Баобаб и зубастая овечка

2 месяца назад Ксения Волянская

2003 год. Разгром выставки «Осторожно, религия».

Я еще не работаю на православном радио, но история так меня задевает, что я пишу в газету «Известия», и мою заметку публикуют как письмо читателя. Называлась она «Апофеоз лицемерия», а лицемерами я в ней называла устроителей выставки. Для доказательства правоты своей позиции я приводила простой как мычание аргумент: вот если продвинутый художник возьмет фото ваших родителей, смонтирует с порнографической открыткой и выставит на всеобщее обозрение, неужели вы не вознегодуете и не попробуете уничтожить это «произведение искусства»?

Себе тогдашней я много что могу сейчас возразить. Во-первых, откуда я узнаю о том, что художник оскорбил моих родителей? Я увидела это случайно? Тут может быть две реакции. Я рву картинку, а потом смиренно отвечаю за порчу имущества – при этом не воплю во все горло, что меня наказывают безвинно. И второй вариант – я подаю в суд о защите чести и достоинства и скорее всего его выигрываю.

А еще сейчас я понимаю, что сравнивать с родителями Бога, Богоматерь и Церковь можно только в определенном смысле. Родителей – как вообще ближних мы должны любить, а значит защищать. Бог и святые в нашей защите не нуждаются, Создатель на оскорбления в Свой адрес, я думаю, смотрит так же, как мы на отчаянный лай маленького смешного пекинеса, увязавшегося за нами на улице – снисходительно и с юмором. Если, конечно, Он – Бог-Вседержитель и Творец, Бог-Любовь и Бог-Искупитель, а не Перун какой-нибудь или Зевс.

Итак, в той своей заметке я безоговорочно осуждала устроителей выставки и поддерживала тех, кто устроил на ней погром. О православном активизме мы тогда не слыхали, и погромщики казались рыцарями веры без страха и упрека. Тогда церковь еще воспринималась как недавно гонимая, восстающая из пепла, слабая и нуждающаяся в защите. Оговорюсь с самого начала — для меня, как и для многих верующих людей, есть церковь и Церковь, институт и Тело Христово, есть Церковь Христова и есть Ее темный двойник, о котором писал Сергей Фудель.

В 2003 году хулиганствующие православные были задержаны, против них даже было заведено уголовное дело, правда, не сидели они, дали подписку о невыезде. Это и вызвало тревогу и протест. Как же, ведь не прошли мимо кощунства, смело ринулись в бой, потому что увидели, как обижают святое для них. Но прошло полгода – и дело признали незаконным, а спустя два года уже организаторов выставки признали виновными в разжигании национальной и религиозной вражды. Прокурор просил три года, но закончилось штрафом в сто тысяч. Однако, это были цветочки, а с принятием абсурдного закона о защите чувств верующих дело пошло веселее.

Как-то незаметно получилось так, что мы защищали нежный зеленый росток, а прошло десятилетие – и росток вымахал в баобаб, пронизывающий  мощными корнями все окружающее пространство и удушающий своими ветвями все живое кругом. «Вот приходит православный – говорит: теперь я главный».

«А поутру с похмелья пошли к реке по воду, /А там вместо воды — Монгол Шуудан».

Один из тех, кто казался мне, неофитке в розовых очках, рыцарем веры, — Алексей Кульберг — возмужал и стал сначала священником, а потом и князем Церкви. Теперь ему, епископу Среднеуральскому Евгению, викарию Екатеринбургской епархии, и другим рыцарям не надо марать руки хулиганскими выходками, как поступал пресловутый и уже почти забытый их последователь Дмитрий Цорионов/Энтео, ведь отныне кощунников может наказать государство, надо только вовремя ему помочь. Ну, и немного терпения проявить, пока длится процесс. И помогли – священники храма Большой Златоуст Екатеринбурга организовали для прихожан просмотр роликов Руслана Соколовского, чтобы помочь им оскорбиться и пойти в суд свидетелями.

И сейчас апофеозом лицемерия я называю уже не защиту людей, обвиняемых в кощунстве и богохульстве, а, напротив, уголовное судилище над ними и приговор им от лица верующих. От лица христиан, призванных прощать не только оскорбителей, но и гонителей своих. Нынешние защитники веры настолько извратили смысл христианства, что проповедуют невозможность прощения без публичного униженного покаяния, и утверждают, что человека можно изнасиловать прощением, что, конечно, нехорошо. А вот Господь наш Иисус Христос ничего не знал об этом и простил Своих распинателей, то есть изнасиловал их Своим прощением, по мнению представителей Церкви.

Я очень благодарна тем христианам, которые не боятся высказать свой взгляд на происходящее безумие, когда гонимые оборачиваются гонителями.

Я уверена, что таких людей было бы намного больше, если бы не пропаганда православных СМИ. И те, кто не восприимчив к этой пропаганде или просто не слушает условное «радио Радонеж», реагирует на все это абсолютно здраво. Помню, когда в разгаре была история с Pussy Riot, я заговорила об этом с подругой, которая много лет работает в церковной лавке, читает в основном православные книги и Библию. Она, когда узнала о реакции верующих, призывах сжечь и посадить в тюрьму или на кол кощунниц, посмотрела на меня удивленно и сказала: «Странно, они что, Евангелие не читали? Как ученики просили Христа наказать жителей самарянского селения за то, что не приняли Его, и что Он им сказал: «Не знаете, какого вы духа»?»

Помню, у моих детей была такая православная книжка-малютка в мягкой обложке про овечку. В книжке в аллегорической форме малышам показывалось, как прекрасна кротость овечки и как было бы противно Божьему замыслу, если бы это мирное животное отрастило страшные рога и клыки, чтобы защищаться от врагов и повергать их в страх и бегство. А теперь образ христианина на глазах изменился. Нынче сравнение с овечкой непопулярно. Овечка вооружилась когтями и зубами и извергает огонь из пасти. Она не только научилась защищаться, но и преследовать врагов. И это не просто грустно это страшно.

А меня тема кощунства и ответа на него сопровождала от первого до последнего дня моей работы в качестве ведущей на православном радио «Воскресение». Один из первых эфирных дней я начала комментарием консервативного публициста Максима Соколова о выставке «Запретное искусство», организаторов которой тоже позже судили за разжигание религиозной вражды. Тогда я была безоговорочно на стороне обвинителей.

Через 11 лет меня попросили уволиться из-за позиции историка Алексея Геннадьевича Мосина, выступившего на стороне защиты в деле Соколовского. Я сообщила многолетнему участнику просветительских радиопередач, что отныне его имя в стоп-листе, и мы не сможем больше вместе работать. После того, как эта информация стала достоянием гласности, мне дали понять, что я больше на радио не нужна.

11 лет назад мне казалось, что чувства верующих нуждаются в защите. Сегодня я уверена, что пресловутые изменения в 148 статье, по которой теперь арестовывают и сажают (под одобрение православного большинства), и которая критерием православности сделала степень оскорбляемости, должны быть отменены.  Иначе, боюсь, их отменят вместе с новыми гонениями на Церковь.


Читайте также: