Вопросы на ответы

4 месяца назад Юрий Гуров

Это ложь!
— Нет, мы разговариваем в разных плоскостях…
 

— Ковальски, варианты?
— Стратегическое отступление.
— Поясните.
— Мы убегаем, но мужественно…
(пингвины Мадагаскара)

Недавно в соцсетях немного пошумело видео «Не верю! Разговор с атеистом» телеканала «СПАС». Основываясь на общении с друзьями, скажу, что если бы «СПАС» его не удалил, они не обратили бы на него внимания. А так почти все знакомые полезли смотреть, чего такого наснимал православный телеканал по этой теме, что даже счел негодным в эфир. Видимо, Александр Панчин был чересчур убедителен.

Биолог — очень неприятный собеседник для человека верующего. Если в разговоре с каким-нибудь философом или историком можно нащупать точки соприкосновения, вспомнить митохондриальную Еву и сообща заявить, что именно на этом этапе эволюции Бог вмешался, дав человеку бессмертную душу, то с эволюционистом такое не прокатит. Ева для него — одна из многих женщин, жившая около 200 000 лет назад, а мы с вами просто наследники ее гена.

Почему сразу об этом? Потому что существует более-менее ясная картина развития всего живого на Земле. И если в нее не встроить божественное вмешательство, то это будет означать крах христианского богословия. Нет места сотворению бессмертной души, райским обителям, грехопадению. Последующая история еврейского народа, как носителей истинной веры, с постоянными карами божьими, геноцидом окружающих племен, гаремами, инцестами и прочими прелестями теряет свое оправдание. Теория искупления Спасителем первородного греха также оказывается лишённой смысла, построенной на ложных данных. Для христианина такой вывод страшен. Поэтому можно понять, с какой готовностью пускаются современные богословы в разные финты, чтоб избежать признания этих фактов.

Обычно звучит это так — мы разговариваем в разных плоскостях. То есть до какого-то момента мы общаемся, используя общедоступные факты и логику, и вдруг собеседник заявляет о том, что ему что-то известно наверняка, но доказать это нельзя. Вот известно ему и все тут. Максимум приводится какая-то аналогия, но аналогии приводят для наглядности, а не для доказательства.

Тогда почему мы рассуждаем о чем-то, как имеющем место, если это в другой плоскости и, следовательно, не имеет к нашей жизни никакого отношения, не оказывает на нас никакого влияния? Почему говорится о чудесах, пресуществлении и прочей мистике в библейской истории и в современности, но как только мы пытаемся их зафиксировать либо составить о них представление, все это оказывается либо ложью, либо отписывается в другую плоскость? Почему утверждается, что наука и религия занимаются разными вещами и не пересекаются, и тут же уточняется, что молитвы и таинства действенны, а подобные теории — уже сфера науки?

Тут можно провести границу между людьми религиозными с одной стороны и атеистами и агностиками с другой. Если последние в критическом мышлении идут до конца, то у верующих есть грань, за которую они здравый смысл не пускают. Это не значит, что проблема всегда видится в уровне интеллекта. Можно оппонировать с людьми, глубоко образованными в области догматики, истории или психологии, но этих направлений недостаточно для объективности. А то субъективное, что мешает честному диалогу — личный опыт.

Какая-то часть личного опыта всегда есть ложь, вследствие накопления ошибочных данных и выводов. (Подробнее об этом из собственного священнического опыта тут.) Это неумолимо сопутствует нашему развитию и деятельности. Бывало и так, что ошибочных теорий придерживались даже признанные гении науки, такие как Эйнштейн. Но наука не признает авторитетные мнения, критика — ее инструмент. Что касается веры, цитирую:

Человеку неверующему рассуждать о религии – это всё равно, что слепому рассуждать об особенностях Рембрандта. Религия – это мир опыта. (Диакон Андрей Кураев)

Звучит изящно, но это мощнейшая критика религиозности вообще. Представьте себе, как это выглядит. Вам перешла черная кошка через дорогу, а на работе отругал начальник. Личный опыт, взаимосвязь, почему бы и нет, но «суеверие» — скажет церковь, и мы с ней согласимся. Вы исповедовались и причастились, почувствовали себя замечательно, благодать — скажет церковь, но не согласимся мы и предложим своё объяснение. Стыд, эмоциональное напряжение, облегчение, достижение цели посещения службы — можно описать биохимическими процессами в организме, финалом которых стало выделение гормона радости. А если радость не пришла? Причина? Забыли грех на исповеди, батюшка попался безблагодатный или патриарха-экумениста помянули на службе? А может, незаметно вчера оскоромились печенькой? Подставьте нужное, но подобный личностный опыт есть обычное воображение. На подобных непроверенных научным методом фантазиях и стоит вся догматика и богословие.

А ведь порой рассуждают грамотные люди. О тупиках теодицеи, о признании соборов вселенскими, о возможности соединения с католиками и прочем. Ссылаются на исторические факты, подкрепляют цитатами, принимают обоснованную критику. До определенного момента. А почему бы не пойти дальше?

Кто из лидеров мировых религий допускает неполноту или ошибочность каких-то своих представлений? <…> Кто пытается выйти за пределы повседневного опыта и систематически применять религиозные постулаты к иным условиям, проверяя, где они перестанут работать? (Ведь вполне возможно, что какие-то ценности и понятия, неплохо поработавшие в древности или в Средневековье, непригодны для нашего сильно изменившегося мира.) Доводилось ли вам слышать проповедь, в которой непредвзято рассматривается гипотеза о Боге? Каких наград удостаиваются в традиционной религии скептики? <…> Наука все время нашептывает человеку: «Помни, ты не так уж хорошо в этом разбираешься. Ты вполне можешь допустить ошибку. Ты и раньше ошибался». Религии столько рассуждают о смирении, но покажите, где они обнаруживают смирение, подобное этому. Писание, якобы вдохновленное свыше, — неоднозначная концепция. А что если авторы — вполне способные ошибаться люди? (Карл Саган)

В современной жизни практичней не искать ответы на насущные вопросы в витиеватостях философии, а ясно осознавать природу вещей. Кто-то скажет, что его пугает рациональность и ему проще жить в своих фантазиях. Да пожалуйста. Только давайте называть вещи своими именами, когда встречаемся с попытками впарить религиозность другим людям, а особенно подрастающему поколению. А у нас это, судя по событиям прошедшего года (запрет абортов, закон «об оскорблении чувств верующих», строительство церквей на территории парков и т.п.), действительно проблема.

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: