Пылинка архиерейского греха

2 недели назад Алексей Плужников

«Это все пишут обиженные, недовольные», «они все бывшие, ушли из Церкви, поэтому слушать их не надо», «Они вышли от нас, но не были наши», «Сами во грехах, а нас учат!», «там все вранье, клевета и вообще там все сыны диавола», «у вас там грязь, помойка, и вообще вы мухи, а мы пчелки!», «нельзя осуждать архиереев!», «вы судите Церковь!», «да, некоторые недостатки в Церкви есть, но не вам их обсуждать», «да, в Церкви есть проблемы — и это вы, бывшие и пропащие, критиканы с «Ахиллы»»…

Такое чувство, что все представители официоза РПЦ, отправленные защищать православие от «Ахиллы», получили одну методичку, которую они зазубрили и повторяют как мантру. Одни и те же аргументы, одно и то же незнание фактического материала — видно, что очередной критик прочитал максимум два-три материала, а об остальном «слышал», как о Пастернаке.

На передовой уже выступали разные борцы: и публицисты, и священники, и был даже епископ. Теперь вот отметился критикой нашего ресурса маститый архиерей — митрополит Саратовский Лонгин (Корчагин). В интервью о расцерковлении на главном пропатриархийном сайте Православие.ру он, в частности, сказал, отвечая на вопрос журналистки:

– Еще люди говорят, что их отталкивает открытое обсуждение недостатков в церковной жизни. Именно поэтому появляются сайты типа «Ахиллы», такие книги как «Исповедь бывшей послушницы» и т.д. Приведу слова знакомого православного журналиста: «Я с детства знаю одного священника, который оставил служение; это один из лучших людей, которых я встречала в жизни, – и я не могу не думать, почему так случилось и почему он оказался сторонником “Ахиллы”. Дело не в том, что нам не нравится, что там печатают, а в том, что для людей это важно и резонанс колоссальный…»

– Что касается обсуждения недостатков, я думаю, тут нужно всегда руководствоваться Евангелием. Если у человека есть какой-то серьезный недостаток, надо сказать это ему самому, а не выносить посредством интернета на всеобщее обсуждение и посмеяние. Кроме того, наблюдая за самыми бурными дискуссиями в сети, я вижу, что чаще всего они вызваны недостоверной или неполной информацией или даже основаны на прямой лжи. Никогда не надо торопиться с оценками. Я не советовал бы сразу же чем-то возмущаться и становиться на чью-то сторону. Если мы хотим быть христианами, нужно быть очень осторожными в своих словах.

Еще будем помнить, что наши оценки других людей всегда субъективны – как плохие, так и хорошие, комплиментарные. Кому-то человек кажется лучшим на свете, а тому, кто знает его более глубоко, может так совсем не казаться.

Что касается «Ахиллы», «Исповеди бывшей послушницы» и прочих проектов… Потеря веры или уход из Церкви – это всегда страшная трагедия для человека, как бы он ни хорохорился. Можно даже, как известный отступник А.А. Осипов, мучительно умирая от рака, повелеть написать на своем могильном памятнике: «Радости вам, долгих лет жизни желает атеист и друг ваш Александр Осипов». Но на самом деле, конечно, такой человек не находит себе покоя. И диавол дает ему иллюзию покоя, полноценной жизни в том, что побуждает его всю оставшуюся жизнь бороться с Церковью, ненавидя и унижая то, что он когда-то любил. Это, в общем-то, обычное чувство, психологически легко объяснимое. Можно найти ему аналогию и в человеческих отношениях, потому что ненависть между людьми бывает наиболее полной и зрелой, когда она проистекает из прежде бывшей любви. А когда человек ненавидит, он уже каждое лыко в строку вставляет: там и правда, и неправда, и выдумка, и преувеличение – всё как в том же «Ахилле».

Хотя сказанное не отменяет того, что в нашей церковной жизни множество недостатков и проблем. Я, как архиерей, могу сказать и о себе. Я вообще человек грешный и знаю свои грехи. Они самые разные, но они все вместе – пылинка по сравнению с тем грехом, который я совершаю, когда рукополагаю человека недостойного. Апостольская заповедь гласит: Рук ни на кого не возлагай поспешно (1 Тим. 5:22), а среди нынешних кандидатов встречаются, к сожалению, люди, которых, как выясняется впоследствии, ни в коем случае нельзя было вводить в клир. Это трудно или почти невозможно распознать заранее: они учились в семинарии, не совершили каких-то грубых проступков. Пришло время – просили хиротонии, их рукоположили, а потом оказалось, что этим людям близко не надо было подходить к церковному порогу. И такие люди, увы, встречаются везде. Ведь на том же «Ахилле» посмотрите все эти «исповеди» бывших батюшек: при том что у них были самые разные обстоятельства, понятно, что эти люди совершенно не имели представления о том, кто такой священник, зачем он поставлен и что должен делать. У них совершенно обычные, материальные претензии: им чего-то недодали, или отняли то, что они считали своим по праву, а самая главная проблема обычно – почему его, беднягу, коварнейшим и жесточайшим образом отправили служить в деревню. Это конец жизни, трагедия. Надо срочно всё бросать и писать жалобы в интернет о самодурах-архиереях…

Если подобные проекты имеют заметный резонанс – что ж, вероятно, в этом есть какой-то смысл, если Господь попускает это…

Итак, митрополит Лонгин призывает христиан быть осторожными в словах и выводах и не торопиться выносить в интернет осуждение и обсуждение чьих-то недостатков. Имея в виду, разумеется, недостатки патриарха, архиереев, «старцев» и некоторых священников, которые подвергаются критике на «Ахилле». Но тут же — мгновенно — митрополит забывает о своем же призыве и высказывает твердое, убежденное мнение о том, что, видимо, поголовно все авторы «Ахиллы» подобны бывшему протоиерею А.А. Осипову: «ненавидят то, что раньше любили», борются с Церковью, мешают «правду, и неправду, и выдумку, и преувеличение».

Уважаемый владыка, будьте добры предъявить конкретные факты неправды и выдумки в наших материалах — мы с удовольствием извинимся и покаемся в своей неправде. Иначе ваше заявление выглядит, простите, голословным и даже попахивает клеветой.

Далее. Вы, владыка, утверждаете, что все ваши грехи — «пылинка» в сравнении с тем, что вы рукополагаете недостойных священников. Смелое заявление. Тут читатели должны насторожить ушки и ожидать откровений о том, как вы рукополагаете недостойных за деньги, или открытых геев, или представителей поповских кланов, или по знакомству, или тех, кто известен другими каноническими препятствиями к рукоположению (второбрачных или женившихся целибатных дьяконов). Но нет, оказывается, вы сетуете, что рукополагали тех, кто хорошо учился в семинарии, не совершал грубых поступков, все было в порядке, и только после хиротонии, с годами, выяснилось, что данных священников вы рукоположили зря.

Простите, но это или лукавство, или глупость. Разве виновата мать, родившая ребенка, в том, что тот потом, с годами, станет убийцей, вором или насильником? Нет, она родила милого малыша. Но, может, что-то в дальнейшем воспитании было не так? Вот это возможно, да.

Ведь ваши «недостойные» священники учились несколько лет в семинарии, несли послушания в алтарях, постоянно были перед глазами преподавателей и дежпомов — не значат ли ваши слова то, что система обучения и воспитания (ведь семинаристов вы называете традиционно «воспитанниками») в семинариях неэффективна, раз за несколько лет невозможно выявить и отсеять недостойных хиротонии? Может, в системе воспитания виноваты не воспитуемые, а воспитывающие?

Вы говорите: «Эти люди совершенно не имели представления о том, кто такой священник, зачем он поставлен и что должен делать», — так это вы не научили их этому за пять лет, вы расписались в собственном провале. Порядочные руководители в таких случаях подают в отставку. Хотя, думается, в вашем представлении «настоящий», «правильный» священник — этот тот, кто знает, «зачем он поставлен» — платить взносы, приносить доход, и при этом помалкивать, быть покорным и выполнять абсолютно все, что требуют. Как раб.

И кого вы, в итоге, называете «недостойными»? Судя по цитате, недостойные священники — это те, кто смеет критиковать начальство, кто недоволен системной жизнью РПЦ, кто возмущается своей нищетой в деревнях, на фоне «сытой жизни» архиереев. Вы ведь упоминаете выше в интервью, что «наше время – все-таки время достаточно сытой жизни. При том что мы привыкли плакаться: мол, у нас всё плохо, мы живем в непростое время… – но все-таки мы (особенно те, кто вырос при советской власти) честно должны сказать, что живем хорошо. А человек сытый, недавно научившийся жить в обществе потребления, занят только самим собой. Это проявляется и в его церковной жизни, если она у него зарождается хоть в какой-то степени. Кстати, это относится и к нам, духовенству. Мы такие же люди, поэтому все наши недостатки, проблемы, в общем-то, такие же, как у всех».

Владыка, говоря о сытой жизни, вы точно не путаете себя с деревенским батюшкой, у которого пятеро детей, прихожан — 10 человек и все они старушки, которому нужно строить храм, а епархиальный налог таков, что впору ходить побираться? Или вы и вам подобные владыки регулярно перечисляют деньги из собственных или епархиальных средств на поддержку бедных сельских приходов, на лечение и обучение детей этих священников? Вы покупаете им дома, выплачиваете пенсии, пособия на лечение и отдых у моря? Или всем этим — миллионными суммами, резиденциями, авто высшего класса, отдыхом в элитных местах и лечением за границей — вы пользуетесь сами?

Может, вы расскажете публично, каков ваш — вроде как бы монашеский — образ жизни? Расскажите нам, каков ваш доход, сколько вы получаете содержания от епархии, сколько вы берете в конвертике с каждого присутствия на приходском богослужении, сколько собирают вам на подарки ко дню рождения, хиротонии и прочим праздничкам? Или нам спросить у саратовских отцов? Уверен, найдутся те, которые сообщат нам суммы конвертов и «подарков».

Хотя, конечно, может оказаться и так, как в некоторых епархиях: архиерею не дают конверта — просто эта сумма уже включена в епархиальный взнос, выросший многократно за время правления патриарха Кирилла.

А вот после того, как услышим ваш честный архипастырский рассказ о ваших доходах, тогда и поговорим про сытую жизнь. Сравним жизнь князей церковных и их холопов.

Или вы скажете нам: негоже считать чужие доходы в чужих карманах? А мы ответим вам: нет, владыка, — гоже. Потому что ни копейки вам, монаху и пастырю Христовых овец, не принадлежит. Все это — деньги ваших овец, копеечки старушек, заработанные рубли братьев и сестер, отобранные от приходов тысячи, переведенные или переданные в чемоданчике от спонсоров-ктиторов миллионы «на Церковь». Поэтому вы просто обязаны давать обществу отчет за каждую полученную и потраченную копейку. Как христианин и как честный руководитель. Или мы ошибаемся?

И напоследок о вранье. Ваша цитата, владыка: «Ведь на том же «Ахилле» посмотрите все эти «исповеди» бывших батюшек».

Что ж, давайте посмотрим «исповеди» «бывших батюшек», которые у нас опубликованы.

Итак, у нас опубликованы 15 заполненных анкет анонимного священника. Из них 11 написаны служащими священниками (один из них служит в заштатном положении, поэтому смело написал под своим именем, другой служит, также будучи заштатным, но имя свое открыть не рискнул).

Двое священников написали анкеты, подписав свое имя: священники Дмитрий Терехин и Павел Радин. Итог: оба были тут же отправлены в запрет.

Одну неанонимную анкету заполнил дьякон, вынужденно не служащий по семейным обстоятельствам.

И лишь ОДИН текст написан священнослужителем, которого с натяжкой можно назвать «бывшим», разочаровавшимся в вере: иеромонахом, ушедшим из монастыря, хотя сама анкета заполнялась тогда, когда автор еще служил в монастыре. Да и официально этот иеромонах до сих пор даже не запрещен в священнослужении, так что бывший он лишь в том, что ушел из монастыря и работает на светской работе.

Есть у нас некоторые другие публицистические тексты священников и интервью, которые близки к категории «исповедей», но и среди этих священнослужителей нет ни ОДНОГО бывшего.

Ах, да, пардон: самый натуральный бывший — это же главред «Ахиллы». Да, но вот только ваши аргументы, владыка, ко мне никак не подходят: я не заполнял анкету, не писал исповедей, я ни на что не жалуюсь, я не служил в деревне и не вопиял о своем материальном положении. Мало того, за свой уход из РПЦ я не виню ни священноначалие, ни кого-либо еще — это мой личный выбор.

Итак, следует сделать вывод, что вы, ваше высокопреосвященство, или сознательно солгали, назвав наших авторов «бывшими батюшками», или для вас сам факт того, что они посмели заполнить эти анкеты, является тумблером, автоматически переключающим положение священника из «настоящего» в «бывшего», или все гораздо проще: вы просто не читали «Ахиллу» (или максимум — просмотрели пару-тройку материалов вскользь, например, рассуждения одного сельского священника или другого), а выводы делаете «от ветра главы своея».

Нехорошо, владыка, архипастырю и христианину лгать и пользоваться двойными стандартами. Это нам, бывшим и пропащим, можно хулиганить напропалую, с нас взять-то уже нечего, а вот вы — нам пример, мы на вас, как ученики девятого «А» на Нестора Петровича (из фильма «Большая перемена»), «равнялись и будем равняться».

Не подведите нас, дорогой владыка Лонгин.

Читайте также: