Великий господин и отец наш

2 месяца назад Ахилла

Михаил Б.

Папа и Великий господин и отец наш встретились на кубе (шутка).

— Шеф, тут по радио говорят, что какой-то идиот едет по встречке. Езжайте осторожнее! — Один! Да их тут столько!!

(анекдот №0567235)

Всех почитайте, братство любите, Бога бойтесь, царя чтите (1 Пет. 2:17)

Единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ (Конституция РФ ст. 3.1)

На днях произошло крайне интересное информационное околоцерковное событие:

Патриарх Кирилл сказал, что против Русской церкви развернута информационная кампания с использованием оплошностей духовенства, «чтобы создать образ Церкви, погрязшей в богатстве, грехе, безразличном отношении к повседневным трудностям людей» и что «мы должны противопоставить этой… антицерковной, антирелигиозной… нашу историю, наших новомучеников и исповедников, рассказать… как подвергалась разрушению Церковь наша.. какие мифы использовались… чтобы подорвать основы государственного строя».

О событии мы узнали из фейсбука главреда «Ахиллы»: «Это он про себя, что ли? Ну да, если в масштабах всей Церкви, то таких товарищей действительно «единичные случаи»». Риторический вопрос комментария можно понимать как употребление эвфемизма взамен обсценной лексики. Ведь известно, что мужик перед телевизором начинает ругаться, когда из зомбоящика говорится либо излишне красиво о родине, Любви, свободе, либо откровенно лживо. Мы вообще не любим, когда кто-то произносит что-то слишком возвышенное, слишком красивое, потому что это как-то неприлично. Это так же непристойно, как говорить на низменном языке. Попытаемся понять, какая неправда и ложь в действительности вызывает у людей отторжение.

Нехитро понять, что риторическая уловка Великого господина и отца нашего состоит в том, что он демаркирует границы Церкви общими, вульгарными, простонародными понятиями о Церкви и безусловно, априори считает себя и ближайшее свое окружение со «слугами» — Церковью. Взглянем еще раз на слова патриарха: «кампания антицерковная», «наша история», «наши новомученики», «Церковь наша». Но так ли это на самом деле? Какие, процитируем здесь снова патриарха Кирилла, «мифы используются»?

Конференция «100-летие начала эпохи гонений на Русскую Православную Церковь»

Мы полагаем (употреблено авторское «Мы». Однако, то же «Мы» возможно понимать, как рецепцию Церкви, предварительное «Аминь!» — прим. автора), что такое и подобные заявления возможны лишь постольку, поскольку априори же принято считать патриарха главой Церкви. А, следовательно, если он глава — то уж он-то, уж ОН-то — ну всяко Церковь! Как невозможна жизнь всего тела без головы, так невозможно представить себе ситуацию, когда лицо, занимающее место патриарха, выводится за границы Церкви, например, в разряд кающихся или отпадших. Такое отношение коренится в древней ветхозаветной и церковной традиции и отчасти отражается в Уставе РПЦ (МП): «патриарх избирается пожизненно». Однако, православная церковная традиция понимает любого человека в Церкви не более, чем обычного человека со всеми его негативными сторонами, наделяя особенностями лишь его место и служение в Церкви. 

Для того, чтобы подробно разобраться в вопросе отношения российского и церковного народа к патриарху (прежде митрополиту) в России, потребовалось бы написать хорошую научную работу. Мы лишь ограничимся общим суждением, принимая, что место служения патриарха действительно особое вследствие особой роли Церкви в истории российского государства (особую роль Церкви в России определил Поместный Собор 1917-18 гг.: «Православная Российская Церковь… занимает в Российском Государстве первенствующее среди других исповеданий публично-правовое положение, подобающее ей, как величайшей святыне огромного большинства населения и как великой исторической силе, созидавшей Российское Государство»). Однако, Поместный Собор не наделил патриарха функцией главы Церкви: «Патриарх Российской Церкви есть Первоиерарх ея, является первым между равны­ми ему епископами», поскольку Глава православной Церкви вовеки один лишь Иисус Христос. Функцию главы Церкви исполняли российские императоры в синодальный период, основываясь на сакральной роли царя.

Тем не менее в сознании общества продолжает жить миф о патриархе как главе Церкви. Приведу цитату из статьи в журнале «Вестник РГГУ» не кого-нибудь, а к. филос. н., магистра богословия, декана факультета религиоведения СФИ Маргариты Шилкиной: «Это мнение разделяет и патриарх Кирилл — нынешний глава (выделено мной) Русской Православной Церкви (РПЦ)». Здесь мы видим уже вовсе не вульгарное бытовое понимание роли патриарха Кирилла, а употребление мифологизированного понятия «глава Церкви» в научной работе.

Понимание основано на давнем (с XVI века) стремлении московских государей и патриархов бороться за власть. В действительности же в соответствии с решениями Поместного Собора 1917-18 гг. и действующим Уставом РПЦ (МП) ситуация выглядит совершенно иначе. Маргарита Шилкина также упомянута мной ради примера, в связи с нашей с ней «стычкой», в которой она считает патриарха Кирилла главой Церкви РПЦ (а значит не подлежащего критики), в то время как я считаю Иисуса Христа Главой Церкви и Поместный Собор, и именую насмешливо патриарха вслед за народом «господином и отцом нашим». Небольшая цитата из нашей дискуссии:

— … Великий господин и отец наш… (далее насмешливая критика) (МБ)

— Это антицерковно… патриарх глава Церкви… ты ненавидишь патриарха. (МШ)

— Глава Церкви — Иисус Христос и Поместный Собор, а патриарх — глава московской патриархии (ОГРН 1037700011843) и должен занимать в Церкви ну оочень скромное место. (МБ)

И да, прежде «Ахилла» также приводил высказывание священника Константина Пархоменко: «Патриарх – это босс». Мне, как и многим, далеко все равно до Кирилла – где он и где мы? С какого перепугу нам его ненавидеть? Но нам ненавистны дела патриарха Кирилла и иже с ним. Нам ненавистны дела тех, кто искажает жизнь Церкви, жизнь общества. Тех, кто не боится Бога, не почитает Конституцию России и решения Поместного Собора Церкви. И мы говорим шилкиным и пархоменко – это вам патриарх Кирилл — глава и босс, а не Церкви.

«Всех почитайте, братство любите, Бога бойтесь, царя чтите» — говорит нам Писание через апостола. В России в последние 100 лет нет царя. Нет сакральной фигуры, отвечающей за все, в том числе и за Церковь. Его место теперь занимает Конституция, как и в других странах, и решения Поместного Собора:

«Ст. 3.1. …единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. 3.4. Никто не может присваивать власть в Российской Федерации.

Ст. 14. 1. Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

«В Православной Российской Церкви высшая власть принадлежит Поместно­му Собору. …управление церковное возглавляет­ся Патриархом. Патриарх является первым между равны­ми ему епископами. Патриарх вместе с органами церков­ного управления подотчётен Собору».

Аналогично в Уставе РПЦ:

«II. 1. Поместному Собору принадлежит высшая власть в Русской Православной Церкви… IV. 1. Предстоятель Русской Православной Церкви носит титул… 2. Патриарх… имеет первенство чести среди епископата Русской Православной Церкви и подотчетен Поместному и Архиерейскому Соборам».

По поводу роли Церкви и Устава РПЦ сказано и написано много и давно. Нам же следует сотворить нечто новое, прежде не бывшее. Однако вкратце лишь остановимся на свидетельстве, опять процитирую патриарха Кирилла: «наших исповедников». Приведем слова отца Павла Адельгейма, исповедника веры, НАШЕГО исповедника, который говорит:

«Документы, принятые архиерейским собором, содержат догматические отступления от православной традиции, например, епископ приватизирует Божественную власть в церкви… Возникла новая вера: «Церковь — это иерархия». Зачем? Маленькой группой лиц, никем не избранных и не назначенных, осознающих себя самозванцами, проще управлять, чем народом Божиим, живущим в Церкви на законных основаниях. В Уставе РПЦ оказались лишними такие слова как «Бог» и «человек»; «Христос» и «христианин». Устав представляет Церковь в качестве одной из множества бюрократических структур…»

Отец Павел и другие сделали свое дело. Нам надлежит сотворить новое и бОльшее. И мы вместе с НАШИМИ исповедниками и новомучениками, вместе с НАШЕЙ Церковью, которую вы разрушаете, с нашим народом и нашей Конституцией, будем бояться Бога и чтить царя. А вам, господину и отцу нашему и всей Церкви-иерархии нововерцев, отказывается в свидетельстве о вашей добропорядочности. Вы можете называть это как угодно – хоть кампанией, хоть войной, хоть чем. Но вы утратили доверие российского народа и христиан. Вы говорите «развернута антицерковная антирелигиозная кампания»? Нет, это идиот едет по встречке.

Известный библеист Андрей Десницкий написал в фейсбуке: «Ну и еще в тему публичных выступлений Патриарха, да и других спикеров РПЦ… это уже все прошлое дело. Мы уже не доверимся нынешним. Но жизнь идет… Вы, кажется, уже поняли, что поддержка тает, ресурсная база сокращается, а вал вопросов растет…»

А нам нужно быть народом Божиим, живущим в Церкви на законных основаниях.

«Боящиеся Бога говорят друг другу: «Внимает Господь и слышит это, и пред лицем Его пишется памятная книга о боящихся Господа и чтущих имя Его». И они будут Моими, говорит Господь Саваоф, собственностью Моею в тот день, который Я соделаю, и буду миловать их, как милует человек сына своего, служащего ему». (Малахия 3:16,17)

Фото: С. Власов/patriarchia.ru

Читайте также:

Поддержать «Ахиллу»:

Яндекс-кошелек: 410013762179717

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

PayPal