РПЦ и «новая искренность»

3 недели назад Алексей Плужников

Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда недавно поучаствовал в программе «Прав!Да?» на телеканале «Общественное телевидение России», где, в частности, высказал свои мысли по поводу взаимодействия с молодежью при помощи новых информационных технологий. Вот пара цитат:

«Почему мы проигрываем эту битву за молодежь? Мой коллега недавно замечательно сформулировал: в обществе, особенно у молодежи, существует запрос на новую искренность.

…На YouTube выходят молодые люди, которые говорить не умеют, не здороваются в программе ни со зрителем, ни друг с другом, а у них миллионы просмотров. Почему? Потому что кажется, — я подчеркиваю: кажется, — что они искренние, что они правду говорят, что они — свои.

…Вы можете посмотреть, у нас уже есть священники, которые экспериментируют в этой области. Мне не все нравится, но формат мы, конечно, будем искать: это поиск языка взаимодействия».

Нет, Владимир Романович, молодежь — это не урожай, поэтому, как ни возрождай советский агитационный сленг, но вести битву за нее, или «поднимать невспаханную целину» на поле молодежной работы уже поздно. Кончилось время, когда интересующуюся духовностью молодежь волновал вопрос «мешают ли джинсы спасению». Кончилось время журналов «для сомневающихся», превратившихся в гламурные пустышки о гламурных православных актерах, православных светских львицах и прочих верующих «звездах». Кончилось время миссионерствующих бородатых православных интеллигентов и элегантных православных дам в легких газовых шарфиках, которые строчили как бы либеральные статьи, делали репортажи о возрождении храмов, о сельских батюшках, об открытии обителей милосердия и т.п.

Что уж говорить — кончилось время самого отца Андрея Кураева с его реальной миссией среди думающей молодежи. Много лет его крылатые слова «входя в храм, надо снимать шляпу, а не голову» разносили повсюду и старались им следовать. Теперь уже молодежь включает голову раньше — и не хочет входить в храмы РПЦ совсем.

И это не потому, что молодежь ищет «новую искренность» — нет, она, молодежь, как и во все времена ищет просто — искренность. И вот в последние годы не только молодежь, но и взрослые люди убедились: не в РПЦ ходят за искренностью. Наоборот — там тебе предложат лицемерие, вранье и очковтирательство. Там патриарх и епископы будут с амвона говорить одно, а на деле, не стесняясь, делать другое. Там церковные чиновники и спикеры, вроде вас, господин Легойда, будут с мудрой задушевной полуулыбкой прославлять свое святейшее начальство и закрывать глаза на бесчисленные вопиющие преступления в РПЦ и на несчастных людей, обиженных церковной властью. Напомнить? Про валаамских беженцев, про уничтожение приходской жизни и роли мирян, про бесправие рядового духовенства, про бесчиния архиереев, про деньги, текущие только в одну сторону — в карман патриарха и епископата.

Так что «битва» за молодежь вами давно и безнадежно проиграна. И какие бы вы форматы не искали, какие бы новые гаджеты или видеоблоги не использовали — от перемены мест козлов и мартышек в квартете музыка не зазвучит, будь вы хоть самим Иларионом (Алфеевым).

Впрочем, понятно, что все это вы говорите в эфире не для молодежи. Как всякий чиновник, вы говорите это для своего начальства. А всякое начальство (церковное — особенно) обожает лесть, дутые цифры и фанфары/благозвоны. Им так слаще спится и не икается за трапезой.

P.S. Кстати, хотите подскажу вам новую удивительную форму «битвы за молодежь»? Пускай товарищ патриарх хоть разок отпустит ФСО и прочих прихлебателей, и пройдется один в одном только подряснике, без посохов и складных бриллиантовых крестов, по улицам, проедет в автобусе в час пик или в метро, зайдет в какой-нибудь двор среди хрущевок, найдет тусующуюся молодежь — с пивком и пыхающую клубами вейпа, — сядет с ними на разбитую заплеванную скамейку (а под ногами у святейшего миссионера будут кучки собачьего дерьма и даже использованные презервативы), и скажет: «Ну что, ребятки, поговорим за жизнь? Задавайте мне свои прямые и наболевшие вопросы, а я вам, обещаю, отвечу искренно и от души, у меня ведь слова с делами не расходятся».

А потом пусть с нами поделится опытом. Вот тогда и будет — «битва за молодежь». А пока все, о чем вы треплете языком в своих программах, господа церковные чиновники, — это называется «новая искренность», или по-простому, по-уличному, брехня.

Читайте также:

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: