Почему я больше не православный

16 октября 2019 Ахилла

Константин К.

Православную церковь московского патриархата я оставил около двух лет назад. Этому шагу предшествовало несколько лет напряженных поисков точки опоры. Пишу эту заметку не с целью осудить и обличить РПЦ, а чтобы рассказать о собственном опыте с надеждой, что кому-нибудь он пригодится.

В церковь я пришел сознательно в 1999 году, крестился раньше, в 1994, по настоянию первой жены, которой кто-то внушил, что выходить замуж за некрещеного плохая примета. Как бы там ни было, два года мы прожили вместе. Ни во время, ни после крещения никаких эмоций я не испытывал, для меня это была пустая формальность, я вообще не понимал, что происходит. Воспитанный в СССР на атеистическом материале, я считал, что церковь — это нечто вроде ЗАГСа и места, где можно свечку поставить, правда, не очень понятно кому и зачем. А еще туда ходят старушки, которым больше нечем заняться.

Так бы все и продолжалось, не заинтересуйся православием моя вторая жена. Как говорил старик Адам, от этих женщин одни проблемы. Вы знаете, как люди становятся неофитами? Я не понимаю механики этого явления. Неофитство характерно для любой религии. Лично встречал мусульман неофитов — это жесть, христиане неофиты, кстати, мало им уступают по силе убежденности и умению доводить ближних до белого каления. Интересно, что причисляющие себя к протестантам русские неофиты гораздо ревностней православных. Например адвентисты могут часами рассказывать о благодати, которая накрыла их в молельном доме.

Не так давно мой знакомый жаловался, что его жена ударилась в православие, целыми днями пропадает то в храме, то в воскресной школе, ездит в паломнические поездки, смотрит батюшке в рот и ни шагу не делает без благословения, деньги в церковь отдает. Все это проходил и я много лет тому назад. Тогда мне стало любопытно, что же за религия такая, что жена ставит церковные интересы выше семейных, а мнение мужа рассматривается после мнения постороннего человека с крестом на животе. Я ходил с ней пару раз на службу, но ничего сверхъестественного не увидел, как говорится, не торкнуло.

С чудачествами жены я почти смирился, надо сказать, что несло ее не так чтобы очень и берега она видела. Брак наш тем не менее стал разваливаться, общие интересы пропали, но у нас был ребенок и хотелось сохранить семью. В таком режиме прошло еще какое-то время, помню я стал чаще прикладываться к бутылке в стремлении как-то отдалиться от проблем семейной жизни.

Летом 99-го года, когда мы были на даче, жена попросила отвезти ее в церковь ближайшего поселка и уговорила постоять с ней на службе. Именно там меня и накрыло, я не могу сказать, на что это было похоже, какая-то волна опустилась на меня, и я вдруг отчетливо осознал, что Бог существует. Ничего такого я не ожидал и никаких усилий не прикладывал, все случилось само собой.

С той поры понесло меня, да как понесло! Я потерял работу, друзей, бросил курить, гулять по ночам и в целом значительно изменил образ жизни. С утра до вечера я пребывал в состоянии легкой эйфории, иногда у меня как будто открывалось внутреннее зрение, не знаю, как это описать, менялось ощущение реальности и даже зрительные образы, например, я смотрел на человека и видел внутри него скелет, а если он курил, то и дым, проходящий в легкие.

Как любой неофит, получивший «откровение» в определенной конфессии, я считал все, что предлагает РПЦ МП, истиной в последней инстанции, а поскольку миряне редко испытывают тягу к богословию, начал удовлетворять свою жажду знаний о православии беседами с прихожанами и книгами из церковной лавки. Надо ли говорить, что в скором времени я точно знал, что происходит с душой после смерти, как ее пытают бесы на мытарствах, а также с успехом делил все живое на земле на крещенных в православии, не крещенных (включая крещенных в иных конфессиях) и животных. Проповедовал я ежедневно любому, кто попадался под руку, в моей проповеди причудливо смешивались эсхатология, ангелология, православная монархия, пищевые и дисциплинарные установления РПЦ, причем последние я считал необходимым условием для наследования вечной жизни. До сих пор мне стыдно перед покойной матерью, которой я постоянно вливал в уши свои откровения.


В таком напряжении я провел минимум два года, потом меня стало постепенно отпускать. Здесь надо не забыть сказать, что у меня появился духовник, привела к нему жена. На тот момент не так давно рукоположенный, этот священник отличался горением духа с примесью эсхатологических настроений. Помню, когда в начале 2000-х меняли паспорта, срок смены определялся в 5 лет, так батюшка любил говаривать на собраниях своего кружка — пять лет отводит нам враг, есть у нас еще целых пять лет для покаяния. Старушки из его кружка бегали довольно-таки оживленные, скучать не приходилось.

Так протекала моя православная жизнь: в постоянном страхе умереть без исповеди, поиске баланса между грехом и покаянием, утренним и вечерним правилом, евхаристией, изучении книг святых отцов и Священного Писания в толкованиях Феофилакта Болгарского. Выпивать я стал исключительно по воскресеньям после службы и перешел на красное вино вместо водки. Начал добровольно помогать в алтаре и там впервые ощутил резкое противоречие между евангельскими призывами и православной повседневностью. Христос говорил, что все верующие — братья между собой, а кто хочет быть главным, пусть будет слугой. Но вот народ православный разделен на клир и мир, какое между ними братство?

Мирянин не может дотронуться до престола, запрещено даже просто проходить перед ним, только сзади, ему нельзя коснуться стоящих там предметов. До сих пор вспоминаю, как я помогал одному сельскому священнику и перенес свечу с престола на жертвенник, он так орал, что я начал опасаться за его здоровье.

Священники первыми причащаются в алтаре из чаши, за закрытой дверью, а потом выносят чашу мирянам и причащают с ложки, все это никак не назовешь братством. Священник в православии — фигура сакральная, существо иного порядка. Однако, меня эти моменты не слишком волновали, просто немного смущали, не более того. Все-таки время агап прошло, церкви виднее, думал я.

В 2002 году я решил провести рождество в монастыре, выбрал расположенный в городской черте. Пришел к игумену, отдал паспорт и поселился в комнате для трудников. Послушание нес на продуктовом складе, нужно было освободить большое помещение для ремонта, перенеся его содержимое в другой склад. В качестве рабочей силы я использовал местных бездомных, которые питались с монастырской кухни, нужно было следить, чтобы они не утащили ничего со склада, потому внутри помещений я таскал все самостоятельно, а они стояли снаружи. Кроме того я выдавал пайки неимущим, одновременно читая им вслух Новый Завет; работы хватало.

В монастыре я снова столкнулся с несоответствием окружающей действительности евангельской проповеди, но к тому времени уже свыкся с мыслью, что по-другому, наверное, и не бывает. Познакомившись ближе с приходской жизнью, я понял, что ничем она не отличается от обычной, те же интриги, зависть, сплетни, наушничество, подставы, финансовые проделки. Поначалу было недоумение, как же так, ведь эти люди верующие? А потом я привык и перестал обращать внимание.

В 2003 году поступил на очные катехизаторские курсы, а в 2004-м — в Свято-Тихоновский университет на дистанционное обучение. В итоге к 2011 году я стал убежденным антиклерикалом и сторонником т.н. церковной соборности — был уверен в том, что община должна сама решать, что ей полезно, а что нет, и самостоятельно выдвигать лидеров из своей среды.

К тому времени я расстался со своим духовником после одного очень неприятного приступа младостарчества с его стороны, до сих пор не могу понять, что это было. Впоследствии он извинился, но я уже переступил черту, не выполнив идиотского пастырского наказа, что, естественно, отразилось на моей духовной жизни, но и подарило свободу от чужого мнения. Так что к прежнему духовнику я не вернулся, но и нового искать не стал, рассудив, что посредников между Богом и человеком не бывает. В тот момент я уже не верил в отпущение грехов посредством накидывания епитрахили.

Так получилось, что я стал помощником настоятеля по миссионерской работе и с удовольствием занимался этой деятельностью. Даже организовал кружок по изучению Св. Писания и различных религиозных течений. По роду своих занятий благотворительностью столкнулся с адвентистами седьмого дня, и мы стали общаться довольно тесно.

С большим удивлением я обнаружил, что в букве закона, мелочном исполнении дисциплинарных установок они дадут большую фору православным. Эти ребята по сути ближе к иудейским законникам, нежели к христианам.

Были у меня личные контакты со свидетелями Иеговы, харизматами, лютеранами.

До сих пор поддерживаю связь с верующими мусульманами. Одно время я был модератором на форуме Кураева, где полемизировал с представителями различных конфессий, и для того, чтобы опровергать их доводы, мне приходилось читать много специальной литературы. Въедливые сектанты на многое открыли мне глаза, и в итоге я перестал воспринимать Новый Завет как богодухновенную книгу, посредством Святого Духа сошедшую с пера апостолов. Особенно в синодальном переводе.

Начал читать научную литературу, переводные книги библейских критиков, все то, что обходят благородным молчанием в православных учебных заведениях. Передо мной открылся новый мир, проблема была лишь в том, что со старым миром в одной голове он не смог уместиться. Я читал о девтеропаулинистских посланиях, вставках в евангельские тексты, непримиримых несоответствиях в текстах Нового Завета, незнании их авторами географии местности и иудейских обычаев, у меня складывалось ощущение, что вот уже 2000 лет человечество водят за нос. Меня поражало молчание о Христе сторонних источников, учитывая масштабы движения, факт совершенно удивительный. Даже Иосиф Флавий, упоминавший о гораздо менее значимых событиях, описавший гибель брата Иисуса — Иакова, и тот нигде о нем не обмолвился, не считая поздней христианской вставки. Могло ли такое быть на самом деле или кто-то серьезно подредактировал Флавия, не желая огласки реальной истории Иисуса и обстоятельств, приведших его к гибели? Новый Завет утверждает, что последователи Христа пребывали в любви у всего народа, как могло такое быть, если Бог христиан — Троица, а у евреев Бог описывается совершенно иначе? И уж тем более, считая Богом Иисуса, разве можно быть в любви у иудеев? Значит Иисуса стали считать Богом позже. Почему учение Павла расходится с учением Христа? Вопросы множились, ответов не было. Объяснения православных экзегетов смущающих меня стихов Нового Завета более не казались удовлетворительными, кроме того я заметил, что все сомнительные места толкователи либо обходят стороной, либо разливают океан чернил и отплывают по нему другим курсом. В рамках данного изложения я не буду касаться конкретных евангельских нестыковок, речь не об этом.

Я начал изучать контекст, читать монографии о современном Христу иудаизме, чем он жил, на что надеялся. Узнал, что обличаемые в евангелиях фарисеи на самом деле не обязательно были лицемерами, но обязательно — духовными наставниками из народа, противопоставляемыми храмовому священству, что Иисус не говорил ничего такого, что бы не сказал до него Гиллель, основатель одной из фарисейских школ. Иисус, таким образом, представлял определенную опасность для саддукеев, но никак не для фарисеев, одним из которых по сути являлся. Проповедь Иисуса и до него Иоанна Крестителя была адресована конкретным людям в не менее конкретное время и содержала совершенно понятные этим людям обещания. Вот они — в ближайшее время, практически завтра, придет Мессия (помазанник), которые прогонит язычников римлян, станет царем Иудеи и будет править от имени Бога. Грешники возрыдают, праведники возрадуются.

В апокрифической иудейской литературе есть также упоминание о господнем ангеле, который называется там Сыном Человеческим. Куда уж конкретнее. Если бы Иоанн, Иисус, а за ними Павел сказали людям, что все это произойдет не сейчас, а незнамо когда, и Царство Небесное будет не на земле, а на небе, и только для тех, кто прошел мытарства, я не думаю, что их аудитория превысила бы количество проповедников. Один из ранних отцов Церкви, забыл его имя, к сожалению, утверждал, что не может быть христианином тот, кто верит в существование души отдельно от тела. С тех пор христианское учение несколько изменилось… Мы знаем, что случилось с Иисусом, а царство небесное так и не настало, хотя он называл совершенно конкретные сроки. «Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой. Ибо истинно говорю вам: не успеете обойти городов Израилевых, как приидет Сын Человеческий» (Мф.10,23). Данный стих ставит под сомнение не только саму евангельскую весть, но и тринитарный догмат, потому как не может второе лицо Святой Троицы заблуждаться относительно грядущих или минувших событий. Тем не менее Иисус в Новом Завете ошибается часто, в частности, цитирует фразы якобы из Писания, которых нет в Писании, ссылается на несуществующие постановления или, например, одобряет скопчество, хотя в Торе ясно сказано, что скопец не может находиться среди народа божьего. Более того, возникает ощущение, что в некоторых местах он не отождествляет себя с Сыном человеческим. «Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами» (Мк 8:38).

Основательно изучив вопрос, прочитав массу специальной литературы, вдумываясь в слова Нового Завета, я пришел к неутешительным для себя выводам. Без сомнения, Иисус был выдающимся человеком, фарисеем, учителем Израиля, увлекшим народ проповедью о наступлении царства Божьего, вероятно, ставшим на короткое время царем иудейским, учитывая торжественный вход в Иерусалим, разгром торговцев (а куда смотрела стража, если только не была нейтрализована зелотами) и ответ Пилату. Очевидно, что в глазах своих сторонников он и после смерти оставался Мессией, факт воскресения проверке не поддается, ученики Иоанна Крестителя тоже твердили, что тот воскрес, а вот Богом Иисус стал значительно позже, в эллинской версии христианства, после чего и были зачищены всякие сведения о его реальной жизни. Конечно, у меня есть версия, кем он был на самом деле, но без доказательств она ничего не стоит. Интересно, что в иудейской литературе сведений о нем также крайне мало, что может говорить как о самоцензуре талмудистов, так и о насильственной «коррекции» со стороны христианских правительств.

Как бы там ни было, я более не мог доверять церковному преданию. Было еще несколько обстоятельств, которые подвигли меня к выходу из церкви.

В частности, я никак не мог понять, почему спокойно сидят на кафедрах епископы, которые не слишком скрывают свою нетрадиционную ориентацию. Почему князья церкви сходят с ума от роскоши, а миссионеры должны организовывать акции за свой счет, почему богатые храмы не помогают бедным, почему церковь выплевывает старого работника за ненадобностью без пенсии, почему нет никаких социальных гарантий в церкви и фактически действует крепостное право? Каким боком здесь христианство?

Почему человек, которого миссионер привел в церковь, должен заплатить за крещение, даже имея в виду высокую цель содержания храма? Это с одной стороны, а с другой — косность прихожан, нежелание развиваться в умственном плане, вера в какие-то маловразумительные басни, снисходительное отношение к полному бреду, который временами несет духовенство с амвона. За те годы, что я провел в церкви, могу назвать от силы пятерых священников, говоривших что-то вразумительное. Иными словами, проповедь Иисуса игнорируется, для получения билета в царство небесное уже не надо поступать праведно, надо лишь быть православным, иметь «правильную веру». Слышал даже и такое от прихожан — ну и что, что он пьяница, он православный, а католику и трезвость не поможет. Воистину, никто из древних еретиков до такого не додумался.

Евангелие, а я против него ничего не имею, учит человека не быть лицемером. Как же я мог остаться в православной церкви, если я ей больше не верю? На данном этапе я считаю себя агностиком, поскольку, пережив мистическей опыт, атеистом стать не могу по определению. Но и примыкать к какой-либо организации нет желания.

Свобода — высшая ценность, дарованная Богом человеку.

Читайте также:

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340 (Плужников Алексей Юрьевич)


Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: