Пора расставаться со своими страхами

3 недели назад Ахилла

Очередная анкета анонимного священника из нашего проекта.

***

Есть ли разница между Церковью, в которую ты пришел когда-то, и РПЦ, в которой оказался?

Разница есть, но не большая. Пришел я в Церковь в 1995 году по причине духовного голода. Надо сказать, что нашел то, что искал. Хотя попов, честно говоря, я не любил, да и сейчас не люблю, хотя и сам поп. Тогда, так же, как и сейчас, попы были разные, но Бог милостив, дал мне разум понять это и уже тогда искать себе советчика по душе. Благо уже начиналась бурная издательская деятельность, я стал скупать духовную литературу. В какой-то момент познакомился с творчеством о. Андрея Кураева. С его помощью (читая его книги) научился понимать и прощать.

Буквально через год после моего воцерковления меня благословил один батюшка поступать в семинарию (на волне всеобщего энтузиазма), у меня было время подумать, и я пришел к выводу, что поступать рано — я уже хорошо знал о проблемах «системы» (во время воцерковления ходил в семинарский храм). Было понимание, что нужно сначала разобраться в себе, как бы на берегу, прежде чем бросаться в этот омут. Понимал, что поступив в «систему», уже не будешь принадлежать себе. Были помыслы о монашестве, как и у всех нормальных неофитов, но узнав о проблемах монашества, в смысле половой ориентации, сразу отмел от себя все мысли и желания стать монахом. Да, это все уже было в РПЦ в середине 90-х.

Началось счастливое время. Я в Церкви Христа, молюсь, читаю, помогаю на богослужении, появились друзья по духу, отступило одиночество и страх. Зарабатывал на хлеб в миру, хватало на хлеб с маслом, книги и другим помочь. Своей семьи не было. В какой-то момент появилось ощущение, что живу не своей жизнью, понял, что нужна жена. Действительно, жена — она и есть жизнь для человека. Буквальный перевод слов «Адам» и «Ева». По милости Божией познакомился, женился.

Пришла мысль о священстве, но зная о том, что искать священства неправильно, успокоился: если угодно будет Богу, само все устроится. Сам себе сказал: «Если владыка позовет меня сам (а он меня и знать не знал), то пойду». Даже как-то легко от этой мысли стало на душе, подумал, что этого-то точно не произойдет. Уж больно мне нравилось мое мирское звание. Но недолго длилось это романтическое время, однажды утром раздался звонок, и елейный голос произнес: «Вас владыка благословил поступать в семинарию». Звонил проректор, для меня, выражаясь современным языком, это стало шоком. Я получил ответ на мысль, о которой знать никто не мог. Это стало началом нового этапа моей жизни. Меня приняли в семинарию.

Что изменилось для тебя за последние 8 лет власти Патриарха Кирилла?

Разрыв между словами и делами патриарха. Какой-то мертвящий холод, которого не было при Алексии II.

Ощутил ли на себе последствия раздела епархий?

Сначала появилась надежда — новый епископ стелил мягко, но потом все оказалось еще хуже, чем при старом деспоте, старый все-таки немало говорил с клиром о нравственности и проч., а новый говорил только о деньгах. Пришлось даже побыть настоятелем, но меня «ушли», все банально — деньги не поделил с владыкой. Официально назван вором и отправлен (это, конечно, чудо) вторым священником на другой приход. Вот о чуде хочется поговорить отдельно.

Обычно за такие дела отправляют в запрет или лишают сана. Когда я ехал на епсовет, молил Бога: «Чей Бог сильнее — мой или владыки?» На епсовете говорил прямо, не мямлил, можно сказать, дерзил. Услышал от владыки: «Пошел воон!» Поклонился ему в ноги со словами «благослови, владыко» и вышел в коридор с крестом — и это чудо.

Какие проблемы видишь в епархиальной жизни?

Главная проблема, что с принятием последней версии приходского устава на архиерея нет никакой управы, приход бесправен, ничего не решает.

Каковы твои взаимоотношения с настоятелем, с братьями-священниками, с архиереем?

С настоятелем мне повезло. У нас действительно братские отношения. В этом я нахожу настоящее утешение. Это меня примиряет со всей нашей неприглядной действительностью. Кстати, это и есть решение всех проблем современной церковной жизни. Нужна любовь между братьями. Ждать, что что-то изменится сверху, бесполезно. Самая главная добродетель в христианстве, по моему мнению, применимая к современной ситуации, это оптимизм. Пора расставаться со своими страхами. Порвать, образно говоря, список своих претензий к действительности. Мы все чего-то у Бога просим, не получая, ропщем. А кто-нибудь хочет узнать, чего же от нас ждет Господь, понимаем ли мы, о чем Он нас просит?

Каковы отношения между священниками в твоей епархии?

Отношения разные, но у нас общий враг — архиерей, вот против него и дружим («враг» — это в шутку, не со зла). Между многими, можно сказать, среди большинства нормальные, дружественные отношения.

Как живет обычный священник день за днем, без прикрас, без слащавой картинки для православной публики?

Живет, хлеб жует. Хорошо, можно сказать. Есть настоящая любовь, дружба, разве этого мало? Люблю богослужение, там такая глубина премудрости, дал же Господь это нашим древним отцам, хотя тогда в церкви было не лучше, чем сейчас. Конечно, эта любовь возможна при условии братской любви, по крайней мере посреди клира. Люблю жену. Люблю детей.

Люди в стране меняются. Вот сайт «Ахилла» появился, можно высказаться и тебя все услышат, может, кто-то и поймет, и «соберутся все хорошие люди и убьют всех плохих» (шутка, есть такой демотиватор со Л. Толстым на картинке), и это очень хорошо. Может, если на нем — на «Ахилле» — мы больше будем почерпать позитивного опыта, «без слащавой картинки для православной публики», то поймем настоящую цель христианской жизни. А цель эта и есть Любовь.

Как выглядит приходская жизнь глазами священника? Социальная, миссионерская, молодежная деятельность на твоем приходе, в твоей епархии – это реальность или фикция?

Так жизнь она же такая, какие мы сами. Помогаем, посильно, нуждающимся, проповедуем, молодежь на приходе множится. Пишем со скрипом отчеты с обязательными фото, а куда денешься.

Как ты видишь прихожан, каковы ваши отношения?

Прихожане разные бывают. Много людей в трудных житейских ситуациях. Встречаются люди с психическими проблемами. Но главной силой являются пенсионерки и пенсионеры. Тут кто-то роптал на них, а я хочу спросить, кто ж тебя, дорогой батюшка, кормит-то, не эти ли старушки? Что с того, что они полны суеверий, это дело поправимое.

Как выглядит финансовая жизнь обычного прихода, куда распределяются денежные потоки? Зарплаты, отпуска, больничные, пенсии, трудовая, весь соцпакет – как с этим обстоит?

На этот вопрос уже многие отвечали — у нас так же.

Как себя ощущает священник через 10 лет служения? Есть ли чувство правильного движения, духовного развития или регресс по сравнению с тобой, только что рукоположенным?

Вопрос в аскетическом плане крайне не верный. Кто может себя оценить объективно? Но хочется надеяться, что верной дорогой идем, товарищи.

Если отмотать назад – пошел бы опять в священники?

В минуты малодушия жалею обо всем, но они, к счастью, остаются всего лишь минутами.

Нет ли желания уйти совсем: за штат, снять сан или в альтернативную церковь?

«А вы не хотите ли тоже уйти?» (Ин. 6, 67) И на это в ответ воскликнул апостол Петр: «Господи! К кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни» (Ин. 6, 68).

От чего больше всего устаешь?

От своих страстей.

Есть ли разрыв между тобой-человеком и тобой-священником — насколько это разные люди?

Разрыва нет. Как был сержантом ВВ, так и остался.

Священство – благо для твоей семейной жизни или проблема?

Проблема с воспитанием детей. Мы пришли в Церковь сами, в зрелом возрасте, а они в Ней по факту своего рождения. Как они это смогут преодолеть?

Каким видится будущее (собственное и РПЦ): ближайшее, лет через 10?

Мне будет под 60, если будет, может, не доживу. Патриарх Кирилл точно доживет. Дал бы Бог еще дожить до этого времени нашему владыке, я не шучу. Лучше, чтобы они не менялись (жили вечно и сидели на своих кафедрах), а то только к одному привыкнешь, оправдаешь для себя все его противоречия, а приходится к новому привыкать — не дай Бог этого никому.

Читайте также: