Помойка против башен из слоновой кости

1 месяц назад Ксения Волянская

Одни из самых ценных источников для историков, изучающих тот или иной период, кроме документов, газет, журналов – это воспоминания, письма, и, пожалуй, самый важный – дневники непосредственных участников событий. Что бы мы знали о блокаде Ленинграда без собранных Адамовичем и Граниным свидетельств, без дневников Ольги Берггольц и многих других очевидцев трагедии? Официальные цифры, сводки и отчеты, да еще за минусом до сих пор не рассекреченных документов? Это только один пример.

Периодически кто-нибудь, говоря об «Ахилле», брезгливо роняет в комментариях: «Этот сайт – это же помойка, фууу, грязь, неприятно читать».

Неприятно читать рассказ попа, изгнанного в запрет, потому что попал в больницу и не мог полноценно служить; анонимные признания священников и монахов о том, что они верят не так, как положено, или вообще уже не верят, а служат потому, что некуда уйти; откровения бывших прихожан о том, почему они бывшие, и пока-прихожан о том, что их смущает, тревожит, мучает; монолог юноши, бывшего алтарника, о том, как он стал атеистом?

Но все эти люди имеют ровно такое же право высказаться, как и те, кто благостно и вполне традиционно повествует о своем пути к Богу (кстати, таких рассказов на «Ахилле» уже тоже много, но их в упор не хотят видеть, зачем, проще повторять про помойку) или о том, какие чудеса с ними произошли в Церкви. Ваше право фыркать и отворачиваться, но от того, что вы отвернетесь, эти люди не исчезнут, они есть, со своими мыслями, чувствами, которые вас коробят, смущают, задевают и возмущают. «Ахилла» всего лишь предоставляет возможность всем этим людям быть услышанными. Таким образом пишется неофициозная летопись жизни РПЦ, из которой будущие историки смогут узнать не только то, что подойдет для учебников, а картину более объемную и более правдивую.

И если воспринимать Ахиллу именно так, то пресловутый образ помойки приобретает неожиданный смысл. На помойке, например, иногда находят выброшенных младенцев, а также щенков и котят. Находят выкинутые наследниками документы, письма, фотографии и дневники – для них это хлам, грязь, а вот для историка, архивиста, краеведа – клад. Находят картины кисти известных художников и альбомы знаменитых фотографов.

Люди часто пренебрегают тем, что надо изучать и беречь – из-за своего снобизма, стереотипного мышления, стремления любой ценой сохранить душевный покой и жизненное пространство. А другие люди находят на помойке то ценное, что выкинуто, и несут домой – спасти, отмыть, почистить, отдать в хорошие руки специалистов. И кроме фыркающих и брезгливых есть те, кто благодарит за возможность сказать вслух то, что больше сказать негде, поделиться наболевшим, выплеснуть обиду, рассказать о пути не только в Церковь, но и из Церкви — все вместе эти рассказы пишут летопись «Бог, Церковь и люди на стыке второго и третьего тысячелетий».

Отдельная претензия фыркающих – анонимность некоторых авторов «Ахиллы». Ну, начнем с того, что больше половины текстов на нашем сайте не анонимны. А теперь пойдем дальше – в чем причина анонимности этих рассказов, исповедей, размышлений и писем? Авторы хотят облить кого-то грязью, опорочить чью-то репутацию и остаться безнаказанными? Вовсе нет. Их умозаключения, рассказы не касаются обычно конкретных людей с именами и фамилиями, они касаются Системы РПЦ в целом.

В данном случае критики руководствуются двойными стандартами.

Вряд ли они кинут камень в игуменью Феофилу (Лепешинскую), опубликовавшую «Плач третьей птицы» в 2008 году анонимно, под именем «монахини N». Множество православных издательств выпустили в свет роман «Архиерей», написанный протоиереем Тихоном Андриевским под псевдонимом «иеромонаха Тихона». Уж не говорю о том, сколько священников анонимно пишут в соцсетях. Но в случае когда критики знают анонимного попа лично, ему будет позволено ругать церковные порядки, патриарха и архиереев не просто жестко, а с употреблением ненормативной лексики, и никто не обвинит их в подлости — это же наш поп, ему все можно.

И опять – в чем причина анонимности? Авторы стыдятся того, что они пишут? Или, будучи частью системы, не готовы к прещениям, запретам и осуждению со стороны «братьев и сестер»? Один из критиков «Ахиллы» в своем фейсбуке на днях написал:

«Несколько раз в месяц я получаю письма от русских православных священников примерно вот с такими словами:

— Спасибо Вам огромное за то, что Вы пишете. Ведь Вы пишете ровно то, о чем мы и сами думаем, но не можем вслух сказать. Сами понимаете, что на такие темы священнику публично высказаться невозможно, вот мы и молчим. И все молчат. Иногда кажется, что вокруг тебя люди с ума посходили».

«Высказаться невозможно»! Это вы считаете нормальным, правильным? И пусть молчат в тряпочку, если невозможно, говорят на кухне за стаканом чая или коньяка, как в советские времена? Или позволите им не копить в себе горечь, «уязвленность», а поделиться ею с читателями, чтобы не чувствовать так остро свое одиночество?

Лесковские слова о попах из «Соборян» можно приложить к большинству из авторов «Ахиллы», откровенные признания которых некоторые особо благочестивые читатели любят пренебрежительно называть «нытьем» или «истерикой»:

«Известно ли тебе, что мизерная жизнь сего попа не скудна, но весьма обильна бедствиями и приключениями, или не думаешь ли ты, что его кутейному сердцу недоступны благородные страсти и что оно не ощущает страданий?.. Или ты мыслишь, что уже и самое время мое прошло и что я уже не нужен стране, тебя и меня родившей и воспитавшей… О слепец! скажу я тебе, если ты мыслишь первое; о глупец! скажу тебе, если мыслишь второе и в силу сего заключения стремишься не поднять и оживить меня, а навалить на меня камень и глумиться над тем, что я смраден стал, задохнувшися…»

А может, вы, как христиане, даже явите им свою братскую любовь и поддержите словом, молитвой, а когда необходимо — и делом, или это непосильный труд для православных в их наполненных благовониями башенках из слоновой кости — высунуть нос из своего уютного мирка и столкнуться с уличной пылью, грязью и шумом? Помните, еще не так давно реклама нам усиленно впаривала антибактериальное мыло и салфетки? Оказалось, пользоваться ими вредно для здоровья так же, как беречься от сквозняков.

Поддержать «Ахиллу»:

Яндекс-кошелек: 410013762179717

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

PayPal