То, что происходит на Валааме, к Богу никакого отношения не имеет

1 месяц назад Ахилла

Девять месяцев назад мы кратко писали об одной из семей, выселяемых с Валаама, — биологе Елене Михалевой и ее двух дочерях. Сегодня мы решили более подробно побеседовать с Еленой, узнать подробности ее валаамской истории, а также выяснить, как семья живет сейчас.

***

Первый раз я приехала на Валаам в 1990, буквально на три дня: там была валаамская экспедиция ленинградского общества естествоиспытателей, а я помогала со сбором проб. Впечатлилась, потом приехала еще на две недели. После получения диплома так сложилось, что осталась на Валааме до конца осени. В 1996 году переехала окончательно, работала сначала в лесничестве, потом в природном парке. С 2003 года была по совместительству учителем в местной школе.

Как сотруднику природного парка мне предоставили жилье в Зимней гостинице — там было много служебного жилья для работников электростанции, учителей и других специалистов. На тот момент Зимняя гостиница находилась в оперативном управлении природного парка. В собственность монастыря она перешла в 2006.

О том, что поселок будет постепенно расселяться, говорилось давно, практически с самого начала восстановления монастыря, но сначала говорили, что только для желающих, а для остальных так и останется тут служебное жилье. Желающие уезжать на материк находились, особенно среди тех, кто жил в той части поселка, которая называется «каре» — там и условия были похуже. А те, кто не хотел уезжать, переселялись в Зимнюю гостиницу.

Проблемы для нас начались в 2015 году: пошли разговоры, что Зимнюю гостиницу будут реставрировать, надо подыскивать помещение для школы, что строят новый дом, но вновь говорилось, что это для желающих. (Разговоры пошли еще с 2014-го, когда начались суды по выселению Смирновой-Юрна-Ярового.)

А потом на нас подали в суд, причем я узнала об этом за пару дней до заседания. Для меня это было полной неожиданностью, ведь я работала в республиканской бюджетной организации, но ни меня, ни мое начальство никто не уведомил. Мое начальство считало, что жилье на материке нам предоставят как жителям, а служебное жилье — как работникам —тоже будет предоставлено на острове. Но мое непосредственное начальство потом сменилось, а министерство не стало вмешиваться, заняло выжидательную позицию.

К марту-апрелю 2016 года казалось, что суд решается в нашу пользу, но произошел тот пожар, и уже на следующем заседании судья спрашивал: «Ну хорошо, а куда же вы вернетесь?» В итоге было все-таки принято решение о выселении жителей.

Сразу после пожара мы переселились в офис природного парка, там были комнаты, офис был поблизости от Зимней гостиницы. Наша же квартира была залита водой пожарными, но не сгорела, если ее регулярно протапливать, она была бы пригодна для проживания.

Наше министерство, к сожалению, никак не отреагировало на пожар, на то, что сотрудники остались в таких условиях — мы продолжили работать в том же режиме. А потом стали говорить, что в ноябре собираются закрыть наш отдел, избавиться от штата сотрудников.

В течение 2015 года шел ремонт здания лесничества (примерно в километре от поселка), говорили, что офис переедет туда, мы надеялись, что там может быть служебное жилье для нас. Мы были уверены, что сотрудники природного парка останутся на острове. Но наш отдел реорганизовали, нам предлагали вакансии в Петрозаводске, но жилья там не предлагали.

В сентябре 2016 года нас окончательно присудили к выселению в г. Сортавалу (Фанерный переулок), нас сняли с регистрации в Зимней гостинице, теперь у нас вообще нет регистрации. В самой Сортавале нет работы, поэтому, даже если бы жилье было пригодно для проживания, его надо было бы продавать, а то помещение, какое нам предоставили, пытаться продавать вообще неэтично — это покушение на убийство, при том количестве грибка, которое там. Я биолог, я знаю последствия. Но суд отклонил нашу экспертизу, тем более, что несколько семей туда все же переехали. Мы дошли до Верховного суда, но нам отказали — решение суда вступило в законную силу.

Все эти суды, адвокаты, экспертизы, переезд с острова съели все ресурсы — моральные и финансовые. Был репортаж по телевидению, там говорилось, что всем переезжавшим с Валаама выплатили по 50 тысяч рублей на человека — я об этом узнала из самого репортажа…

То, что происходит на Валааме, к Богу никакого отношения не имеет. Бизнес, власть. Я уважительно отношусь к вере других людей, но в данном случае это совсем про другое.

Самое грустное то, что я потеряла смысл жизни: двадцать пять лет профессии, которую я любила, в которой состоялась. Я потеряла практически все, даже еще и максимально унизительным способом.

Мы переехали в Ленинградскую область, живем у бабушки, моя младшая дочь учится в физмат-группе в 10 классе, старшая дочь учится в магистратуре, немного подрабатывает. Сейчас у меня проблемы со здоровьем, работу я найти пока не смогла, даже не могу устроиться на какую-то подработку. Проживаем запасы, помогают друзья и родственники.

Но я не бездельничаю: возобновила обучение на дистанционных курсах, повышаю квалификацию как педагог дополнительного образования, слушаю лекции по биологии в «Открытом университете» и на «Coursera». В общем, еще надеюсь, что мне все это пригодится для работы.

***

Мы, от лица «Ахиллы», считаем, что людям, пострадавшим от беззаконных действий как светских, так и церковных властей, нужна не только информационная поддержка, но также и дружеская — как моральная, так и финансовая. Давайте поможем Елене и ее двум дочерям, Анастасии и Марии, пережить трудное время.

У самой Елены нет банковской карты, поэтому помочь можно переводом на карту Сбербанка старшей дочери Анастасии Т.:

4276 5500 5774 5542

Профиль Елены Михалевой ВКонтакте: по ссылке

С Юрием Сенкевичем, работа в природном парке, 2000 г. Елена Михалева справа

День матери, ноябрь 2015 г.
Спектакль в Валаамском ДК
Дочери Елены Михалевой — Анастасия и Мария





Фото из архива Елены Михалевой

Читайте также: