Заметки на полях дискуссии о дневниках Иоанна Кронштадтского

4 месяца назад Егор Владимиров

Выходящие частями публикации выдержек из дневников кронштадтского священника Ивана Сергиева стали одними из самых комментируемых и обсуждаемых материалов портала. Можно ли сказать, что это – первые материалы на ресурсе, которые разрушают сложившийся образ того или иного человека, который в церковной традиции признан святым? Нет, на моей памяти были опубликованы довольно острые и дискуссионные материалы и о древних святых, и о древней церковной истории. Можно ли сказать, что на портале впервые обсуждается условно «современный» святой, и объяснить этим такой интерес и накал страстей вокруг публикаций? Тоже нет, в архиве ресурса найдутся и комплиментарные рецензии на последний фильм Алексея Учителя, и материалы о последнем российском императоре, выполненные отнюдь не в агиографических тонах. Почему же тогда публикация выдержек из дневников человека, который был канонизирован при жизни многих из нас, сравнительно недавнего святого, вызывает такие жаркие споры и такие жесткие обсуждения?

Как мне кажется, проблема состоит в том, что образ жизни кронштадтского протоиерея на протяжении нескольких десятилетий старательно пропагандировался в церковной ограде как «образец семейной жизни». В этом нетрудно убедиться – достаточно ввести в поисковую строку фразу «Иоанн Кронштадтский образец семейной жизни» и далее посмотреть на сотни ссылок на проповеди самых разных священнослужителей. И надо отметить, что здесь мы имеем дело с уникальным случаем – образ жизни христианского святого обычно не пропагандируется как рекомендуемый для всех без исключения.

В истории христианства было много святых, но они воспринимаются обычным человеком как некое отклонение от нормы – при этом на их почитание и восхищение их подвигом такое отношение никак не влияет. Единственная категория святых, следование образу жизни которых (да и то на финальном этапе их земного бытия) поощряется – это мученики. Но никто и никогда не призывал следовать образу жизни, например, мученика Вонифатия, а не его твердости в исповедании веры.

Похожая картина наблюдается и в восприятии других святых. Множество людей в Северной столице и за ее пределами почитают блаженную Ксению, но при этом никто не говорит о том, что все молодые вдовы без исключения должны поступить так же, как она. Всеобщее почитание Алексия, человека Божия, не привело к тому, что всем молодым людям внушалось поступить после бракосочетания так же, как он. Жизнь и подвиги преподобного Сергия Радонежского или преподобного Серафима Саровского знакомы в России миллионам – но при этом есть четкое понимание того, что такой выбор не может и не должен быть обязательным.

И только из образа жизни Иоанна Кронштадтского в русской церкви сделали некий набор инструкций для всех; некий «путеводитель в Царство Небесное». Его образ частной жизни ни нормальным, ни социально одобряемым нельзя было назвать ни тогда, ни сейчас – но именно он активно пропагандируется.

И вот в этой пропаганде, как мне видится, и лежат истоки такого яростного неприятия даже попытки разговора об этом человеке. На протяжении многих лет тысячи людей старательно ломали себя, убеждали себя в том, что образ жизни прот. Сергиева, несмотря на всю его необычность – это то, к чему следует стремиться. Познакомившись с этим образом жизни через чтение выдержек из дневников поближе, они пришли в ужас – не потому, что в дневниках написано что-то страшное, а потому, что вместо «проводника в Царство Небесное» они увидели обычного городского невротика, такого же, как и они сами. И если экстравагантности в пересказе отечественных проповедников или современной агиографии еще как-то можно было подражать, то быть похожим на персонажа из грустных комедий Вуди Аллена не хочется никому.

Можно ли на основании анализа дневников Иоанна Кронштадтского сделать однозначный вывод о том, что он святым не являлся и его надо деканонизировать? Да нет, святость человека определяется не в этом мире, а в ином, так что пусть там и решают, не наше это дело.

Можно ли использовать образ жизни этого человека в качестве образца для построения своей частной жизни? Я бы не рекомендовал этого делать; мне кажется, что такое целенаправленное повторение чужого невроза ничем хорошим для психики не закончится.

И если этот «путеводитель в Царство Небесное» оказался не совсем годным, то чем тогда руководствоваться? Мне кажется, что те, кто исповедует христианское учение, должны руководствоваться прежде всего словами Христа – а Он достаточно четко описал, что необходимо делать для оправдания на Страшном суде. Наверное, стоит доверять этому описанию, а не благочестивым мифам и легендам.

А в описании жизни любого человека, вне зависимости от его святости, стоит видеть не идола, которого легко разбить неловким движением руки, а такого же человека, как ты сам – иногда трогательного, иногда нелепого, иногда жалкого, иногда смешного, иногда умного, иногда совсем тупого; разного. Такой подход, насколько я могу судить по себе, довольно сильно помогает в жизни – он учит быть сострадательным и понимать других, какими бы неприятными они ни были. Быть может, он не позволит стать святым, но он поможет остаться человеком в этом мире.

Читайте также:

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: