Несоответствие — причина ухода из Церкви

2 месяца назад Ахилла

Здравствуйте, Сергей! Христос воскресе!

Ваш текст «Меня беспокоит тенденция критиковать все и вся» побудил меня сформулировать ответ на поставленные Вами вопросы. 

Прежде всего, хочу отметить, что Ваша позиция, исходя из которой Вы выстраиваете логику своего повествования, мне не близка. Более того, боюсь, что я не до конца её понимаю и принимаю. В частности, Вы начинаете свой рассказ с того факта, что не относите себя к верующим. Строго говоря, в реальности это должно означать, что Вы — либо атеист, либо агностик. При этом Вы пытаетесь рассуждать с позиции «небезучастности к православию», считая, что Вам «есть, что сказать». Позиция эта — довольно удобная, но, по моему мнению, совершенно алогичная. Мне кажется, что именно в этом состоит причина Вашего непонимания и/или несогласия с авторами текстов «Ахиллы», критикующих положение дел в РПЦ. 

По моему мнению, Вы как человек неверующий, «иногда заходящий в храм» ради «некоторого утешения духовного» и успокоения, не понимаете, что люди уходят из Церкви не из-за «бессердечных батюшек, надменных архиереев, злых старух в церкви» и не из-за «длинных и непонятных служб». Они уходят из-за другого. Из-за того, что не видят там Христа — Того, ради которого они туда когда-то пришли. Из-за того, что зачастую одна из двух данных Им заповедей — «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» — не исполняется ни в каком виде. А Церковь без Христа есть ни что иное, как театр. Причём зачастую — с довольно бездарными актёрами. Таким образом, то, что люди в какой-то момент осознают — это ужасающее несоответствие между тем, как должно быть, и тем, как есть на самом деле.

Кроме того, люди — как миряне, так и, тем более, священники — редко ведь уходят после первого осознания, что что-то прогнило в Датском королевстве. Обычно это процесс, длящийся годами. И довольно часто катализатором, той самой пресловутой последней каплей, становится какая-нибудь мелочь, «ничтожности» которой Вы «поражаетесь». Грубость вместо радости во Христе, равнодушие и чёрствость сердца вместо попечения и любви, зияющая пропасть между произносимыми елейными проповедями и реальным поведением. За всё чаще приходящим в голову вопросом «что я вообще здесь делаю?» стоят вереницы таких вот мелочей, микро-инцидентов и размолвок, через которые являет себя окружающая действительность. Действительность, повторюсь, без Христа и без любви, которую не скрасишь боголепным пением, милостивыми речами и красивыми облачениями. Вполне нормально, что в какой-то момент включается самый что ни на есть банальный инстинкт самосохранения — сохранения себя в свете происходящей деформации.

Просто вчитайтесь внимательно в публикуемые здесь истории — за каждой из них стоят годы добровольного мазохизма во имя послушания, годы профессионального и личностного выгорания, а вовсе не потеря веры в Бога! Так что простите, Сергей, но, мне кажется, что Вы не вполне отдаёте себе отчёт в том, о чём говорите, когда рассуждаете о «ничтожности» этих причин, находясь к тому же вне церковной ограды. И совсем уж бестактным мне кажется, что человек, «не относящий себя к верующим», рассуждает о том, что современным-де христианам не хватает веры, или же что она отсутствует как таковая. 

Теперь относительно второй части Вашего текста — о Соколовском/Pussy Riot. Я лишь повторю здесь выделенное слово из предыдущего абзаца — несоответствие. Несоответствие между проступком и запрашиваемым — да и вынесенным, конечно же — наказанием. Несоответствие между ожидаемой реакцией Церкви и её реальным поведением. Интересно, кстати, что в конце Вашего текста Вы, дабы придать весомости своим рассуждениям, обращаетесь к поведению самого Христа. Я мог бы последовать этому примеру, но боюсь, что если начну пересказывать здесь Его действия и приводить все евангельские пассажи, где говорится о необходимости прощения, милосердия, любви (в том числе — и, наверное, в первую очередь — врагов и гонящих), то мой ответ станет непомерно длинным.

Вы пишете: «Я думаю, это какая-то нехорошая тенденция у нас: часто жалеют преступников, а не их жертв». Я спрошу у Вас: в делах Pussy Riot и Соколовского кто, по Вашему мнению, является жертвой? Материальный ущерб и физическое насилие отсутствуют. Бог, как мы знаем, поругаем не бывает. Остаются пресловутые чувства верующих. Чувства тех «верующих», которым захотелось вдруг почувствовать себя судьями, но забывших при этом, что не нам вообще-то судить. Даже если рассуждать сугубо со светской, правовой точки зрения, то, по-моему, совершенно очевидно, что в стране, где начинают требовать несколько реальных лет тюрьмы за «оскорбление чувств», явно не всё в порядке.

И, наконец, Вы пишете: «Меня беспокоит вот эта тенденция критиковать всё и вся». Для справки: Вы ведь именно этим сейчас и занимаетесь — критикуете маловерных, по Вашему мнению, христиан, критикуете Соколовского, не подумавшего о матери, в конце концов критикуете критикующих. Ну, а я вот, получается, критикую Вас. И не вижу здесь ничего криминального или способного к нему привести. В спорах ведь, как известно, рождается истина. Критика, если она не осуществляется из гордости или тщеславия, свидетельствует лишь об одном — о неравнодушии. Тот же Кураев безусловно любит себя; здесь я с Вами согласен. Но любит он и Церковь, ведь вполне очевидно, что он печётся о её выздоровлении. Однако совсем другое дело, если критиковать не дозволяется, или если люди поглощены тотальным страхом. Если весь сор оставлять в избе, то однажды там станет невозможно жить. 

С уважением,

Иван. 

P.S. Если мой, местами, возможно, агрессивный, тон Вас заденет, то я заранее прошу у Вас прощения.

Читайте также: