В России две беды — покаяние и смирение

1 неделя назад Анатолий Дельтаплан

Покаяние

В любом русскоязычном тексте о покаянии речь идет на самом деле об исповеди, об исповедании грехов. Даже если упоминается перевод греческого «η μετάνοια», то после того, как упоминается, что это есть изменение ума, все равно последующие рассуждения повествуют о грехах и исповеди. Во всех проповедях и публикациях одна и та же железобетонная конструкция: покаяние – это исповедание грехов. Покаяние и исповедь – синонимы.

Нет никаких внятных рассуждений об изменении ума, о том, как это происходит, как проявляется, что этому сопутствует. Что такое, наконец, этот самый ум, который должен измениться. Все – только про исповедь, про осознание своей греховности и исповедание этого.

Христианин-неофит часто нуждается в том, чтобы ему объяснили те или иные понятия. У него есть только некое радостное опьянение от личной встречи с Истиной, есть интуитивное понимание направления пути – в Церковь. Но как двигаться по этому пути, какие могут встретиться сложности, какие существуют «правила дорожного движения» – все это человек узнает от более опытных христиан, обычно – от священников и из книг.

И самое основное, с чего начинается путь христианина – это неверный выбор полосы движения. Мы все едем по встречной полосе. Доехать по ней, в принципе, можно, но тебе на 100% гарантированы аварии, а также существует ощутимая вероятность смертельного исхода.

Иной раз кажется, что люди, чье духовное возрастание не связано с РПЦ (а такие встречаются), развиваются более гармонично. Что об этом говорит? Радость и смелость. Они любят Христа, хотят его проповедовать – и проповедуют. Не потому, что миссионерский отдел приказал, а потому, что сердце просит, радость изливается из сердца через край, а окружающих унывающих людей жалко. И эти люди обычно даже не подозревают о необходимости углубления в дебри своей греховности. Это, может, и неправильно, все христиане имеют те или иные заблуждения относительно самих себя. Все имеют грехи, заблуждения и ошибки. Но люди, избавленные от морального подавления псевдопокаянием, не теряют радость жизни. А православные воцерковленные христиане могут страницами цитировать святых отцов, но живут постоянной подготовкой к исповеди, без которой не пускают к Причастию.

Наиболее катастрофично неправильное понимание покаяния проявляется в отношении к истории России, как ее преподносят в церкви.

В книгах и статьях, в лекциях и проповедях, посвященных мученикам ХХ века, общим местом уже много лет является идея о том, что все катастрофы XX века в России являются наказанием Божиим. Имеется в виду, в общих чертах: революция, красный террор, раскулачивание, голод, коллективизация, сталинские репрессии, расстрелы, лагеря, Великая Отечественная война, опять лагеря. Существует мнение, что это есть наказание за богоотступничество. Бог прогневался на то, что народ русский отступил от веры православной, и выразил свой гнев в перечисленных выше явлениях. «Господь попустил», Россия все это время расплачивается за богоотступничество и цареубийство. Особенно цареубийство.

Например, вся идеология Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) была построена на том, что коммунистический режим в России – это наказание, кара Божия за убийство царской семьи (впрочем, Московская Патриархия по их мнению – тоже часть этого режима). Эта позиция постепенно стала общепринятой среди православных христиан России. Так воспринимается и более ранняя история России:

«Нашествие хана в сознании наших благочестивых предков крепко связывалось с их грехами и воспринималось как наказание за грех. Так всегда воспринимались военные поражения, гражданские смуты, потрясения, которые происходили в истории нашего народа».

В среде православных христиан в России это утверждение повторяется по поводу и без повода, и для людей воцерковленных является почти аксиомой.

«Весь мир содрогнулся от неслыханных размеров этого гнева, от ужасного наказания, ниспосланного на Россию… Но в чем же ее преступление?!

Да, революция есть действительно наказание за преступление, но наказание не делателей революции за преступления против народа, а наказание Божие за преступления против заповедей и законов Божиих». 

Хорошо. Допустим, что все так. Революция, убийство царской семьи. Русский народ предает православие и самодержавие. И получает за это от Бога наказание. Кого же конкретно и каким образом наказывает Бог за богоотступничество русского народа? Большевистский террор, репрессии, коллективизация, продразверстка, снова репрессии. Кого Бог наказывает в первую очередь? Духовенство.

«Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше» (В.И. Ленин).

Самый простой вопрос, который приходит в голову: почему уничтожались священники? Допустим, народ отошел от Бога, Ему это не понравилось, и Он стал наказывать. И в результате уничтожены были те, кто не оставил завет Господа Бога. А уничтожали их именно те, кто завет оставил. И уничтожали именно за это – за религиозную пропаганду и антисоветскую агитацию.

Известно, как коммунисты относились к христианству. Выходит, за отступничество русского народа Бог уничтожил тех, кто продолжал в Него верить и мог научить этому других? Священники, монахи, миряне – сколько замученных людей, сколько искалеченных судеб только за принадлежность к Церкви и открытое исповедание веры. Что же получается? За уход от Церкви Бог руками людей, которым на Церковь наплевать, уничтожает тех, кто остался Ему верен? При этом все главные апологеты богоотступничества — это и есть большевики, те, чей режим установился в России на многие десятилетия? И кто все это время был элитой общества? Принадлежность к партии была мощным социальным лифтом, эта категория людей по сравнению с верующими (насколько это было можно в СССР) процветала.

Еще раз: люди, совершившие «богоотступничество» или как это ни назови, создали для себя режим наибольшего благоприятствования. А верующие все это время подвергались уничтожению и репрессиям.

Почему Бог наказал тех, кто оказался Ему верен? Почему были убиты священники, монахи, простые верующие? Почему семьи христиан были ограблены, а их жизни перечеркнуты? Ведь все эти люди не совершали богоотступничество и не одобряли убийство царской семьи. Они-то оставались верны. И они же были за это уничтожены.

«Разве могло быть пройдено с легкостью, без суда такое страшное явление в жизни народной, как уничтожение верующей части общества, уничтожение Церкви, обречение людей на страдания, мученичество и исповедничество? Но если бы вместо страшного наказания последовало материальное процветание и победа идеологии, то невольно каждый здравомыслящий верующий человек спросил бы: «А где же суд Божий, неужели только в вечности? Неужели Он не простирает Своей длани над историей?»

Ну-ну. Смотрим: в стране происходит государственный переворот, к власти приходит партия большевиков и немедленно начинает истреблять идеологических противников, к коим относит и всех священнослужителей, да и вообще «церковников». Истребляет, достигает абсолютного политического доминирования на долгие десятилетия. Коммунистическая партия у руля, члены КПСС – элита общества, страна постепенно восстанавливается после потрясений, развивается, затем побеждает в страшной войне (при самом активном руководстве коммунистов), снова восстанавливается и развивается, начинают пробиваться первые ростки процветания, с трудом, но растет уровень жизни… Бесплатная медицина, образование, жилье… И все это время, до самой перестройки, КПСС и коммунисты – авангард советского народа. Герои и передовики, ударники и стахановцы. Все равняются на них с детства. Октябрята, пионеры, комсомольцы. И по сей день миллионы людей родом из СССР с теплой грустью вспоминают свою советскую молодость, даже слушая бормотание Зюганова. Простите, но что это, если не «материальное процветание и победа идеологии»?

Где тут наказание? Где кара за богоотступничество?

А теперь посмотрим на побежденных. Сначала – расстрелы, потом – лагеря, абсолютное неприятие религиозных проявлений в школе, вузе, на работе. Исключения, увольнения за нательный крестик и появление около храма на Пасху. Никакого творческого и карьерного роста. Запись в паспорте «служитель культа». Реальные сроки за исповедание веры еще в 1980-х годах. Религия – опиум. Атеистическое воспитание. Институт научного атеизма. Союз воинствующих безбожников. Журнал и газета «Безбожник».

Так как же получается? Следуя логике апологетов покаяния за богоотступничество, мы видим такую картину: Бог, огорченный отступничеством народа, «попускает», как они выражаются, совершиться своему суду. Суд состоит в следующем: отступники и богоборцы истребляют всех верующих на протяжении десятилетий, попутно строя колоссальную атеистическую империю. Богоотступники являются тем карающим мечом, который выкашивает верующих, не поддавшихся богоотступничеству.

Но разве в случае наказания не должно быть наоборот? Разве не атеисты и коммунисты должны были быть наказаны? Как вышло, что это они наказывали верующих за свое богоотступничество?..

Великая Отечественная война. Кого и за что тут наказывали? А, опять за богоотступничество. Но ведь погибли все подряд: верующие, неверующие, женщины, дети… Миллионы солдат… Мирные жители в концлагерях, газовых камерах, люди, сжигаемые заживо целыми деревнями… Пытки, повешения, расстрелы, издевательства. Не один вопиющий инцидент, не два. Четыре года непрерывного ада! За… простите, что? Повторите еще раз, пожалуйста:

«За грех, за страшный грех богоотступничества всего народа, за попрание святынь, за кощунство и издевательство над Церковью, над святынями, над верой».

А, ну да.

Война была наказанием – допустим, но ведь вы говорите, что 20-е и 30-е годы тоже были наказанием, разве нет? И революция была наказанием, и убийство царской семьи было наказанием.

Попробуем разобраться в этой карусели наказаний.

  1. Великая Отечественная война была наказанием за уничтожение верующей части общества, предшествовавшее этой войне.
  2. Уничтожение верующей части общества было наказанием за убийство царской семьи.
  3. Убийство царской семьи было в свою очередь искупительной жертвой за отказ русского народа от самодержавия и опять же богоотступничество.

«Некоторые недоумевают: «Почему же такой страшной и кровопролитной была последняя война? Почему так много народа погибло? Откуда то ни с чем не сравнимое страдание людей?» Но если мы и на эту военную катастрофу посмотрим тем взором, которым взирали на прошлое и настоящее наши благочестивые предки, то разве сможем удержаться от совершенно ясного свидетельства, что сие было наказание за грех, за страшный…»

Упаси, Господи, смотреть «тем взором». Получается, революций и террора 20-х – 30-х годов Богу показалось мало.

«Но наказание Божие — это не проявление некоего деспотизма и жестокости… Наказание Божие — это явление правды Его, это явление Божественной справедливости, без которой не может быть бытия мира; это установление баланса, без которого всякая человеческая система будет обрушена. Наказание Божие есть всегда проявление в том числе любви Божией к людям во имя их исправления».

Это не просто богословское заблуждение и абсурд. Это – деструктивная манипуляция, очередная промывка мозгов несчастным людям. Людям, которым и так головы не поднять из-за государственных и прочих холуев, кричащих со всех сторон: «Вы виноваты! Вот что бывает, когда вы не слушаетесь! Покаяние! Вам нужно покаяние! Вы должны чувствовать вину за то, что было 30, 50, 70 лет назад. Вы все к этому причастны!»

Серьезные бородатые мужчины и строгие женщины в платках считают, что так поступил с нами Бог. За наше отступничество Он «попустил» жертвенное убийство царя, отдавшего кровь за грехи народа, но на этом почему-то не успокоился. Далее, видимо, забыв, что цареубийство Он сам «попустил», за эту свою кару, за это попущение Бог послал нам революцию, красный террор и «уничтожение верующей части общества». Потом, опять то ли отвлекшись на что-то, то ли забыв в суматохе, с чего все началось, Бог решил покарать нас и за «уничтожение верующей части общества» (которое, собственно, было наказанием за цареубийство, которое было наказанием за богоотступничество и отказ от монархии) и «попустил» нам четыре года Великой Отечественной. Которая была наказанием за «уничтожение верующей части общества», которое было наказанием за убийство царской семьи, которое было наказанием за отступничество от веры и самодержавия.

Наказывал, наказывал, да так и не вынаказывал.

Почему такая дикая точка зрения вообще возможна? Ответ очевиден – всему этому виной покаяние.

Извращенное понимание покаяния привело к искажению богословия, экклезиологии и эсхатологии, и как следствие – к тому, что жизнь множеством людей неправильно понимается и проживается. При полной уверенности в обратном.

В рамках этого извращенного мироощущения с постоянным чувством своей вины за всё на свете все ужасы ХХ века с легкостью вписываются в концепцию «наказания за грехи». Мы – плохие. Мы должны быть наказаны. Ну, должны так должны. Но когда очередной раз говорят о всенародном покаянии и прочем «соборном сознании», у меня возникает вопрос: а вот эти все убитые люди – они как? По идее, ваш злобный мстительный бог, ожидающий всенародного покаяния, должен был уже напиться досыта кровью этих людей. Они вроде как пошли расплатой за все те события. Почему вы думаете, что ему мало?

Как ни прискорбно, но это реальное понимание роли Бога в истории России, свойственное огромному количеству людей. Кому все эти люди молятся? На встречу с кем они ходят в храмы? Неужели не заметно, что у того, кто все «попускает», совсем не такой почерк, как у главного персонажа Евангелия? Как это может одновременно умещаться в голове: Христос, который плачет, когда умер друг, и воскрешает его, понимая, что теперь Его самого не оставят в живых, и Христос, молчаливо взирающий сверху на океан крови на месте России? Можно себе представить, что Тот, кто оживлял мертвых, кто лечил, кормил, утешал, Тот, кто сказал, что одна заблудшая овца ценнее целого стада, Тот, кто говорил о блудном сыне – тот же Христос много позже откуда-то сверху решил наказать огромную страну, великий народ – пустить их под нож и почти сто лет наблюдать, как в мясорубке гибнут Его дети?

Вывод здесь простой. Многие т.н. «христиане» молятся совсем не Богу. И жизни свои посвящают совсем не Богу. Не к полумифическим фарисеям древности обращается Христос, а к пропагандирующим псевдопокаяние русским священникам всех времен: «Ваш отец диавол» (Ин. 8:44).

Критика Церкви, как говорят, обычно не что иное как самооправдание, следствие капитуляции перед собственным грехом, перекладывание ответственности.

Но здесь не критика Церкви, да и нет здесь никакого перекладывания. Я просто задаю вопрос: почему я виноват в убийстве царя? Даже если не было бы тех миллионов людей, убитых своими и чужими в XX веке, которые вроде как уже за это пострадали, в чем каяться конкретно мне? Действительно ли это мое малодушие? Или такие вопросы можно задавать? А если нельзя, то почему?

Речь идет о том, что у христиан принято объяснять историю ХХ века с участием промысла Божия. Причем промысел крайне односторонний. Наказание следует за наказанием. А где наказание, там вина. И весь ХХ век состоит из преступлений и отступлений русского народа и попыток Бога этот народ вразумить и/или наказать. Не утрирую, все именно так. Именно против такой позиции я и возражаю. Но этот вопрос вообще не имеет отношения к Церкви, он имеет отношение только к человеческой глупости.

Поскольку вся эта история развернулась в церковном сообществе, среди православных, то при ее фиксации в народе, в общественном сознании, используются богословские термины. И термины эти (покаяние и смирение), будучи помещены в контекст, представляющий собой одно сплошное вранье, от долгого пребывания в этом контексте сами стали враньем. Кто постарался, чтобы так стало – наши современники, или те, кто жил сто лет назад, или так было всегда, – совершенно не важно. Главное, что ключевые для православия понятия, альфа и омега духовной жизни, превратились в манипуляции, в мемы, далекие по смыслу от своих евангельских первоисточников.

Если посмотреть, как работает это покаяние, то на верующих русских людей можно свалить вообще все, что происходит в мире. Покаяние стало инструментом внутренней политики. Извратили основу основ и сделали учение Христа механизмом удовлетворения своих похотей. В людях отключается критическое восприятие реальности.

Правительство – скоты и палачи? Вы этого заслуживаете по грехам, и не такое бывало, власть – от Бога.

В стране кошмар? Это – наказание Божие за [вставить любую чушь].

Что делать? Каяться! Выбрать из предложенных вариантов повод почувствовать себя виноватым и – вперед! Это и есть покаяние! Этого хочет Всевышний! Это его воля! И если уж развивать до конца эту шизоидную логику, то выходит, прав был один «старец» из Америки, утверждавший, что новомученики заслужили свои расстрелы и лагеря, потому что были плохими христианами и это им было полезно.

Если концепция верна, и вся история русского народа – это наказание за то, что большевики убили царскую семью, то с неизбежностью верна и другая историческая связь. Все мученики первых трех веков христианства были наказаны за распятие Христа. По некоторым данным, 11 миллионов мучеников. Много, в общем. Триста лет антихристианского террора. Где об этом почитать? Где статьи с призывом покаяться?

Антихристианские деятели убивают Христа, затем они же триста лет убивают учеников Христа за то, что до этого убили Христа. Все логично, все один в один как с царем и Россией. Бог уничтожает своих учеников за то, что кто-то уничтожает Его учеников.

И не надо говорить про «вину народа», что это наказание «легло» на всю страну, что покаяние должно быть всенародным. Я повторяю: тот образ Бога, который соответствует этой историко-богословской схеме, противоположен евангельскому.

Фактически во всех этих патриотических рассуждениях с призывом всем народом не то встать на колени, не то подняться с них, речь идет о Молохе. Эдакая машина смерти, никого не жалеющая.

При таком понимании народа, государства и Бога, исполнители Его воли – палачи и стукачи. Их руками Господь вершит наказание русского народа. Он не может спуститься с неба и индивидуально убивать каждого сам. Ему нужны рабочие руки и эти руки – ЧК, НКВД, СС, ГУЛАГ и т.п.

С таким подходом к покаянию получается, что вся воцерковленная жизнь – непрерывная попытка запихать себя в прокрустово ложе чьих-то псевдобогословских инструкций.

При этом сам Христос и Его Царство остаются как бы на обочине, на периферии жизни и сознания.

Вместо того, чтобы жить и радоваться тому, что все это правда, что Христос существует, нужно залезть в болото этого покаяния и гнить там. Но никто не обязан этого делать. И как бы плохо кто ни поступил сто лет назад, никто сегодня не обязан чувствовать вину за те события. И каяться нам не за что. Хотите – кайтесь сами. Но призывать живущих сегодня людей чувствовать вину за историю страны ни у кого нет права. Ни малейшего.

Опомнитесь, ребята. Что вы несете? Мы не убивали никаких царей. Мы родились в совершенно другое время. Мы встретили Христа. Вернее, Он сам нас нашел. Мы пришли в Церковь. А там вы.

У нас есть слова Христа «измените способ своего мышления!», с этими словами Он вышел на проповедь и этому учил. Он не говорил: «Перебирайте постоянно свои плохие поступки и думайте о том, какие вы плохие люди». Он нас любил и любит. И прощает. А вы – нет.

Все, кто повторяет эти религиозные заклинания про покаяние и искупление – относятся к Церкви как к юридической конторе, а к Богу как к коррумпированному прокурору, которому в принципе можно занести, но он такой зверь, что не факт, что это проканает. Ваши рассуждения про преступление и наказание – ветхозаветный примитив с католическим душком.

Когда поиск Истины заслоняет что угодно – Святая Русь, Третий Рим, поднятие с колен, духовные скрепы – тогда возникает религия покаяния. Христианство сделали религией покаяния, хотя учение Христа никогда ей не было. Людям не нужна религия покаяния – им нужна свобода и радость. Религия покаяния в определенные периоды выгодна государству. Отсюда все эти искусственные привязки покаяния к истории страны. Вам нужна эта религия, а в любой религии первое дело – ублажать мстительного демиурга, как бы он не шарахнул еще за что-нибудь.

У первых христиан не было концепции Бога и учения о Нем, каких-то фиксированных умозаключений на этот счет. Все это было для них реальностью. Когда мы влюблены, нам ведь не нужна концепция любви и утвержденное специальной комиссией описание признаков влюбленности. Мы живем, дышим любимым человеком. И в этом состоянии мы любим всех. А те, кто говорит, что просто так любить нельзя, что нужно сначала ощутить вину за то, что где-то что-то не поднимается с колен, покажутся нам просто забавными чудаками, мимо которых нужно пройти и сразу забыть.

Зачем заслонять эту реальность концепциями, религией и обрядами покаяния? Христианство, став религией покаяния (в нашем, извращенном смысле), немедленно превратилось в идеологию. И все это стало возможным вследствие искажения ключевых понятий – смирения и покаяния. Эти два вируса разрушают РПЦ. И если бы не сам Христос, неизвестно, где бы все сейчас были. Но к счастью, Христос воскрес, и он присутствует в Церкви. И именно Его присутствия всегда будет хватать на всех.

Вот пример того, как может говорить о покаянии архиерей, не приплетая убитых царей и не клевеща на собственный народ:

 «Слово Божие заключается в призыве: «Кайтесь». Не знаю, как по-русски вы трактуете это. Но по-гречески это означает: «измените стиль вашего мышления» — то, как вы думаете. Это не значит, что мы просто должны расстроиться по поводу своих грехов. Но это изменение ума, изменение разума. Евангелие — это новый способ жизни, новый способ мышления. И мы должны уйти от светского способа мышления и стяжать евангельский. Вот этому учит Церковь. Мы должны стараться это исполнять, и мы должны в первую очередь относить это к самим себе, но также обучать наших братьев, за которых мы ответственны перед Христом» (митрополит Лимасольский Афанасий).

Неверное понимание покаяния привело к этому круговороту исповедей, к очередям на полхрама во время Литургии. Билет на Причастие. Эта безрадостность покаяния закрепила в людях ощущение недостоинства приступить к Причастию, которое якобы устраняется и якобы только исповедью. Не существует в природе зависимости Причастия от исповеди, это местная нигде больше не распространенная национальная религиозная традиция, вроде ношения женщинами платков. Но поскольку все очень грешны и постоянно должны анализировать свои проступки и грехи, люди выдавливают из себя хоть что-то, лишь бы изобразить перед священником акт покаяния, а дальше епитрахиль-турникет поднимается, и ты проходишь к Чаше.

Такое ощущение, что задачей нашей Церкви стало задерживание людей на пути к Христу, а не сопровождение к Нему. Вместо этого всем предлагается остановиться и подумать о собственном ничтожестве. И еще подумать. И еще. Полностью завернуться в это ощущение ничтожества и из него посмотреть на историю своей страны.

И когда после многочисленных упражнений в этом самоуничижении у человека начинается деформация личности, ему говорят, что это и есть духовная жизнь.

Человек говорит: «Но там же Христос! Я Его уже чувствую, мне надо туда!»

Ему отвечают: «Это ты в прелести, так нельзя. Это все ложь. Главное – чувствовать печаль о грехах своих».

Есть известное выражение о том, что если увидишь брата, воспаряющего к небесам, схвати его и скинь на землю. Все правильно, но у нас принято еще не дожидаясь, пока кто-то «воспарит», в превентивном порядке валить всех на землю и, хорошенько отпинав, закапывать в землю заживо.

И миллионы русских христиан из века в век таскают свои унылые физиономии и заражают всех своим покаянием. Это грубо, но это так. Но кому в таком случае Христос говорил «радуйтесь»?

И весь народ поражен этим тоскливым ощущением своего недостоинства, своей греховности и отсталости. И за долгие годы все в это поверили. Но какого … вообще? Чем мы хуже других? Да ничем. Мы такие же люди, как все остальные. Но из-за превратно истолкованного учения о покаянии мы превратились в нацию обреченных пессимистов. И эта хрень еще и выдается за достоинство, все эти розовые сопли, социальная и политическая импотенция, все это преподносится типа мы «народ-богоносец».

И разумеется, существует огромное количество тех, кто всем этим пользуется. Те, кто научился использовать эту особенность русского менталитета в своих целях, всячески это поддерживают. Еще бы – это же так выгодно. Народ – огромный народ! – так легко управляется, никогда не перечит, что ты с ним не вытворяй. Главное – говорить им, что они а) в прошлом очень сильно нагрешили, б) сейчас они совершают подвиг терпения и искупления за ошибки предков (при этом никого не смущает, что те же самые предки воспеваются как герои), в) когда издевательства заходят слишком далеко, достаточно всего лишь сказать им: «Надо еще немного потерпеть». И они, вздохнув, будут терпеть.

«Надо немного потерпеть» — вот русская национальная идея.

Государство манипулирует народным сознанием. Ну и что? А где и когда было иначе? Но вы-то куда лезете, отцы? Что за дичь вы постоянно несете, как будто вы не священники Бога, а политруки? Зачем вы заставляете людей связывать свою духовную жизнь с сиюминутными интересами правительства?

Какую проповедь ни возьми, что за православную книгу ни открой – везде о России да о России. Хочешь почитать о христианстве, а в итоге читаешь об Иване Грозном, царе Николае и Сталине. И все это вперемешку со старцами и старицами, пророчествующими о судьбах России в контексте второго пришествия.

Хочешь узнать, что говорят о просвещении ума, очищении сердца и обожении опытные христиане, а тебе о священной роли русского народа в сохранении баланса во вселенной, о третьем Риме и о поднятии с колен на примере военно-промышленного комплекса.

Почему наши архиереи говорят так, будто выступают перед толпой красноармейцев на митинге? Взять хотя бы нашего патриарха. Говорит, будто гвозди забивает. И проповеди их всегда почему-то о не о Христе, а о России. Т.е. о политике. Ну, допустим, заводит человека поток сознания в политические рассуждения. Но тогда было бы естественно видеть некое творческое разнообразие суждений. Один так оценивает настоящее и будущее, другой иначе. Это же не догматическое богословие, можно импровизировать, но нет! Все как один, говорят в унисон. Всегда в поддержку существующей власти. Всегда – и сегодня, и 50 лет назад. При этом власть за эти 50 лет может развернуться на 180 градусов и повести народ в абсолютно другую сторону. Полностью меняется идеология, интересы, режим в стране. Но речи архиереев остаются без изменений. Они всегда звучат в поддержку. Как такое может быть? Зачем вы вообще лезете в эту тему? Вас что, заставляют под пытками, иначе вообще необъяснимо.

Как достали ваши духовно-патриотические заклинания! Большинство из вас не умеет говорить интересно, и ваши проповеди похожи на агитационные речевки, на лекции о внутренней политике и о международном положении. И это всегда о покаянии. Мы должны покаяться! Нам плохо, потому что мы грешные. Не потому, что чиновники воруют, не потому, что силовики их крышуют, не потому, что правительство – иуды, а потому, что народ – грешный. И плохо кается. И народ должен это осознавать ежесекундно, не забывать об этом даже во сне.

Вы как будто остановились на пути к Царству Небес, съехали на обочину и всех, кто двигается по этому пути, тормозите и заставляете признавать свою вину. Эдакое духовное ГИБДД. Вы не позволяете людям двигаться дальше и утверждаете, что эта ваша временная стоянка и есть движение. Что надо стоять тут с вами на месте, а дальше цель придет сама собой. Но как она придет, если вы остановились сами и не даете пройти никому? Ваша остановка называется «Покаяние». Конечная.

Окончание следует

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: