«Я милого узнаю по походке»: митрополит Меркурий и курсы повышения квалификации клира

22 июня 2021 протоиерей Александр Усатов

Припоминаю, как 27 июля 2011 г. епископ Меркурий (Иванов) был назначен преосвященным Ростовским и Новочеркасским, а 8 октября 2011 г. был возведен в сан митрополита Донского.

Будучи председателем Синодального отдела религиозного образования и катехизации РПЦ, он стал рьяно продвигать в своей епархии идеи духовного просвещения и катехизации. Так совпало, что в Ростовской-на-Дону епархии обязательные подготовительные беседы были установлены его предшественником — архиепископом Пантелеимоном (Долгановым). В далеком 2005 г. мне как руководителю Миссионерского отдела епархии поручили подготовить необходимую методическую базу, составить пособия для крестных родителей и возрастных новокрещаемых. А еще приходилось проводить совещания со священниками, ответственными за миссию Церкви.

Думаю, что настоящих миссионеров в Церкви всегда были единицы. Указанные представители благочиний были формально назначены на эту должность и слабо представляли, что вообще представляет собой христианская миссия.

Тогда мне казалось, что миссионер — это такой христианин (епископ, клирик или мирянин), который болеет сердцем за тех людей, которые находятся за пределами церковного корабля или уже приняли решение покинуть Церковь. И миссионер протягивает им руку помощи, пересекая границы Церкви. Я имею в виду неверующих людей, иноверцев и тех, кто ушел в раскол. Объектом миссии могут быть и те номинальные христиане, которые никак не отождествляют себя с Церковью и не интересуются Благой вестью. Тогда мне казалось, что ситуацию может изменить серьезная «работа с людьми», вместо поспешного крещения ребенка за 2000 рублей и полотенце.

Уже в 2005 г. я встретил серьезную конфронтацию своим инициативам. Не только рядовые клирики епархии, но даже ответственные за миссию священники крутили у виска и просили меня «оставить все как есть», ведь «при крещении Руси никто не готовил людей, их просто погружали в Днепр» (спойлер: это не так). Они просили меня не поднимать тему духовного просвещения еще хотя бы лет 25.

Потом все свыклись с тем, что с восприемниками и родителями младенца нужно провести одну подготовительную беседу, а со взрослым неофитом — четыре. Многие настоятели это решение архиерея просто игнорировали.

И тут в епархию приехал главный катехизатор РПЦ — владыка Меркурий. С самого начала он был настроен очень решительно. «Если священник не желает заниматься катехизацией — мне не нужен такой священник. Буду снимать с таких крест», — говорил мне тогда митрополит.

В постановлениях Архиерейского собора РПЦ 2013 г. была поставлена задача для каждой епархии «ввести единые системы повышения квалификации, дистанционного обучения и аттестации клириков, с учетом, в том числе, опыта курсов при Новоспасском монастыре города Москвы».

В то время духовенство епархии с трудом понимало, чего от них хочет новый архиерей. Тогда митрополит решил провести выездные пастырские семинары по благочиниям, чтобы на местах обсудить новую информационную политику епархии, правила оформления новостей для сайта епархии, принципы подготовки людей к Крещению, а также актуальные пастырские вопросы. Последние два блока доверили готовить мне, правда, «недоуменные вопросы» пастырства озвучивал прот. Валерий Волощук, имеющий больший авторитет в среде духовенства.

Это касалось таких «дремучих» тем, как возможность для христианки входить в храм, целовать иконы и исповедоваться в «женские дни», а также носить брючный костюм или женские брюки. Обсуждались правила соблюдения поста перед причащением, продолжительность литургического поста и возможность причащаться на Пасху и на сплошной седмице. В те годы существовал обычай показывать мирянам Чашу и сразу заканчивать пасхальную литургию, а на сплошных седмицах мирян отгоняли от Чаши, дескать, нельзя причащаться после вкушения мяса. До сих пор священники дерзают запрещать мирянам причащаться чаще, чем раз в 40 дней, а также требуют принесение исповеди перед каждым причащением. Шла речь и о младостарчестве, об отчитках и многом другом.

Впоследствии обучающие семинары для духовенства стали регулярными. И вот почему.

Осенью 2013 г. один из нынешних благочинных г. Ростова-на-Дону по простоте душевной дал интервью одному из региональных СМИ, будто Церковь не против «суррогатного материнства», ведь некоторые девушки и женщины желают «сохранить свою фигуру», поэтому доверяют вынашивание и рождение своего ребенка иной женщине.

Когда митрополит Меркурий узнал об этом, он был, скажем, весьма расстроен. Ведь позиция Церкви в отношении «суррогатного материнства» четко обозначена в общецерковном документе «Основы социальной концепции РПЦ», подготовку которого курировал духовный авва Меркурия — тогда еще митрополит Кирилл (Гундяев).

31 октября 2013 г. было опубликовано решение архиерея о проведении аттестации духовенства для определения уровня знаний «Основ социальной концепции РПЦ». Перед аттестацией проводилась лекция и обсуждались самые актуальные вопросы. Ректор ДДС в тот момент попросил меня подготовить конспект («катехизис») этого документа для распространения среди клириков епархии. Помню, как покойный прот. Андрей Немыкин благодарил меня за этот конспект: «Я быстро прочел его и нашел ответы на все вопросы».

Будучи членом аттестационной комиссии, я пришел к очень неутешительным выводам. Священники не изучали этот документ или его конспект. Многие допускали ошибки в богословских вопросах.

Ранее я лелеял надежды, что батюшки в РПЦ опытные и грамотные, но с того момента я увидел, что священниками движут не богословские суждения, а эмоции и «ветер от главы своея». Помню, как одного я спросил: «На чьей стороне выступает Церковь в ходе межэтнических конфликтов?» Батюшка ответил: «на стороне своих, то есть русских». Правильный ответ: «В ходе межэтнических конфликтов Церковь не выступает на чьей-либо стороне». Ведь в Церкви «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем — Христос» (Кол 3:11).

Знание этой цитаты апостола помогло бы найти правильный ответ. Но многие священнослужители совершенно не знакомы с текстами Нового Завета. Апостольские послания они будто никогда не читали, включая даже те, которые постоянно воспроизводятся во время совершения Таинств. Исключение составляли священники, которые обучались в филиале Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.

Когда я попытался узнать, что помешало священнику из Новочеркасска прочитать хотя бы «конспект», тот ответил, что был занят. Он не был аттестован.

В другой раз священникам предложили изучить комплект новейших документов РПЦ. Каждый год тематика пастырских семинаров менялась. Рассматривались юридические вопросы деятельности приходов. Регулярно проводилось повышение квалификации духовенства, окормляющего вооруженные силы РФ. Особые семинары проводились для благочинных. В конце концов клирики епархии просто устали от этих бесконечных семинаров и курсов.

Но тут патриарх Кирилл решил распространить опыт проведения курсов повышения квалификации духовенства в Новоспасском монастыре на всю Русскую Церковь. Поэтому мне было поручено собрать комплект документов в соответствием с «Положением о курсах повышения квалификации священнослужителей Русской Православной Церкви» (2016 г). Это странно, ведь Образовательный центр ДДС, которым я руководил, занимался подготовкой исключительно мирян, но не пастырей Церкви.

В результате полученное в 2018 г. «Представление» подтверждало, что Донская Духовная семинария имеет право осуществлять образовательную деятельность по программам повышения квалификации священнослужителей.

1 октября 2019 г. в ДДС прошло первое собрание «Курсов повышения квалификации священнослужителей». Митрополит решил обучать исключительно клириков, которые служат в Ростове-на-Дону. Занятия транслировались онлайн для обучающихся дистанционно.

Будучи заместителем руководителя Курсов, мне приходилось вникать в происходящее. Я замечал, что некоторые клирики откровенно бойкотировали курсы, а другие допускали большое количество пропусков. Однажды шла лекция, наверное, по биоэтике. Лектор раскрывал значимость проблемы контрацепции. Священнослужители хихикали, как подростки, снимали презентацию на смартфоны и отправляли друзьям фотографии. Сложно представить, какие советы такие батюшки могут дать людям на вопрос о возможности контролировать рождаемость в семье, а ведь это вопрос жизни и смерти.

В марте 2020 г. я покинул РПЦ и был незаконно уволен из семинарии, так и не получив обещанных ректором ДДС и заложенных в смету расходов 60000 рублей за организацию и проведение указанных Курсов на протяжении нескольких лет. Деньги якобы были потрачены на иные нужды организации. Это хорошая иллюстрация того, как важные образовательные проекты РПЦ осуществляются энтузиастами и не находят поддержки в церковных бюджетах.

В конце своего обзора хочется поделиться четырьмя случаями, очевидцем которых мне удалось стать. Все они связаны с семинарией.

Первый случай произошел с абитуриентом, во втором речь идет о преподавателе ДДС, в третьем — о семинаристе, а в четвертом — о ставленнике. Некоторые из них сыновья известных ростовских протоиереев.

Абитуриент на вступительных экзаменах допускал настолько грубые ошибки, что члены комиссии прыскали от смеха. После этого преподавательница русского языка заявила, что такого количества ошибок в изложении она никогда не встречала за весь опыт преподавания. Их было более 60-ти. Юноша не поступил в ДДС, после чего его отец-протоиерей в гневе угрожал членам комиссии, которые «унизили его сына и настроили митрополита против него».

Это указывает на то, что сейчас в семинарии приходят юноши с нулевым знанием не только богословия, но и элементарных норм русского языка. Эти парни не имеют навыка чтения книг, они пишут безграмотно и не способны написать эссе. Возможно, эти вопросы следует перенаправить современной системе образования в России. Но результаты уже очевидны: многие выпускники семинарии — безграмотные люди.

Например, во время очередной аттестации духовенства я проверял письменный ответ священника. В третьем пункте билета спрашивалось, как следует организовать проведение престольного праздника на приходе. Приведу цитату с сохранением орфографии оригинала: «Должно быть минемальное кол-во Чаш и преборов… На кануне священики должны быть оповещены кто будет причащать народ. За десять дней должны быть разосланы преглашения к афициальным лицам».

Как говорится, без комментариев.

А еще я помню неудачную попытку преподавателя ДДС издать свой труд под грифом семинарии. Мне поручили этот текст проанализировать. Это была странная апология веры в формате мракобесия. Православие провозглашалось истиной по причине ошибочности гипотезы Дарвина о происхождении видов, а также с учетом схождения Благодатного огня в руки православного Иерусалимского патриарха. Я написал отрицательный отзыв и задумался об уровне знаний профессорско-преподавательского состава ДДС. Чему учат будущих пастырей и уже рукоположенных семинаристов такие преподаватели?

Третий случай произошел во время защиты курсовой работы семинариста. Он защищал курсовую об историчности Всемирного потопа. После изложения научных аргументов он покинул зал заседания. Преподаватели в страхе спрашивали: «Неужели это все правда?» Уверен, что это характерный признак некомпетентности преподавателей семинарии. Люди науки в семинариях не нужны, семинаристов индоктринируют (т.е. приобщают к религиозному учению), им не прививаются навыки критического мышления.

Четвертый случай приключился во время проведения заседания Ставленнической комиссии. Дело в том, что с 2017 г. архиерей решил рукополагать ставленников не только после личной беседы или осмотра торса юноши в алтаре, а после собеседования с маститыми священнослужителями.

Согласно задумке, ставленникам предлагаются вопросы из разных сфер учения и практики Церкви: Устав РПЦ, Св. Писание и догматика, пастырское богословие, «Основы социальной концепции», основные решения высших органов управления РПЦ, основное богословие, церковное пение и литургика.

Каждый раз во время аттестации я замечал, что если ставленник по каким-то причинам был митрополиту «не до душе», он старался допрашивать того с пристрастием, то есть спрашивал о таких литургических тонкостях, которые не помнят даже опытные пастыри. И напротив, понравившиеся кандидаты фактически не подвергались испытанию, с ними проводилась лишь милая беседа по душам.

Один характерный случай привел всех членов комиссии в изумление и даже оцепенение. Это касалось даже духовника епархии — престарелого прот. Николая Урывского.

Когда в помещение зашел сын церковного судьи Филипп Волощук, владыка начал обращаться к нему как к священнику: «отец Филипп». А вместо обычных вопросов предложил юноше прокомментировать исполнение неким школьником песни «Я милого узнаю по походке», которая с 1995 г. известна в исполнении Гарика Сукачева. Юноша смутился и заявил, что не видел этого ремейка, а слушает лишь духовную музыку. Тем не менее архиерей заставил присутствующих найти указанный клип и продемонстрировать на смартфоне ставленнику. После краткого обсуждения увиденного, руководитель Синодального отдела религиозного образования и катехизации РПЦ выразил уверенность, что Филипп Волощук будет достойным пастырем. Сейчас этот юноша — настоятель ростовского прихода.

И последнее. В момент нашего прощания митрополит выслушал мои недоумения относительно низкого уровня духовного просвещения мирян и образованности семинаристов. Его ответ расставил все точки над i в моем сознании: «Не нужна никакая наука, нужно просто верить». Уже к 2014 г. его страсть к духовному просвещению полностью угасла. Он стал противиться серьезным собеседованиям перед принятием крещения. Дескать, «достаточно с людьми чаю испить». Немного позже даже в Синодальном отделе катехизации само слово «катехизация» стало вызывать у него нескрываемое раздражение. Настоятели это поняли и стали увольнять штатных катехизаторов. Во главу угла встало правильное внесение епархиальных взносов. Из главного катехизатора всея Руси митр. Меркурий превратился в бога торговли (Меркурий — покровитель торговли в Древнем Риме).

Вот с такими новыми митрополитами и новыми священниками предстоит иметь дело нынешним россиянам. Уверен, что в настоящее время между клиром и россиянами установились паритетные отношения. Люди ожидают треб и туманной мистики. Священники ничего другого не могут предоставить и поэтому занимаются требоисполнительством.

Ах, да! Для толстых отчетов в патриархию они готовят «мероприятия» для имитации бурной деятельности в области миссионерского, молодежного, катехизаторского и социального служения. Но все эти направления требуют серьезных затрат: душевных и финансовых. Поэтому они представляют собой бутафорию, прикрывающую ритуальный комбинат духовных услуг, где продаются свечи, требы и иные предметы культа.

Рисунок В. Шкарбана, текст на рисунке «Ахиллы»

Читайте также:

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340 (Плужников Алексей Юрьевич)


Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: