «социологическую закономерность: количество верующих растет в соответствии с количеством храмов» («Главная угроза — утрата веры». URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/2692169.html ).

Патриарх ошибается. Рост количества храмов никак не влияет на воцерковленность россиян.

Результаты социологических опросов, где православными себя называют 65-70% респондентов, действительно, заслуживают серьезного внимания.

За последние 25-30 лет соотношение неверующих и православных в российском обществе зеркально перевернулось. Их количество изменилось в 4 раза. Так в апреле 1989 г. 17% респондентов назвали себя православными, а 75 % — неверующими. В ноябре 2013 г. среди опрошенных оказалось 68% православных и 19% неверующих (Россияне о религии. «Левада-Центр». URL: http://www.levada.ru/24-12-2013/rossiyane-o-religii)

Чего же стоит такая демонстрация религиозности?

По мнению главы социологического отдела Института общественного проектирования Михаила Аскольдовича Тарусина, «это число мало что показывает. Современные социологи до сих пор не могут договориться, кого считать православными. Нет критерия, по которому можно определять религиозность. 70-75% — это всего лишь доля респондентов, на вопрос: „Относите ли Вы себя к какой-либо религии?“ — ответивших: „Да, я себя считаю православным“. Эти цифры мало говорит о религиозности человека. Основание в данной самоидентификации лежит в национальной традиции, в семейных традициях, в культуре. Если эти данные и могут считаться показателем чего-либо, то только современной русской национальной идентичности. Но не реальной религиозной принадлежности» (https://www.pravmir.ru/skolko-pravoslavnyx-v-rossii/).

Директор «Левада-Центра» Лев Гудков считает, что «обращение к религии — признак несостоятельности» (В России можно только верить. URL: http://www.levada.ru/17-03-2014/v-rossii-mozhno-tolko-verit).

По мнению руководителя пресс-службы «Левада-Центра» Олега Савельева, «провозглашение себя православными является декларацией и играет роль устойчивого идентификационного основания, а не религиозной ориентации как таковой (Православных россиян все больше, в церковь ходят меньше. URL: http://www.bbc.co.uk/russian/russia/2013/12/131224_russia_religion_polls.shtml).

Для 39% респондентов религия отождествляется с национальной традицией и верой предков (т.н. этноконфессиональная идентичность), для 21% это часть мировой культуры и истории, а еще 26% считают, что религиозность заключается в следовании моральным и нравственным нормам. При этом лишь 17% опрашиваемых россиян связали религиозность с личным спасением и общением с Богом, еще 10% считают, что религиозность в первую очередь выражается в соблюдение всех религиозных обрядов и участии в церковной жизни («Религия в жизни россиян». Пресс-выпуск ВЦИОМ № 1116. URL: http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=11099).

Руководитель отдела социально-политических исследований Левада-Центра Наталья Зоркая массовое обращение россиян к православию считает не проявлением религиозного возрождения или формирования массовой религиозной культуры, а свидетельством самоидентификации среднего россиянина как государственного подданного, а не гражданина.

«Подъем числа православных к середине 1990-х гг. мы рассматриваем как реакцию массового сознания на травму распада СССР, разрушившую привычную для российского человека советскую идентичность… Путинский период власти отмечен утверждением авторитарно-полицейского режима правления и общим возрождением советских идеологических и ментальных комплексов — ростом изоляционизма, великодержавности, ксенофобии и национализма, антизападничества. При этом православная этноконфессиональная идентификация у все большего числа российских граждан окончательно приобретает черты государственной принадлежности, становится своего рода субститутом гражданства. Быть православным — означает сегодня для большинства россиян жить в России, покорно, равнодушно или цинично принимая все, что в ней и с ней происходит.

Деятельность церкви незначительно меняет «ценностные приоритеты» людей: нынешние православные, включая «воцерковленных», ничуть не отличаются от неверующих большей терпимостью, толерантностью к другому, чужому, большим доверием «к ближнему» и солидарностью с ним, большей гуманностью и человеколюбием, скорее наоборот, они более нетерпимы, недоверчивы, но при этом очень озабочены «морально-нравственным» обликом окружающих.

По данным опроса 2008 г., именно среди активных прихожан особенно высок уровень нетерпимости по отношению к проституткам, наркоманам, гомосексуалам и пр.

Этническая составляющая православной идентификации по функции выражает упрощенные формы солидарности «своих» в противопоставлении «чужим». Терпимость по отношению к «чужакам»: католикам, протестантам, сектантам и др. — также оказывается чрезвычайно низкой, что и выражается в росте ксенофобии у «гостеприимного» русского народа.

В обращении к вере доминируют не проблемы индивидуального выбора, поиска смысла жизни и смерти, стремление к индивидуальному моральному самосовершенствованию и моральной ответственности, а негативная оценка окружающих, других. Посещение храма носит для большинства скорее знаковый или ритуально-магический характер и не требует ни особых усилий, ни особого усердия, ни особых затрат времени. В ряду других стран россияне, верящие в Бога, выделяются самым низким уровнем участия в церковных службах и высокой долей не посещающих службы вообще. Доля активных участников приходской жизни практически не изменилась и составляет 1% от тех, кто считает себя православным«.

«РПЦ, тщательно скрывающая от общественности статистику церковной жизни практически по всем сферам своей деятельности (не только экономической, но и диаконической, катехизаторской), встречает данные о росте числа православных с известным оптимизмом, относя это себе в заслугу. Но это лукавая позиция, поскольку сами же представители церкви считают собственно воцерковленными прихожанами не более 2-4% российского населения, в отличие от „захожан“, лишь изредка бывающих в церкви» (Зоркая Наталья. Православие в безрелигиозном обществе // Вестник общественного мнения. № 2 (100) апрель—июнь 2009. С. 65-84).

Реальная воцерковленность даже заявивших себя «исповедующими православие и членами Русской Православной Церкви» россиян» исчезающе мала.

Каждый раз мы возвращаемся к «известной цифре… в 3-5% людей воцерковленных, живущих полноценной религиозной жизнью».

Например, лишь 6% респондентов считает, что вера в первую очередь помогает установить личные отношения с Богом. Только 4% из «православных» исповедуются в храме раз в месяц и чаще, 5% участвуют в жизни приходской общины, 8% прочли Евангелие. Догмат о Пресвятой Троице знают 9% православных россиян (https://sreda.org/opros/59-dogmat-o-presvyatoy-troitse-znayut-9-pravoslavnyih-rossiyan).

Практически не соблюдают постов 83% респондентов, постятся только во время Великого поста 7%, соблюдают Великий и иные посты — 4%, все посты соблюдает 2% респондентов, а тех, кто соблюдает все посты, а также пост среды и пятницы оказалось не больше 1%. В жизнь после смерти не верят 60% респондентов, еще 10% затрудняются ответить (Жизнь после смерти https://fom.ru/TSennosti/11796).

«60% православных не относят себя к религиозным людям» (Дубин Борис, Малашенко Алексей. Образ православного верующего в современной России. URL: http://www.carnegie.ru/events/?fa=3725)

Количество участвующих в рождественском и пасхальном богослужении стабильно низкое: менее 4% для г. Москвы и менее 5% россиян по стране. В 2020 г. праздновать Пасху в храме собиралось лишь 6% респондентов (Празднование Пасхи. URL: https://fom.ru/TSennosti/14379.

Тех, кто постоянно участвует в жизни своей религиозной общины, поддерживает регулярные контакты с другими верующими и сверяет свои действия с конфессиональными требованиями, у нас процентов пять-шесть, — указывает замдиректора «Левада-центра» Алексей Гражданкин.

Российские социологи распределяют верующих по степени воцерковленности. Однако церковные законы не знают такой классификации.

По канонам Православной Церкви конкретный человек может называться безбожником или язычником. Другой может готовиться к вступлению в Церковь через крещение (оглашенный). Все эти люди не являются христианами.

Полноценными членами Церкви являются только те христиане, которые исповедуют Символ веры (то есть открыто признают веру в Троицу, сотворение Вселенной Богом, воскресение Иисуса Христа и богодухновенность Библии), участвуют в жизни своего прихода, регулярно причащаются на литургии. Таких называют «верными Христу» (не путать с «верующими»). Остальные же миллионы «верующих» в соответствии с каноническим правом Церкви относятся к категории «отпавших от Церкви» или даже отлученных. Правила 15 и 16 Киевского митрополита Иоанна II (1076-1089), объявляли «чуждыми нашей веры и отверженными от соборной Церкви» всех, кто не причащается хотя бы раз в год.

Есть еще одна категория христиан в церковных канонах — «кающиеся». Это те, кто нарушил церковные постановления и публично кается на крыльце храма, желая снова стать участником церковной жизни. Кажется, таких «кающихся» в России почти нет.

Спикеры РПЦ прекрасно понимают, что согласно внутренним законам Церкви реально причастных РПЦ россиян ничтожно мало — менее 1%. Но им не выгодно открывать эту горькую правду, ведь на «захожанах» держится весь «свечной бизнес» РПЦ.

Подведем итоги.

В современном секулярном мире религиозная вера уходит вглубь сознания и практически не проявляется. Однако, «религия — не просто интуитивно переживаемая вера „внутреннего человека“, она проявляет себя (или „опредмечивается“, как сказал бы философ) в материальных предметах, социальных институтах, в общественных движениях и типах поведения» (Митрохин Л.Н. Религия и культура (философские очерки). — М., 2000).

Рост православной идентификации в российском обществе не сопровождается ростом религиозной веры. Значимую составляющую православной религиозности составляет иррациональное и эклектичное сознание, в котором вера в сверхъестественное распространяется на любые явления мистического свойства.

Религиозно мотивированных и практически участвующих в церковной жизни православных христиан крайне мало. Их количество не превышает 5%.

Религиозность ста миллионов россиян, называющих себя «православными», следует соотносить с суеверностью.

Так лишь каждый четвертый россиянин не суеверен, в то время как остальные могут быть отнесены к суеверным или среднесуеверным: 14% россиян очень суеверны, 24% — несуеверны, 63% — среднесуеверны. чаще в число среднесуеверных попадают те, кто считает себя членом Русской Православной Церкви (Каждый четвертый россиянин не суеверен: результаты всероссийского опроса. URL: http://www.pravmir.ru/author/user_1304717245/page/2/#ixzz30Y9CTklH).

Анализ социологических опросов позволяет сделать вывод, что настоящие православные христиане являются меньшинством не только в масштабах всей планеты, но даже в рамках российского общества.

Если количество таких православных христиан в России не превышает 5% от всего населения, то мы можем сопоставить это религиозное меньшинство с ЛГБТ-сообществом. Допустим, что гомосексуалов может быть 5% от населения. В таком случае слова митрополита Илариона (Алфеева) можно рассмотреть под другим углом. Представим себе, что он рассуждает не о гомосексуалах, а о «практикующих» православных христианах и о возрождении церковной жизни в последние 25-30 лет: «начавшийся тогда длительный процесс привел сейчас, по сути, к диктату этого меньшинства над традиционным большинством. Причем это меньшинство очень агрессивное, оно добивается своих прав самыми разными способами. Они проводят парады, демонстрируют свой образ жизни. То есть речь идет не просто о том, что каждый человек является свободным гражданином в свободной стране и может жить так, как хочет, а о том, что им нужно публичное признание, им требуется публичная демонстрация соответствующего образа жизни, его пропаганда среди несовершеннолетних».

И действительно, православные дерзают давать свои советы тем, кого их мнение не интересует. РПЦ предлагает запретить делать аборты по системе обязательного медицинского страхования. Иерархи РПЦ требуют ввести изучение православной культуры в школьную программу 1-11 классов. Они пытаются построить храм в любом парке российского города. Церковники регулярно проводят свои «парады» (что значит «прохождение строем»): крестный ход — это шествие служителей культа мужского пола, одетых в платья. Они поют песни и демонстрируют всем свои религиозные символы (хоругви, кресты и иконы). Это культовое действо может сопровождаться целованием рук, а также частей человеческих трупов. Несовершеннолетние все это не только наблюдают, но и сами становятся соучастниками.

Церковные верующие в России — самое агрессивное и нетерпимое меньшинство. Пользуясь поддержкой правящего олигархического режима, они настойчиво навязывают свою узкокорпоративную и непонятную современным людям мораль.

Церковники добиваются принятия репрессивных законов, на их стороне полиция и суды, в России есть масса примеров репрессий за критику православия.

При этом их пропаганда, поддерживаемая государством, старается отвести взгляд от поистине демонической роли РПЦ в обществе и возбудить ненависть к другим меньшинствам, не располагающим и тысячной долей власти и возможностей церкви.

Источник